Узбекистан-2009: «Исламский джихад». О некоторых любопытных закономерностях

…Между тем, хорошо знакомые с ситуацией журналисты и политологи усмотрели в эскалации пограничного конфликта с Киргизией не что иное, как проталкивание корыстных интересов сращенной с властью «бизнес-группы» с целью закрепить ее монопольное положения в области поставок импорта в Узбекистан и под благовидным предлогом опустить шлагбаум для назойливой массы мелких торговцев-импортеров. 

 О НЕКОТОРЫХ ЛЮБОПЫТНЫХ ЗАКОНОМЕРНОСТЯХ

Дело в том, что право на поставки крупных партий товаров и продуктов в Узбекистан практически полностью присвоено узким кругом лиц, имеющих отношение к окружению Каримова, и их стремление любой ценой сохранить эту ситуацию вот уже много лет определяет государственную политику в области границ. Именно эта «бизнес-группа» поставляет в огороженную решетками и колючей проволокой страну большую часть продуктов и значительную часть товаров народного потребления (ТНП), которые затем реализуются в полтора-два раза дороже, чем «на воле» – в соседних странах.

Поэтому избавление от тысяч мелких торговцев, неисчислимыми муравьиными тропами протаскивающих в страну небольшие партии товара и нагло реализующих его по «демпинговым» ценам является наиглавнейшей заботой этих лиц. А основные потоки импорта просачиваются как раз из Киргизии, подрывая возможности правящей верхушки единолично поставлять в 27-миллионную страну продукты и ТНП с последующей их реализацией по максимально возможным ценам.

Напомню, что прибирать к рукам контроль над торговыми потоками власти начали в 2002 году. Под фальшивым предлогом борьбы с некачественными товарами правительство, которое тогда возглавлял сам Каримов, инициировало кампанию против частных предпринимателей-импортеров. С тех пор все принимаемые законы, указы и постановления президента в торговой сфере были направлены исключительно на то, чтобы предоставить неограниченные преференции крупным торговым компаниям и максимально затруднить или просто запретить этот бизнес для индивидуальных предпринимателей (подробности – здесь).

Никаких объяснений подобной избирательности Каримов ни разу так и не дал. В результате этого права заниматься торговлей были лишены десятки тысяч человек, огромное количество предпринимателей искусственно было разорено. Зато «бизнес-группа» из президентского окружения получила возможность насыщать огромный рынок страны продуктами и ТНП без какой-либо конкуренции.

Поскольку население Узбекистана отнюдь не горело желанием переплачивать за товары вдвое, то вскоре после начала антиторговой кампании тысячи «челноков» наладили перевоз мелких партий товара через казахскую и киргизскую границы. Власти ответили на это запретом на выезд в сопредельные государства под предлогом некоего «карантина» (он продолжался с 2002 по 2007 год).

Вдоль границы с Казахстаном на пути потоков «некачественного» импорта были установлены заграждения из колючей проволоки, а приграничные поселки под предлогом создания буферной зоны снесены. Так вот, борьба с «некачественным» импортом и является второй причиной появления заграждений на узбекско-казахской границе в Ташкентской области.

На границе с Киргизией тоже были предприняты попытки воспрепятствовать неконтролируемым потокам продуктов и ТНП. Так, по приказу узбекских властей был разрушен мост через реку Шахрихансай в приграничном городе Карасу, соединявший узбекскую часть единого в советское время города с его киргизской частью, на которой находится крупнейший оптовый рынок Средней Азии (тот самый, по поводу которого президент Каримов негодовал, что народ повадился туда таскаться). Однако массовая безработица в Ферганской долине и спрос на недорогие товары заставили людей, пренебрегая опасностью, перебираться с ношей через эту реку с обрывистыми берегами и ледяной водой по самодельным переправам, в железных корзинах, подвешенных к перекинутым через реку тросам. Это сразу же привело к множеству несчастных случаев.

Один из разрушенных мостов на границе Узбекистана и Кыргызстана. Карасу. Фото Алишера Саипова (2004 г.)

Вот что об этом писал британский Институт по освещению войны и мира (IWPR) в августе 2003-го: «В реке Шахрихансай, разделяющей Узбекистан и Кыргызстан, с начала года утонули 96 узбекских граждан, после того, как власти Узбекистана в январе разобрали мост, соединявший берега двух государств-соседей, сообщило в начале августа управление милиции Ошской области Кыргызстана.

По информации хокима города Кара-суу Ошской области Абдусаттара Шоятова, за летние месяцы затонули 20 человек, все они граждане Узбекистана, пожелавшие сократить свой путь и вернуться на территорию Узбекистана по самодельным мостам. По утверждениям очевидцев, большинство утопленников составляют женщины, которые хотели попасть на рынок в Ошской области, некоторые из них занимались мелким торговым бизнесом, а некоторые хотели сделать покупки для собственных нужд. Но, несмотря на огромное количество смертных случаев на реке Шахрихансай среди узбекских граждан, власти Узбекистана хранят молчание и отказываются комментировать эти трагические случаи».

Такие сооружения через реку Шахрихансай были построены «контрабандистами» после разрушения мостов. Фото Алишера Саипова (2004 г.)

В общем, после 2002 года в Узбекистане всегда наблюдается удивительная закономерность: закрывают границы вроде бы по одному поводу, но почему-то тут же по удивительному стечению обстоятельств выходят указы или какие-нибудь подзаконные акты, направленные на ограничение поставок импорта частными лицами. То же произошло и в этот раз. Сенсационные известия о строительстве заграждений вдоль киргизской границы затмили собой другие сообщения, имеющие к происходящему самое прямое отношение.

Первое: по сообщению Радио «Озодлик», как минимум на одном участке (там, где начали возводить семиметровые стены) строительство стен началось до событий в Ханабаде и Андижане. То же следует из сообщения АКИpress о том, что узбекскими пограничниками в зоне Бегабадской таможни вырыта траншея и с 26 мая во внутрихозяйственный канал села Бегабад Сузакского района Джалалабадской области Киргизии прекратилось поступление воды из канала Туш в Узбекистане.

Второе: на следующий день после поездки Ислама Каримова в Андижанскую область и его слов о том, что, мол, рынок у нас можно построить как в Кара-Суу, 1 июня (разумеется, по чистому совпадению), вышло президентское постановление «О мерах по упорядочению ввоза потребительских товаров физическими лицами», согласно которому со 2 июня норма беспошлинного ввоза физическими лицами потребительских товаров для личного пользования из сопредельных государств сокращалась в 2,5 раза — до $10. За последний год эта норма снижается уже второй раз: с июля 2008 года можно было беспошлинно ввозить товары на общую сумму не более 25 долларов; ранее эта норма, введенная в 2002 году, составляла 50 долларов. Вдумайтесь в эту цифру – 10 долларов! Это два-три набора недорогого белья, и всё.

Предложение президента о строительстве собственного рынка тоже не осталось незамеченным, и вскоре по узбекскому телевидению приступили к обсуждению идеи строительства на территории Узбекистана вещевого рынка, подобного рынку в киргизском Кара-Суу, отмечая, что на реэкспорте китайских товаров Киргизия весьма неплохо зарабатывает. (Рынок, это, конечно, хорошо, но дело-то не в нем, а в экономической свободе, которая есть в Киргизии и которой нет в Узбекистане.)

То есть, мы видим, что возведение заслонов на пути импортных потоков (как в виде стен, так и в виде законодательных актов) началось задолго до событий в Ханабаде и Андижане и продолжается после них. В связи с чем можно сделать вывод, что заграждения на границе с Киргизией создавались не против террористов или же не только против террористов. (Как будто эти заграждения способны остановить отряды ИДУ!)

Тем временем Ислам Каримов преподнес очередную сенсацию.

14 июня во время саммита глав-государств ОДКБ в Москве прошла встреча президентов Бакиева и Каримова. А через два дня, 16 июня, в российской газете «Время новостей» появилась версия произошедших событий, исходящая от самого президента Узбекистана. Цитирую: «По информации «Времени новостей», лидерам соседних государств, граница между которыми оказалась в последние недели мощным источником раздражения и даже местом кровопролитных инцидентов, удалось объясниться. Президент Узбекистана пояснил своему соседу, что строительство фортификационных сооружений с узбекской стороны границы не направлено против киргизской стороны, а было исключительно внутриполитическим мероприятием. Таким образом одна из влиятельных ташкентских группировок, участвовавших в борьбе за власть в стране и имевших серьезный доход от приграничной торговли, получила серьезное предупреждение «выйти из игры».

Другими словами, события в Андижанской области, послужившие поводом для антикиргизской кампании, сооружения стен и рытья траншей, оказывается, были всего лишь конфликтом неких властных группировок, соперничающих за власть и доходы от приграничной торговли. (Выходит, старший инспектор Бахтиёр Холмирзаев, посмертно награжденный орденом «за проявленную самоотверженность и мужество в защите нашего народа», пал жертвой этих разборок?) Поскольку не верить президенту Бакиеву в данном случае вроде бы нет оснований, то получается, что за пределами страны Каримов высказывает совершенно иную версию произошедшего, нежели в Узбекистане.

Как же «объяснение» двух президентов сказалось на отношениях между обеими странами? Продолжил ли Ташкент настаивать на том, что во всем виновата Киргизия? Продолжилось ли возведение стен и рвов?

Обратите внимание, что антикиргизская кампания в узбекских СМИ примерно в это же время прекратилась. Рупор узбекского официоза — сайт Press-uz.info — вдруг перестал ругать Киргизию в целом и переключился на «вконец зарвавшихся» киргизских пограничников. Судя по всему, власти либо неофициально отказались от «киргизской версии», либо дали указания ее не педалировать.

«РАСКАЯВШИСЬ В СОДЕЯННОМ, ДАЮТ ПОКАЗАНИЯ»

С тех пор никакой новой информации на эту тему не появлялось до 10 июля, когда на сайте Press-uz.infoпоявилась статья о задержании десяти членов вооруженной группировки, совершившей нападения в Ханабаде и Андижане, и о личности террориста-смертника, взорвавшегося в Андижане на улице Фитрата.

Согласно этим сведениям террористом-камикадзе оказался Камолиддин Маткасымов, выходец из кишлака Курама Ходжаабадского района Андижанской области. Со ссылкой на Андижанскую областную прокуратуру сайт сообщил, что личность террориста-смертника окончательно установлена: результаты анализа его ДНК и его матери Матлюбы Назаровой подтвердили биологическое родство владельцев двух проб.

По данным сайта, в 1999 году Маткасымов выехал в Россию, позднее перебрался в Казахстан, в Астану. Попав под влияние религиозных экстремистов, он вступил в их ряды и на протяжении ряда лет проходил спецподготовку в лагерях террористов в Пакистане. Вернувшись в Астану, приступил к активной вербовке соотечественников, находящихся там на заработках. Он вызвал из Андижана своих сводных братьев Мадаминджана и Махаммаджана Сатаровых, а в 2007 году обещаниями хорошего заработка завлек еще десятерых молодых людей из родной махалли Ходжаабад. По приезду в Астану новоприбывших подвергли психологической обработке, заставили принять клятву, затем стали давать поручения, в том числе доставлять в Андижан различную запрещенную литературу на электронных носителях. Сайт сообщил, что те десять молодых людей в той или иной мере были вовлечены в преступную организацию религиозных фанатиков. Сейчас, раскаявшиеся в содеянном, они дают показания.

Press-uz.info также приводит слова школьного учителя из Ходжаабадского района Камолиддина Манасова о том, что его сыновья Фахриддин, Умарджан и Алиджан, поверив обещаниям Камолиддина Маткасымова, в 2007 году выехали в Астану. Старшему сыну Фахриддину под угрозой расправы над младшими братьями дали поручение, которое он был вынужден выполнить (что это было за поручение Press-uz.info не уточняет). «Следствие располагает множеством других данных, свидетельствующих о преступном характере деятельности Камолиддина Маткасымова в период его отсутствия на Родине», — сообщает автор статьи.

Впоследствии наиболее адекватные абзацы из этого текста (ну Press-uz.info – что с него возьмешь) воспроизвели российские информагентства, выдав их, однако, за сведения «источника в правоохранительных органах». Отмечу, что если этот источник и был, то он нахально схалтурил, подсунув корреспондентам РИА Новости, ИА Регнум и Интерфакса не эксклюзив, а распечатки текста Press-uz.info.

Предоставленная информация не очень-то прояснила общую картину событий, зато породила много новых вопросов. Например, задержанные именуются «преступной организацией религиозных фанатиков». Какой же именно? Филиал ли это какой-нибудь известной организации вроде ИДУ или «Исламского джихада» или некая новая организация? Об этом опять-таки молчок. Кстати, любопытно, что сам сайт Press-uz.info, в начале лета проталкивавший обе эти версии одновременно, почему-то о них уже не вспоминает.

И если всю эту кашу заварили жители кишлака Курама под руководством Маткасымова, то как тогда быть с объяснением Каримова президенту Киргизии о том, что «таким образом одна из влиятельных ташкентских группировок, участвовавших в борьбе за власть в стране и имевших серьезный доход от приграничной торговли, получила серьезное предупреждение «выйти из игры»? Получается, он ввел в заблуждение президента соседней страны? И как в таком случае быть с «киргизским следом»? Ведь если угроза пришла не из Киргизии, а из кишлака Курама, то выходит, что обвинения в адрес соседней страны были неправдой? Выходит, что зря ругали Киргизию, зря перекрывали с ней границу, рыли траншеи и возводили семиметровые стены, да и вообще осложняли людям жизнь? (Ну, рвы-то и траншеи, положим, зря не пропадут…) Но, может быть, во всем виноват Казахстан? Читаем текст: «По приезду в Астану новоприбывших подвергли психологической обработке, заставили принять клятву. Затем стали давать поручения». Выходит, базы террористов находятся в Астане? Выходит, стенами и противотанковыми траншеями надо было отгораживаться от Казахстана? Так это никогда не поздно, было бы указание…

В общем, вся эта ценная информация, странным образом обнародованная не пресс-службой Генеральной прокуратуры или каким-нибудь другим официальным ведомством, а одиозным сайтом Press-uz.info, сводится к тому, что «самоподрывник» Маткасымов вовлек в неназванную экстремистскую организацию десяток односельчан, которые «раскаиваются и дают показания».

После этого оставалось только ждать суда, который, по словам президента Каримова, должен был быть открытым – может, там что-то приоткроется. Правда, каримовские «открытые» суды довольно специфичны – в памяти еще свежи показательные процессы 2005 года, когда андижанские «акрамисты» дружно во всем признавались, заявляли, что дважды достойны смерти и что это они сами перестреляли себя и остальных, поскольку не умели обращаться с оружием и поэтому не знали, в какую сторону надо наводить стволы. Отчет же специальной парламентской комиссии и рабочей группы из представителей дипкорпуса по изучению тех событий никто так и не увидел, кроме, возможно, самих парламентариев, однако они молчат как рыбы.

«ОТКРЫТЫЙ И ГЛАСНЫЙ» ПРОЦЕСС

Девятого сентября в Андижанском областном суде в обстановке глубокой секретности наконец начался суд над двенадцатью обвиняемыми в организации терактов в Ханабаде и Андижане 25-26 мая. Вопреки обещанию президента Каримова о том, что процесс будет открытым и гласным, для чего даже создавалась комиссия во главе с Генпрокурором Узбекистана Рашидом Кадыровым, должная обеспечить «широкое освещение процесса зарубежными и местными средствами массовой информации», о начале суда не сообщило ни одно узбекское СМИ; ни одно государственное ведомство или должностное лицо не дает по этому поводу каких-либо комментариев.

Просочились сведения, что большая часть обвиняемых является жителями Джалакудукского района Андижанской области. (Напомню, что в сообщении Press-uz.info фигурировал только Ходжаабадский район.) Ни имен обвиняемых, ни предъявленных им обвинений выяснить и проверить невозможно.

По данным собственных источников «Ферганы.Ру» в Ташкенте, после майских событий в общей сложности процедуру так называемой «фильтрации» прошло около 120 человек. Примерно 70 человек были отпущены. Однако во избежание последующих жалоб на этих «счастливчиков» оформили административные дела, то есть, дни, проведённые ими под арестом, были узаконены административными наказаниями. В отношении примерно 50 человек возбудили уголовные дела.

Через некоторое время стало известно, что процесс не один. Радио «Озодлик» сообщило, что в Андижанской области идут как минимум три-четыре судебных процесса над разными группами людей, имеющими отношение к майским событиям. Кроме упомянутой группы из 12 человек есть группа из 11 человек, есть и другие группы, которых судят отдельно. Предположительно, их может быть пять или шесть, однако точно известно лишь о процессах над тремя группами обвиняемых — из Джалакудукского, Кургантепинского и Асакинского районов Андижанской области. С учетом сообщения Press-uz.info о задержаниях в Ходжаабадском районе, очевидно, что их будет не меньше четырех.

Содержание этих судов окутано тайной, поэтому невозможно сказать, в чем именно обвиняют подсудимых, имеют ли они отношение к «Исламскому джихаду», а также причем тут борьба за власть и контроль над поставками импорта, в чем заверял своего киргизского коллегу президент Каримов. Остается надеяться, что постепенно эта информация все-таки выплывет.

Алексей Волосевич, Фергана

Читайте также: