Судят водителя «джипа», убившего девочку. Судье смешно… Уже заплачено?

В апреле этого года Киево-Святошинский райсуд столицы начал рассматривать дело 42-летнего Вадима Лопачука. В прошлом году 21 ноября он сбил «джипом» трех школьниц. Диана Кришталь, 7 лет, погибла, а сестры 7-летняя Яна и 13-летняя Юлия Дворники были травмированы. Мама девочек: «Очевидцы хотели разорвать его на куски. Но мы настояли, чтобы все было по закону. Теперь сожалеем. Видно, что суд подкупили».— Очевидцы хотели разорвать его на куски, — вздыхает перед заседанием мама девочек Наталия Дворник, 34 года. — Но мы настояли, чтобы все было по закону. Теперь сожалеем. Видно, что суд подкупили. На первое заседание нас даже не пригласили.

Лопачук родом из Днепропетровска. С женой и двумя дочками жил в собственной квартире в Киеве. Работал директором общества »Бородянский экскаватор». Утром в тот день ехал из села Петропавловская Борщаговка в столицу. Кришталь переходила дорогу по пешеходному переходу. Дворники шли по обочине, их отбросило ударом. Диана умерла на руках у отца на месте аварии.

За нарушение правил дорожного движения, которые повлекли смерть, мужчине угрожает до 8 лет лишения свободы. На предыдущем заседании он не признавал вины. Его адвокат заверял: машина ехала со скоростью 20 км/час. Сбила детей потому, что ей создали препятствия другие машины.

— Отец Дианочки побелел, когда такое услышал, — вспоминает Наталия Дворник. — Он же все видели. Дорога была чистая. Девочка прошла половину пешеходного перехода, и тут на безумной скорости налетел тот джип.

Поддержать Вадима пришла жена Ирина Лопачук. Женщина спокойно слушает, подпирает подбородок рукой. Рядом сидят двое мужчин.

— Разрыв селезенки, кровоизлияние в корни легких, в печень, надпочечную клетчатку, желудочек сердца, — заместитель областного прокурора зачитывает, какие травмы повлекли смерть Дианы.

29-летняя Лилия Кришталь начинает дрожать и плакать. Слезы вытирает ее 35-летний муж Виталий. Рядом сидят Дворники.

В то время, когда зачитывают обвинение, судья Владислав Лысенко зевает. Смеется, когда читает адреса свидетелей. »В документах одна улица написана со смешной ошибкой», — объясняет. Выгоняет из зала журналиста, который хочет сфотографировать Лопачука.

Дворники требуют 600 тысяч гривен морального и материального возмещения, Кришталь — 1,5 миллиона.

— Скажите, в чем конкретно заключается ваш моральный ущерб? — переспрашивает судья родителей погибшей девочки.

Родители Дианы от волнений не могут говорить. Долго молчат, вздыхают, вытирают слезы.

— Мы потеряли единственного ребенка, — тихо говорит мужчина. — Это нельзя измерить в гривнах.

— Моим дочкам еще нужно лечиться, — добавляет Наталия Дворник. — У обеих до сих пор болит голова, с ними работает психолог. Младшей Яне через несколько лет нужно делать операцию — исправлять вдавленный нос.

Ирина Лопачук удивленно смотрит на мужчин, которые сидят рядом. Те улыбками поддерживают женщину.

— Раньше Лопачук выкручивался, а тут вдруг начал признавать вину, — говорит адвокат потерпевших Виталий Гордиенко. — Очевидно, нанял нового защитника. Тот объяснил, что раскаяние — это облегчающее обстоятельство. Тогда для водителей, которые сбивают людей, дают всего три года. Возможен условный срок, без заключения.

Судья назначает дату следующего слушания.

— Все нормально, до трех, — отвечает по мобильному мужчина, который сидел рядом с Ириной Лопачук.

По словам потерпевших, до суда родственники Лопачука не извинялись и не предлагали помощи.

— Сейчас смешно слышать о раскаянии, — говорит напослед ок Наталия Дворник. — Лопачук врет. В декабре к нам домой приезжали его жена с кумом Русланом Орлюком. Устроили скандал. Мол, Новый год на носу, а Вадим из-за нас в СИЗ О сидит. Никто и копейки не дал на лечение наших дочек. А через пять месяцев перечислили 20 тысяч гривен. Без объяснений или извинений, как подачку. Мы не взяли тех денег.

За несколько месяцев до суда Ирина Лопачук разговаривала и с Лилией Кришталь.

— Сказала, если Вадим сядет, то ее дети останутся без будущего, — вспоминает женщина. Она бледная, в черной одежде и платке. Постоянно плачет и смотрит на мобильный, где сфотографирована картина, которую нарисовала ее дочка. — И мы в этом будем виноваты. А для нас уже ничего не существует, кроме воспоминаний о Дианочке. Плачем день и ночь… Я болею, не уверенна, что рожу еще.

Криштали родом из Виннитчины. В Киеве работают свыше 10 лет, арендуют жилье в пригородном селе Жуляны. Лилия — распределитель работ в »Метрострое», Виталий — монтер на станции технического обслуживания автомобилей.

Людмила Башкирова, Газета по-украински

Читайте также: