Самосуд по-европейски… Отец сдержал обещание, которое дал дочери на ее могиле

Политкорректность так достала законопослушных европейцев, что они уже не осуждают тех, кто вершит самосуд. Имеет ли «маленький человек» право на собственное правосудие, коль его не в состоянии обеспечить государство? 

Европейская политкорректность в шоке: француз Андре Бамберски организовал тайное похищение с территории Германии немецкого врача, подозреваемого в убийстве, и доставил его во французский суд. На Западе еще не забыли историю Виталия Калоева, искавшего справедливости весьма нетривиальным образом, и вот новый оглушительный скандал. Как случилось, что у законопослушного гражданина Пятой республики вдруг снесло крышу?

Имеет ли «маленький человек» право на собственное правосудие, коль его не в состоянии обеспечить государство? Этими вопросами задается сегодня общественность Франции и Германии. У каждой из сторон — своя правда. Журналисты ведущих западных изданий изложили эту шокирующую историю — с французским и немецким акцентом. 

Не законно, но закономерно

Утром в воскресенье, 18 октября, Дитер Кромбах — немецкий семидесятичетырехлетний врач-кардиолог — был обнаружен связанным по рукам и ногам и брошенным неподалеку от Мюлузского суда, на востоке Франции. Мафиозная разборка? Нравственный скандал? Оказалось, нет — это дело рук «поборника справедливости». Андре Бамберски, француз семидесяти пяти лет, эксперт-бухгалтер на пенсии, признался, что заказал похищение предполагаемого убийцы своей дочери, чтобы сдать его властям.

Дело тянется уже больше четверти века. 10 июля 1982 года Калинку Бамберски 14 лет обнаружили мертвой в доме отчима, доктора Кромбаха, в немецком Линдау. Не установив виновности Кромбаха, немецкое правосудие закрыло дело в 1986 году. Но Андре Бамберски, отца погибшей девочки, такой финал не устроил.

10 июля 1982 года четырнадцатилетнюю Калинку Бамберски обнаружили мертвой в доме доктора Кромбаха. Фото: Remy Gabalda (AFP)

Он был глубоко убежден, что врач не только убил, но и изнасиловал его дочь. Бамберски подал на Кромбаха в парижский суд присяжных. Проведя собственное pacследование, французы установили, что Калинка погибла от инъекции неизвестного вещества. В 1995-м суд Пятой республики заочно приговорил немецкого доктора к 15 годам тюремного заключения за нанесение тяжких телесных повреждений, приведших к смерти. Но приговор так и не был приведен в исполнение.

Германия категорически отказалась экстрадировать своего подданного, а Франция особенно и не настаивала. Тогда-то Бамберски с адвокатами и обнаружил, что обвиняемый пользуется могучей защитой. Например, накануне судебного заседания представитель немецкого посольства во Франции лично обратился к председателю парижского суда с просьбой отложить процесс на неопределенный срок.

Все более убежденный в том, что правосудие сознательно не выполняет свой долг, Бамберски посвящает свою жизнь борьбе против представителей судебной власти, «пассивных соучастников преступления», но все напрасно. Франция так и не привела в действие ордер на арест, несмотря на то что взять Кромбаха было очень легко — он выезжал за границу и бывал в странах, где ордер действовал. «Мы знаем, что Франция была в курсе поездки Кромбаха в Египет в 2002-м, но ничего не сделала», — подтверждает Лоран де Кон, адвокат Андре Бамберски. Все это не устраивало Бамберски, и он решил подстегнуть закон.

Дитер Кромбах, немецкий врач-кардиолог, в 1995 году был заочно приговорен к 15 годам тюремного заключения "за нанесение тяжких телесных повреждений, приведших к смерти". Приговор так и не был приведен в исполнение. Новое дело открыли в октябре этого года. Фото: AFP

«Моя цель достигнута. Я сдержал обещание, которое дал дочери на ее могиле. Ее убийца за решеткой», — объявил Бамберски, сам находящийся под судебным следствием с прошлого вторника за похищение и незаконное лишение свободы. Взяв Кромбаха, Бамберски показал правосудию его собственное несовершенство. Правда, при этом умудрился проявить к суду уважение: старое дело начнут расследовать с нуля, а предполагаемого убийцу Калинки будут судить.

Люди спорят: была ли это просто месть за дочь? Ведь Андре мог бы с тем же успехом организовать исчезновение доктора, и оно обошлось бы куда дешевле и было бы намного радикальнее «доставки». Но не мести жаждал Бамберски, а справедливости. «На улице меня останавливают, пожимают руку, поздравляют», — радуется он. Для большинства французов этот смелый отец — одинокий герой, который благодаря упорным усилиям поборол порочную систему.

Его поступок, пусть и не законный, зато закономерный. «Господин Бамберски, не поддаваясь насилию, к которому его естественно толкала боль, совершил поступок, не ставящий под вопрос великие принципы нашей республики. Конечно, он подменил собою несколько органов правосудия, но исключительно из-за того, что эти самые органы не способны были защитить его права», — считают многие жители Франции. «Браво! Я бы так же поступил!» — сегодня самый частый комментарий на форумах.

Андре Бамберски и его адвокат Лоран де Кон обнаружили, что обвиняемый пользуется могучей защитой со стороны чиновников. Это подтолкнуло Бамберски на самостоятельные действия. Фото: Sebastien Bozon (AFP)

Некоторых смущают возможные последствия даже безмолвного одобрения человека, взявшего правосудие в свои руки. Но для большинства это дело, несомненно, символизирует провал французской юстиции. Общественность, возбужденная судебной хроникой, под растущим влиянием СМИ недоверчива и насторожена.

В то время как французский парламент собирается рассматривать новый закон о преступниках-рецидивистах, «дело Бамберски» иллюстрирует глубокую дисфункцию нашей уголовной системы. «Снижение или неисполнение наказания виновного — такая травма для жертвы, что открывается путь к параюридической самообороне, — считает адвокат Стефан Метр, член парижской коллегии адвокатов и комиссии по анализу и наблюдением за рецидивом. — Уголовное правосудие не принимают всерьез, потому что зачастую создается впечатление, что больше заботятся о будущем обвиняемого, а не об интересах жертвы».

Когда улягутся страсти, забудут и о Бамберски, и о его упорстве, и о судьях, и об их промедлении. Но в настоящее время во Франции не проходит недели без того, чтобы общество не упивалось каким-нибудь судебным делом. Например, сейчас на слуху возобновление благодаря современным анализам ДНК не раскрытого дела маленького Грегори, убитого в 1984 году. Дело Бамберски может оказаться выгодным для всех, ведь только оставаясь в центре внимания и обсуждения, законодательство сможет реформироваться.

Автор — корреспондент Libration (Франция), специально для «Итогов» Вероника Дорман

Сами управимся

Общество с большим интересом отреагировало на похищение немецкого кардиолога Дитера Кромбаха. Естественно, главный вопрос для многих немцев: имел ли француз Андре Бамберски право на самосуд? «Я считаю похищение очень смелым и полностью оправданным поступком со стороны французского отца», — считает 26-летняя жительница Берлина Катрин Хоффманн. Такую оценку дают большинство опрошенных и практически все участники форумов в Интернете. Во многих комментариях читается сочувствие и уважение. Некоторые даже требуют ордена для Бамберски.

Удивительно, что сочувствие к похищенному земляку — немцу — не встречается почти ни у кого. Особняком держатся лишь некоторые журналисты, которые в своих статьях делают упор на жестокость похищения и возможные последствия для здоровья пожилого и больного Кромбаха. Мои коллеги из «Бадише Цайтунг» пишут, что «Дитера К. во время похищения истязали», и цитируют родственников, адвоката Кромбаха и немецких дипломатов, которые, естественно, высказываются за освобождение и быстрое возвращение врача на родину. «Поведение французских органов власти санкционирует самоуправство, — цитирует газета адвоката Николаса Беккера, — а это может дать повод и другим странам похожим образом доставать желаемых подозреваемых».

Интересно, что похищенного врача в газетах в основном называют Dr. Dieter K., чтобы якобы не нарушать его личные права. Однако такая позиция не встречает понимания у читателей. «Назовите, ради бога, настоящее его имя: Др. Дитер Кромбах, человек, который был несколько раз приговорен за телесные повреждения, изнасилование и за осуществление деятельности врача после лишения лицензии», — возмущаются жители Франкфурта. А еще многие немцы подчеркивают, что Бамберски был одержимым человеком. Например, известно, что он лелеял свою беду, говорил только о ней и всю свою жизнь, все состояние потратил на борьбу за справедливость, которая и закончилась этим актом самосуда.

Одна из самых влиятельных газет «Бильд Цайтунг» с начала этой истории перешла на сторону Бамберски и по доброй старой традиции озвучивает голос народа. «Почему немецкие власти помогают Доктору Ужас?» — спрашивает газета в заголовке к статье, комментирующей попытки немецкого министерства иностранных дел вытащить немца из французской тюрьмы.

С другой стороны, с большим удивлением многие немцы комментируют тот факт, что Кромбаха, оказывается, еще раз судили за похожее преступление: в 1997 году врач был приговорен условно к двум годам за то, что сначала анестезировал 16-летнюю Лолу С. в своем рабочем кабинете, а потом изнасиловал ее. «Это скандал, что такие «жертвопрезирающие» приговоры в Германии случаются!» — говорит жительница Гамбурга Марианна Бахмайер.

Многие уверены, что здесь дело не обошлось без коррупции. Мол, то, что он в первый раз избежал приговора и второй раз получил только два года, означает, что у него есть хорошие друзья в нужных кругах. Недоверие к немецкому правосудию чувствуется во многих комментариях. По крайней мере, после приговора в 1997 году уполномоченный прокурор должен был возобновить дело. Почему этого не произошло? «Многие приговоры немецкой юстиции противоречат чувству справедливости населения. Если правоохранительным органам не удается привлечь к ответственности педофилов и прочих злодеев, люди должны сами браться за дело», — считает немец Чарли Риппел.

Но довольно много тех немцев, которые оценивают этот необыкновенный для Германии случай трезво: они соглашаются, что поступок Бамберски был закономерным, особенно если считать доказанным случай изнасилования в 1997 году. «Однако право на правосудие должно оставаться за компетентными органами. Ситуация, в которой каждый начинает самоуправствовать, не может быть в интересах нашего общественного порядка и мира. Поэтому я осуждаю этот поступок», — говорит 29-летний Маттиас Бюркер из южнонемецкого города Метцинген. И с ним многие согласны.

Есть и те, кто соглашается с возможными нарушениями в деле Кромбаха, но в целом верит в компетентность немецкого правосудия. 33-летний берлинец Йенс Мюлинг указывает, что поступок самосуда может в конечном итоге обернуться против самого Бамберски: «Если французская прокуратура решит, что арест Дитера К. незаконен, французу придется бессильно из тюрьмы наблюдать, как доктор триумфально возвращается в Германию».

И еще один интересный вопрос. «Что было бы, если бы немцы похитили француза?» — спрашивает наш читатель из города Мале. И сам же на него отвечает: «Гном, то есть Саркози, еще до открытия канцелярии приехал бы в Берлин и стал трясти ворота!»

Автор — корреспондент немецкого журнала Das Magazin

ИТОГИ

Читайте также: