У-рок. Синдром школьных убийств пришел в Россию

Эпидемия немотивированной человеческой агрессии захлестывает мир. Страшный счет только первых трех месяцев 2009 года: 20-летний бельгиец устроил резню в детских яслях города Дендермонда, безработный расстрелял мирных жителей в американском штате Алабама, подросток устроил вооруженное нападение на школу в немецком городе Виннендене… Теперь этот счет пополнила и Россия.

Трагедия, которая произошла 8 февраля в городе Бор Нижегородской области, потрясает даже не масштабом, а жестокой бессмысленностью. Празднуя свой восемнадцатый день рождения, житель Бора Александр Горшков взял ружье, заряженное дробью, и из окна своего дома расстрелял группу подростков. Четверо ранены, тринадцатилетняя школьница убита.

По ту сторону выстрела

Бор называют спутником Нижнего Новгорода. Около 80 тысяч жителей, больше десятка промышленных предприятий, техникум и колледж культуры, два стадиона.

Впрочем, шум городской жизни совсем не долетает до района на окраине, где 8 февраля произошла трагедия. Частный сектор с его расписными ставнями выглядит патриархально. Быть может, оттого оглядки на заграницу сотрудникам местного УВД кажутся досужими рассуждениями:

— Эта компания сидит, празднует день рождения, пьяная. Вышли на крыльцо покурить. Та компания — тоже пьяная — идет мимо. Ясно, сцепились. Когда потом и тех и тех доставили в отделение, пьянющие тут были все! — обрубает зам. начальника УВД по Борскому району Олег Кечкин.

…Но на этот счет милицейского чиновника мог бы просветить в этом районе города чуть ли не любой десятилетний пацан. Один такой на мой вопрос затараторил:

— Они пошли с Сашки деньги выбивать. Наверное, он отдавать не хотел. Тогда они стали двери ломать. Он еще отцу на работу звонил, кричал, что их убивают.

Многие знают, что отец Александра поймал такси, но когда подъехал к дому, было уже поздно.

У дома кто-то кричал, кто-то вызывал милицию и «скорую», оттаскивал раненых… Александр, опустив ружье, стоял среди шума как статуя, с остекленевшими глазами. Таким и запомнился пацанам-«налетчикам», которых впихнули в соседнюю «клетку».

— А деньги он и правда был должен, пятьсот рублей, — рассказали они мне. — Только он сам хотел отдать, позвонил, мы и пошли.

— Сначала они дрались на крыльце, — плачет мать Александра Горшкова. — Потом наши-то мальчишки начали отступать в дом. А те ломали дверь, бились в окна и кричали, что поубивают.

Дети девяностых

Среди нападавших были и те, кто когда-то учился с Сашей в одном классе.

— Сложный был класс, — признается учитель русского языка и литературы средней школы N 22 Елена Торопова. — Дети девяностых, так мы в конце концов стали обозначать это явление. Целое поколение школьников, которые пришли в пятый класс на уроки литературы совсем без базовых знаний.

«Без базовых знаний» в пятом классе — это значит без русских народных сказок, без Корнея Чуковского, Носова и Драгунского… На эту зияющую пустоту согласно программе учителя пытались наложить Пушкина, Достоевского и Чехова.

— Им наше вдохновение было смешно. Один ученик как-то мне так и сказал: «Елена Анатольевна, чему вы можете научить? Вы застряли в ценностях эпохи застоя».

Фраза задела учительницу. Не один год она мысленно спорила с учеником. Но однажды — заколебалась. И произошло это тогда, когда к школе лихо, на «скутере», начала приезжать Катюша Толстикова.

Катя училась в другой школе. В этой просто учились ребята из ее компании. Красивая, как кинозвезда, Катя небрежно соскакивала со «скутера» под восторженные вопли младшеклассников. Учительница же «эпохи застоя» тихонько привставала у своего окна на цыпочки.

— Почему-то тогда я первый раз подумала: а может быть, действительно правы они, а не мы? — призналась учительница.

Это было совсем незадолго до Катиной гибели от ружейного выстрела. Тринадцатилетняя девочка пришла к дому Александра Горшкова в лихой компании — крутой, как им самим казалось, словно голливудская тусовка.

Наедине со всеми

Александр Горшков ни к какой группировке не принадлежал. «Простой, хороший мальчишка», — говорят о нем и в школе, и соседи. После школы подрабатывал слесарными работами, собирался в армию. Обещал маме после армии обязательно поступить в институт.

Идеальная жертва? По слухам, компания, которая отправилась в тот день к его дому, промышляет мелким рэкетом, облагая данью своих же сверстников.

На четырех юношах из этой группы уже висит уголовное дело за разбойное нападение. В конце прошлого года они совершили налет на дом, в котором живут приезжие узбеки. Узбеков избили — чтобы не приставали к русским девчонкам. Но заодно не погнушались и некоторыми материальными ценностями: когда тащили на санках экспроприированный телевизор, их и взяла милиция.

В отношении Александра Горшкова возбуждено уголовное дело по статье 105, часть 2 пункт «е»: убийство, совершенное общеопасным способом. За ненадлежащее хранение оружия возбуждено еще одно уголовное дело в отношении родственника Горшковых. он принес ружье — будто бы для ремонта — к ним в дом.

— Горшков-старший его, наверное, держал, — предполагают соседи. — Отбиваться от рэкетиров. Он дальнобойщик, а они тут всех данью обкладывают. Мальчишки — только верхушка айсберга. А милиция на это почему-то не обращает внимания.

Когда налетчики ломали дверь дома, Горшков-младший дрался, звал на помощь отца, хватался за ружье, но даже не подумал о том, что можно позвонить в милицию.

Хроника

2005 год — школьник расстрелял трех сотрудников школы в Теннесси, другой ученик из Миннесоты убил 8 и ранил 14 человек из индейской школы.

2005 год — 18-летний Скот Моуди (Белфаст, Огайо) разрядил пистолет в своих родственников и друзей через несколько часов после вечеринки по случаю окончания школы.

2007 год — в Вирджинском технологическом университете 23-летний Чо Сен Ху убил 33 человека и покалечил 29.

2008 год — студент из Финляндии Матти Йюхани Саари в маске хоккейного вратаря зашел в здание училища и открыл огонь.

2008 год — 18-летний финн Пекки-Эрик Аувинен расстрелял восемь одноклассников и попытался поджечь школу.
психоанализ

Взведенный

Город Шилка. Забайкалье. Подвыпивший недоросль с двустволкой наперевес ворвался в школу, устроил стрельбу, а потом два часа держал на мушке шестиклассников.

Расстрелять детей 20-летний парень не решился, но намерения имел самые боевые: при себе держал пакет с боеприпасами и во время задержания ранил милиционера.

Сцены немотивированной агрессии в супермаркетах, на автостоянках, в детсадах и школах уже не шокируют новизной разыгравшейся драмы. За минувшие две недели: Алабама, Германия, Россия. Плохому, как известно, учатся быстро.

Шилкинский районный суд Забайкальского края, естественно, разберется с озверевшим юнцом. Пока тот находится в больнице: сломал ногу, когда сиганул со второго этажа, спасаясь от подъехавших милиционеров. Разберутся следователи и с личными мотивировками подозреваемого.

9-летний Фреди Крюгер

А об общей тенденции растущей агрессивности молодых, о российской разновидности синдрома «школьных расстрелов» «РГ» рассказал известный психиатр-криминалист Михаил Виноградов — доктор медицинских наук, в прошлом руководитель Центра специальных исследований МВД России:

— О том, что западные ценности и психологические тенденции завоевывают российские умы, давно нужно было не просто говорить, а кричать. Мы перенимаем западный стиль жизни. Но вместе с завоеваниями демократической государственности и ценностями рыночной экономики к нам пришли и другие атрибуты западного мира: агрессия, беспредельное поведение, истязание соучеников, издевательства друг над другом, и в конце концов расстрелы в школах. Отличие только в том, что там дети являются в школы с автоматическим оружием, а у нас с отцовским охотничьим ружьем. Механизм психологический один и тот же — пропаганда через печать и телевидение агрессивного стиля поведения. Обязательности сведения счетов со своими обидчиками.

Малолетние убийцы в России не получают такого наказания, как, к примеру, в США. Американский пример: 13-летней девочке, которая изнасиловала двух мальчиков и подружку, грозит полноценное наказание — пожизненное заключение. У нас дети совершают убийства, зная, что если он не достиг определенного возрастного рубежа, он абсолютно безнаказан. Сейчас, например, не знают, что делать с 9-летним убийцей из подмосковных Озер. Этот мальчик со своей шестилетней подружкой опоили отчима какой-то отравой и истерзали его ножами до смерти. Объяснил свой поступок этот «малыш» просто: отчим требовал от него хорошего поведения, хороших оценок и «учил» за плохие ремнем.

Та же неопределенность с 13-летними убийцами из Химок и с Красной Пресни в Москве. Не достигли они возраста ответственности. И вот эта общая безнаказанность на уровне подражательности плодит все большую и большую жестокость.

Курс молодого бойца

Производители кровавых интернет-стрелялок исповедуют такую теорию: человек, посмотрев фильм ужасов или поиграв в виртуальную войну, снимает накопившуюся агрессивность.

— Все гораздо сложнее и зависит от возраста, — не согласен с этой точкой зрения Виноградов. — Взрослые люди, поучаствовав в интернет-бойне, действительно в большинстве снимают агрессию. А молодежь, особенно подростки, наоборот, проходят своеобразный курс обучения на таких фильмах: «Что делать? — Убей! — Как убить? — В упор и лучше — в голову!» Поэтому если речь идет о влиянии на молодежную аудиторию, то вся продукция, которая пропагандирует брутальный стиль поведения и агрессивность, побуждает к действию в реальности. Они не сбрасывают агрессивность, а реализовывают ее на живых людях.

Жил-был фермер

Психологи давно знают, что к синдрому «школьного расстрела» склонны не только легко возбудимые психопаты, но и так называемые психастеники, доведенные издевательствами до ручки. Стал классикой «Случай Вагнера», описанный сначала в немецкой, а потом и в отечественной психиатрии. Этот человек, крестьянин, которого обижали, дразнили, травили односельчане, взял ружье и расстрелял половину деревни. Люди психастенического склада, ущербные, ущемленные, всю обиду, которая накопилась, в конце концов выплескивают в виде страшной агрессии и протеста на окружающих.

Ольга Новак, «Российская газета»

Читайте также: