Зэка Украины уже знают своего Президента?

Накануне президентских выборов украинским зэкам сменили политические ориентиры: с пропрезидентских на пропремьерские. 105-ти тысячам «специзбирателей» в очередной раз обязательно намекнут, за кого голосовать. История показывает, что этот контингент на удивление «послушен». 

В июле текущего года, фактически за полгода до дня выборов, в Государственном департаменте по вопросам исполнения наказаний произошли кадровые изменения: лояльного Виктору Ющенко Василия Кошинца сменил Анатолий Галицкий, который до последнего времени возглавлял Одесское областное управление Госдепартамента. Г-н Галицкий был назначен решением Кабинета Министров. Его первыми шагами на новой должности стали увольнения начальников колоний. Следующим этапом планируется успешное проведение в местах лишения свободы голосования-2010. Ведь избирателей, как известно, мало не бывает.

Надо проголосовать

Еще с советских времен украинские тюрьмы неофициально делятся на «красные» и «черные». В «красных» основная власть принадлежит администрации. Начальник тюрьмы определяет все в жизни заключенных. В том числе и голосование на выборах. В «черных» тюрьмах главное влияние сосредоточено в руках уголовных авторитетов. Их власть сильнее, чем у администрации. Начальники тюрем не решаются спорить со «смотрящими», предпочитая с ними сотрудничать. Как ни странно, на выборах и «красные», и «черные» зэки всегда голосуют одинаково.

Впрочем, до 1998 года заключенные украинских тюрем вовсе не имели права голоса. Советская правовая доктрина, которой тогда придерживались украинские законодатели, утверждала, что гражданин, преступивший закон, не может участвовать в выборах органов власти. Объяснение было простым: пока человек находится «на пути исправления», он не в состоянии совершить осознанный политический выбор. Принятие европейской правовой доктрины предоставило заключенным право голоса, но не предоставило возможности осуществлять «осознанный выбор».

В соответствии с законодательством, до 2004 года организацией избирательного процесса и проведением выборов на участках, расположенных в исправительных колониях, следственных изоляторах и изоляторах временного содержания, занимались исключительно кадровые сотрудники этих учреждений. Сам процесс голосования был закрытым: норма закона о присутствии наблюдателей на таких участках не выполнялась. Как следствие — абсолютное большинство заключенных голосовало за «правильных» кандидатов: как правило, за уже действующую власть.

Так, по итогам парламентских выборов 1998 года, более 90% голосов избирателей, находившихся в тюрьмах, получила провластная Народно-демократическая партия; на выборах президента 1999 года в тюрьмах с большим перевесом лидировал действующий президент Леонид Кучма; на парламентских выборах 2002 года — провластный избирательный блок «За Єдину Україну».

Система сдерживания

В 2004 году под давлением оппозиции президент Леонид Кучма вынужден был «либерализировать» избирательное законодательство. Закон «О выборах Президента Украины», принятый в марте 2004-го, предусматривал, что в состав избирательных комиссий на «закрытых» участках включаются только гражданские лица, не связанные с учреждениями по вопросам исполнения наказаний.

В итоге процесс подготовки к выборам в тюремной системе оказался… под угрозой срыва. Как выяснилось, избирательное и уголовно-исполнительное законодательство, которым пользуются сотрудники тюремных учреждений, противоречат друг другу. На пути «гражданских» членов участковых избирательных комиссий встала сложная и запутанная процедура доступа на избирательные участки — ведь они расположены за колючей проволокой!

Начальники колоний и тюрем отказывались пропускать членов комиссий на свою территорию до выборов, мотивируя это тем, что гражданские лица могут подвергнуться опасности или нарушить «режим пребывания» заключенных. Тогда глава Центральной избирательной комиссии Сергей Кивалов провел несколько совещаний с руководством Государственного департамента по вопросам исполнения наказаний, в ходе которых был достигнут забавный компромисс: избирательные комиссии в пенитенциарных учреждениях пополнили их бывшие сотрудники, а также работающие там психологи и педагоги. Именно они и занимались подготовкой к выборам, а остальные члены комиссий впервые попадали на тюремную территорию только в день голосования. Как известно, в первых двух турах президентских выборов-2004 около 94% заключенных проголосовали за действующего премьер-министра Виктора Януковича.

Члены избирательных комиссий и наблюдатели получили полный доступ на избирательные участки в исправительных учреждениях лишь один раз — перед так называемым третьим туром выборов президента в 2004 го ду. За три недели до этого события, 8 декабря, народные депутаты внесли изменения в Закон «О выборах Президента» и обязали Государственный департамент по вопросам исполнения наказаний обеспечить доступ на избирательные участки, расположенные в пенитенциарных учреждениях, «всех без исключения членов комиссий и наблюдателей».

Между тем начальники колоний и следственных изоляторов не спешили открывать двери своих учреждений перед всеми субъектами избирательного процесса. «Незнакомые» руководству исправительных колоний и СИЗО члены комиссий и наблюдатели должны были пройти процедуру получения письменного разрешения. Нужная бумага выдавалась начальниками тюрем только в день голосования, в 7 часов утра. В связи с этим многие наблюдатели и члены избиркомов не смогли вовремя попасть на участки. Впрочем, это не помешало им зафиксировать нарушения избирательного законодательства.

Анатолий Мелещук, который в 2004 году работал наблюдателем от общественной организации в СИЗО Днепропетровска, вспоминает, что в ходе третьего тура процесс голосования сильно затянулся: наблюдатели обнаружили, что пломбы с сейфа, где хранились бюллетени, были сорваны до того, как в помещение для голосования зашли все члены избиркома. Кроме этого, в ходе подсчета голосов в избирательных урнах были обнаружены жалобы заключенных, которые утверждали, что руководство СИЗО заставляло их голосовать за кон кретного кандидата в президенты. Эти жалобы были переданы в прокуратуру, которая… не обнаружила в изложенных фактах состава преступления.

«В 2004 году мы получили множество жалоб из учреждений пенитенциарной системы. По некоторым из них были инициированы судебные разбирательства, вплоть до Верховного Суда», — говорит Дмитрий Гройсман, координатор Винницкой правозащитной группы, добавляя, что это помогло «правильно установить результаты голосования и позитивно повлияло на отношение к заключенным со стороны руководства исправительных учреждений».

На круги своя

Изменения, внесенные в Закон «О выборах Президента» в декабре 2004 года, действительно стали важнейшим инструментом соблюдения прав человека в пенитенциарных учреждениях. Между тем в Закон «О выборах народных депутатов Украи ны», принятый в 2005 году, они почему-то не вошли, а из Закона «О выборах Президента», после внесения в него изменений в июне 2009 -го, просто исчезли.

Правда, в Законе «О выборах народных депутатов Украины» появилась краткая норма о том, что «избирательный процесс на специальных избирательных участках (созданных в том числе и в пенитенциарных учреждениях — прим. «ВД») должен соответствовать режиму заведений и учреждений, на территории которых они создаются». Один из авторов этих законов, заместитель председателя парламентского комитета по вопросам государственного строительства и местного самоуправления Юрий Ключковский, не смог объяснить «ВД», почему законодатели вернулись к упрощенной схеме правового регулирования избирательного процесса в пенитенциарных учреждениях, отметив лишь, что «закон позволяет обеспечить равные права для всех избирателей, где бы они ни находились».

С ним соглашается Василий Грицак, глава подкомитета по вопросам соблюдения законодательства в учреждениях исполнения наказаний парламентского комитета по вопросам законода тельно го обеспечения пра воохра нительной деятельности: «Учреждениями исполнения наказаний руководят достаточно профессиональные люди.Я уверен, что они смогут организовать избирательный процесс таким образом, чтобы не допустить нарушений».

Между тем один из руководителей Госдепартамента по вопросам исполнения наказаний на условиях сохранения анонимности сообщил «ВД», что в ходе этих выборов «зоны будут голосовать как всегда». «Заключенные — люди в большинстве своем политически неактивные. Поэтому избирательный процесс будет полностью контролироваться сотрудниками учреждений. На кого из кандидатов стоит ориентироваться, станет известно приблизительно за месяц до выборов, пока в этом вопросе ясности нет», — утверждает источник «ВД».

По словам нашего собеседника, перед каждыми выборами заключенным выдают «усиленный паек», который обычно выдается в пакете с прикрепленной листовкой с программой кандидата или партии — это своего рода сигнал: вот он, «Ваш выбор»! Другой собеседник «ВД», трижды осужденный за кражи и мошенничество, также на правах анонимности рассказал «ВД», что обычно заключенные не оспаривают выбор начальства и голосуют так, как оно считает нужным: «Все зависит от ситуации в зоне.

Если она напряженная — зэки недовольны чем-то и готовится бунт, — повлиять на них будет сложно, да и о выборах тогда бессмысленно говорить. В обычной ситуации будут следовать мнению того, кто «держит» зону». Он также отмечает, что руководство пенитенциарных учреждений может влиять на выбор заключенных в большей мере в «красных» зонах, где жизнедеятельность осужденных полностью контролируется администрацией. В «черных» же (все юго-восточные области, кроме Днепропетровской, Запорожской и Автономной республики Крым — прим. «ВД») осужденные ориентируются на мнение криминальных авторитетов.

Механизм влияния на голосующих зэков отработан годами. Дмитрий Гройсман рассказал «ВД», что до оранжевой революции в Винницкую правозащитную группу поступала информация о том, что места для голосования в колониях оборудовались специальными полупрозрачными занавесками — когда заключенный заходил в помещение, чтобы поставить отметку в бюллетене, то сквозь занавески представители администрации или другие заключенные могли подсмотреть, за кого он голосует.

Проголосуют ли теперь эти заключенные за Юлию Тимошенко — неизвестно. Но правозащитники довольны. «В Госдепартаменте прекрасное новое руководство, — говорит Дмитрий Гройсман, — оно проводит успешные реформы. Вы, конечно, можете удивиться, что правозащитники хвалят руководителей пенитенциарной системы, но в данном случае есть за что. Если этот процесс будет продолжаться, то я уверен, что заключенные на этих выборах поддержат правительство». 105 тысяч голосов — неплохое подспорье на выборах, в которых победу может принести перевес в пару процентов.

Бронислав Райковский: «Самой большой проблемой исправительных учреждений являются списки избирателей»

Один из опытнейших членов Центральной избирательной комиссии Бронислав Райковский уже четвертый год подряд отвечает за организацию избирательного процесса в учреждениях исполнения наказаний, следственных изоляторах и изоляторах временного содержания. Он признает, что нынешнее законодательство может осложнить выборы в тюрьмах. Но уверен, что сможет решить все эти проблемы непосредственно на местах.

— Какие действия планирует предпринять Центральная избирательная комиссия для того, чтобы гарантировать избирательные права заключенных и обеспечить доступ членов избирательных комиссий и наблюдателей на участки в пенитенциарных учреждениях?

— В Законе «О выборах народных депутатов Украины» достаточно подробно описана процедура создания избирательных комиссий на «закрытых» избирательных участках. Кроме этого, в нем утверждается, что процесс голосования на таких участках должен соответствовать режиму учреждений, в которых они расположены.

В Законе «О выборах Президента Украины» такие положения отсутствуют. Но у нас большая практика. Мы работаем с органами исполнения наказаний и сможем соблюсти права всех участников избирательного процесса и обеспечить их доступ на избирательные участки.

— Но для того чтобы гражданские лица попали на территорию пенитенциарного учреждения, им нужно получить специальное разрешение. Администрация учреждения может им отказать, не объясняя мотивы?

— Если будет создана избирательная комиссия, они обязаны членов комиссии допустить. Как же они смогут отказать?

— Были ведь такие случаи.

— Такие проблемы мы будем решать в рабочем порядке. Я сам буду посещать эти участки. Я это делал и во время прошлых выборов. Самой большой проблемой этих учреждений является не доступ на участки, а списки избирателей — заключенных переводят из колонии в колонию, и возникает путаница со списками.

— Закон «О выборах Президента Украины» запрещает голосование по месту пребывания. Как в таком случае будут голосовать заключенные, которым запрещен выход за территорию барака? Например, больные и инвалиды.

— Это не будет запрещено. Мы сделаем все, чтобы обеспечить права избирателей. Если в соответствии с режимом заключенному нельзя выходить, он будет голосовать там, где ему удобно.

— То есть вы на выборах президента будете применять нормы Закона «О выборах народных депутатов Украины»?

— Мы не можем применить ко всем учреждениям общие правила. В законе не выписаны все нюансы. Будем действовать точечно.

Иван Красиков, Власть денег

Читайте также: