Центр Одессы грозит стать братской могилой

Исторический центр Южной Пальмиры давно и безнадежно обветшал. Иногда люди, вышедшие на балкон покурить, падают вниз вместе с балконом, иногда в головы случайных прохожих, оказавшихся возле «проблемных зданий», летят куски стен и арматура — все это уже никого не удивляет. (Да и туристам такие дома не показывают, предпочитая водить их по небольшому отреставрированному кусочку в самом центре Одессы). Но и это ещё пустяк по сравнению с теми случаями, когда в ничто превращается целый дом. 

В минувшую среду «погребальный» список вновь пополнился. Днем 24 сентября на Пантелеймоновской, 92 (так называемом «климовском квартале») рухнула часть трехэтажного жилого дома. Несмотря на то, что дом официально считался аварийным, в нем всё еще проживали четыре семьи и лишь по счастливой случайности это здание не стало братской могилой — услышав треск, жильцы успели выбежать на улицу…

Как это ни цинично звучит, но строчка из советского шлягера "Их адрес не дом и не улица…" как нельзя лучше подходит к определению судеб нескольких сотен одесситов, вынужденных сейчас жить в гостиницах, санаториях, базах отдыха из-за обрушения своих домов. Все они по-прежнему не теряют надежды таки получить обещанные им квартиры и пытаются надеяться на лучшее. А в их паспортах, в штампе с пропиской, стоят зачастую уже несуществующие дома или несуществующие квартиры…

ПОСТОЯЛЬЦЫ

Если верить статистике, более половины домов Приморского района построены полтора века назад, и как следствие — минимум раз в месяц с ними что-нибудь случается: от них отваливаются куски, проседает фундамент, наконец, они просто заваливаются набок. И самое опасное и неприятное в том, что большинство этих домов до сегодняшнего дня являются хоть и аварийными, но жилыми. Более того, все подобные ЧП происходят по одной и той же уже ставшей традиционной схеме. Сначала дом проседает, появляются первые трещины, затем напуганные жильцы бегут в ЖКСы с просьбой признать дом аварийным, а коммунальщики пытаются их убедить, что он на удивление прочен и хорош. Кончается же подобная перепалка одинаково — в какой-то из дней жильцы, хватая наиболее ценные вещи, сломя голову выбегают на улицу, чтобы не погибнуть под обломками собственного жилища.

«Усталость камня» — такова обычно официальная версия любого обрушения. Правда, кто довел дом до этой самой «усталости», никто так и не говорит. Не только ведь в возрасте дело. Может быть, камень устал вовсе не из-за возраста, а потому, что долгие годы, как и многие-многие другие дома, простоял в сырости, впитывая в себя зловонные пары прорванной в подвале канализации?

А потом начинается самое интересное. Поначалу весь город сопереживает жильцам рухнувших домов, но проходит неделя-две, и ажиотаж полностью стихает, а проблемы людей с переселениями и капремонтом, укреплением стен и потолков по большей части становятся головной болью их самих.

Показательный пример — дом по улице Ленинградской, 32, торцом упирающийся в Староконный рынок. Ещё три(!) года назад, в конце июня 2006-го, часть его рухнула. Как и в идентичном случае со зданием на Богдана Хмельницкого, 33 — отселили жильцов только наиболее пострадавших квартир. Всем остальным — лишь посочувствовали и в очередной раз пообещали укрепить остатки их дома. А на практике это выглядит так. Представьте себе лестничную клетку. Квартиры с одной стороны, квартиры с другой. Квартир, расположенных по правую сторону, больше нет, квартиры напротив, по левую сторону, — пошли ужасающими трещинами, покосились, вздулись, но ещё стоят. Так вот жильцам пока ещё не упавших квартир зачастую ни-че-го не полагается, так как состояние их квартир признается «удовлетворительным»!

Это, кстати, своеобразное одесское «ноу-хау» — ведь если обрушивается часть дома, то в цивилизованных городах отселяют ВСЕХ жильцов дома. У нас же, в гурвицевской Одессе, если ЧП происходит только с «половинкой дома» (именно так ласково когда-то выразились в ДЕЗе «Хмельницкий»), то городские власти, не желая брать на себя лишнюю ответственность, сразу забывают про остальных, отделываясь обещаниями о «капитальном ремонте» оставшейся части. А как и, главное, сколько времени у нас делается «капитальный ремонт», думаем, объяснять не надо.

И то тут, то там в центре Одессы встречаются подобные «половинки» домов, где в оставшейся части живут люди. И все спокойны. И Гурвиц, и Кучук с Ворохаевым. Дома ремонтировать – это вам не яхту в кругосветку отправлять да не биллборды на врагов мэрии вешать, тут нужно поднапрячься. Но когда в феврале в доме на Ленинградской прошел третий обвал — тут уж до смерти испуганные жильцы тех самых, «удовлетворительных», квартир решились перекрыть улицу Разумовскую. На первых порах это подействовало, им клятвенно пообещали помочь, но прошло время — и о людях, которые ежедневно рискуют быть погребенными заживо, снова никто не вспоминает.

Если же вернуться к рухнувшему в пятницу зданию, то теперь пострадавшие «временно» размещены в гостинице. Но, как всем нам известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Десятки семей из разрушенных домов, с детьми, оказавшиеся в такой ситуации, до сих пор продолжают ютиться по гостиницам и санаториям. На протяжении нескольких лет многие из них уже умерли, так и не дождавшись обещанных благ. Но зато какие волны поднимают наши чиновники, когда происходит нечто подобное, а руины очередного дома не сходят с экранов телевизоров. Правда, не столько сами руины — это скорее всего так, для видеоряда, — сколько пламенные монологи чиновников из горисполкома. Стоя на осколках битой посуды и по-геройски не страшась замарать ботинки, они клянутся восстановить дом через пару месяцев, а пострадавшим жильцам дать новые, гораздо лучшие квартиры.

Иногда, впрочем, дают. Но где именно, тут уж гадать не надо — по славной традиции, из центра города людей у нас отселяют… на самую окраину поселка Котовского.

…И НИКТО НЕ УСЛЫШИТ

Сейчас в Одессе, по приблизительным оценкам, в «домах-смертниках» проживают несколько тысяч человек. И каждый из них в один непрекрасный день может разделить участь тех, кто уже пострадал.

Люди обращаются с просьбой решить их проблемы к Гурвицу, Сердюку, Пруцакову, но безрезультатно. Вместо помощи – астрономические счета за коммунальные услуги от жилищных сервисов. Частичный ремонт дома жильцам и то приходится проводить за собственные деньги.

И самое обидное, что итог довольно часто бывает один. Потому что многие из актов, расследующих обстоятельства обрушения очередного дома, заканчиваются следующей замечательной фразой: "Внезапное(!) обрушение здания произошло вследствие несвоевременного проведения необходимых ремонтно-восстановительных работ, отсутствия контроля со стороны руководства ЖКС и некачественного проведенияосмотров дома".

Будем ждать очередного обвала?

 

Одесса
 

Одесса

Одесса

Одесса

Одесса

 Думская

Читайте также: