Операция под фальшивым флагом

Попытка стать шпионом дорого обойдется доктору Нозетту. Американская контрразведка разоблачила потенциального изменника родины. Ученый был готов за определенное денежное вознаграждение поделиться известными ему оборонными секретами Соединенных Штатов с агентом зарубежной разведки, которого он считал сотрудником известной израильской спецслужбы «Моссад». 

Полторы недели назад Министерство юстиции США объявило об аресте Стюарта Нозетта – довольно известного в американских научных кругах человека. Ученому предъявлено обвинение в попытке передачи секретных сведений разведке иностранного государства. Сообщается, что Нозетт был готов за определенное денежное вознаграждение поделиться известными ему оборонными секретами Соединенных Штатов с агентом зарубежной разведки, которого он считал сотрудником известной израильской спецслужбы «Моссад».

Правда, официальный Вашингтон в связи с этим никаких претензий еврейскому государству не предъявил, поскольку в действительности контакт с Нозеттом установил не израильский шпион, а агент ФБР. Из Тель-Авива же в весьма спешном порядке прозвучало заявление о том, что Израиль не охотится за тайнами дружественных стран и не занимается какой-либо разведывательной деятельностью на их территории. Но, как утверждают эксперты, израильская легенда была использована американской контрразведкой далеко не случайно.

КАРЬЕРА УЧЕНОГО МУЖА

Стюарт Нозетт родился 20 мая 1957 года в Чикаго, самом большом городе штата Иллинойс и одном из крупнейших мегаполисов США. В 1983 году в Массачусетском технологическом институте защитил диссертацию и получил ученую степень доктора философии по планетарным наукам. В его послужном списке значится работа и в Национальном совете по космосу (National Space Council), где Нозетт занимался подготовкой эксперимента по поиску воды на Луне, который окончился удачно, и даже в Белом доме.

C 1990 по 1999 год Нозетт трудился в Ливерморской национальной лаборатории Министерства энергетики США, принимая участие в разработке новейших ядерных технологий. Неудивительно, что с 198З по 2006 год исследователь имел доступ к совершенно секретным документам и другим материалам, содержание которых также не подлежало оглашению. Лишь в марте 2006 года он был уведомлен соответствующими службами правительства США о том, что лишается допуска к закрытой информации.

Между тем еще в марте 1990 года Нозетт организовал Союз за конкурентные технологии (Alliance for Competitive Technology – ATC), бесприбыльную компанию, в которой он одновременно занимал должности президента, директора и казначея. В 2000–2006 годах АТС заключил несколько контрактов с рядом федеральных структур, предусматривавших осуществление новейших разработок. В частности, возглавляемая Нозеттом компания проводила научные работы в интересах военно-морских сил США. Она сотрудничала с научно-исследовательской лабораторией ВМС (NRL), а также выполняла задания Управления перспективных исследований Пентагона (DARPA) и Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA).

Однако, согласно данным некоторых зарубежных СМИ, Стюарт Нозетт и возглавляемый им Союз за конкурентные технологии на определенном этапе своей деятельности стали объектом уголовного расследования. Федеральный генеральный ревизор NASA якобы обвинил президента, директора и казначея ATC в том, что он предоставлял в соответствующие органы аэрокосмического агентства и Минобороны поддельные финансовые документы. Какой-то информации о том, чем закончилось это дело и как был наказан ученый, если, правда, он был виновен, в прессе так и не появилось. Некоторые специалисты допускают вероятность того, что ревизор мог и ошибиться.

Выполнение заказов федеральных ведомств еще раз объясняет, почему Нозетт был допущен к закрытым материалам, относящимся к сфере обеспечения национальной безопасности США. В этот период он неоднократно проходил всегда дававшие положительные результаты проверки на получение допуска к секретным и совершенно секретным сведениям.

Но вот что интересно. Примерно с ноября 1998-го по январь 2008 года Нозетт одновременно являлся техническим консультантом… одной из государственных космических компаний Израиля. В течение всего этого времени руководство компании просило его предоставлять определенные технические данные. Приблизительно раз в месяц Нозетт отвечал на вопросы своего израильского начальства или получал задания на предоставление определенной информации. За что, естественно, компания выплачивала ему довольно приличное денежное вознаграждение – в общей сложности американскому ученому было перечислено около 225 тыс. долларов.

6 января 2009 года Стюарт вылетел из аэропорта Далласа (штат Техас) в некую зарубежную страну, которая в судебном иске не называется. Сотрудник управления транспортной безопасности проверил багаж Нозетта и установил, что он вез два магнитных носителя, так называемые флэш-карты. 28 января ученый возвратился в США. На таможне и пограничном контроле с особой тщательностью проверили вещи доктора философии. Однако вывезенные за пределы США флэш-карты обнаружить не удалось. Видимо, тогда Нозетт и попал в разработку Федерального бюро расследований.

Кроме того, как отмечается в судебном иске, до своего отлета за пределы США ученый якобы говорил своим знакомым, что, если американское правительство попытается посадить его в тюрьму по необоснованным обвинениям, он переедет в Израиль или в ту страну, в которую вскоре отправляется. Нозетт также заявил, что «расскажет там все», что ему известно.

ВСЕГО ЗА 11 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ

В судебном иске к Нозетту приведены свидетельства специального агента ФБР Лесли Мартелля, занимавшегося разработкой доктора. Он рассказал, что, выдавая себя за представителя израильской разведки, или, как говорят на своем жаргоне контрразведчики ФБР, «под фальшивым флагом», 3 сентября 2009 года связался с ученым по телефону. Нозетт согласился встретиться с «иностранным разведчиком» у входа в один из отелей Вашингтона.

В тот же день будущие «соратники» по шпионажу продолжили обсуждение вопросов предстоящего сотрудничества за обедом в ресторане отеля. Здесь Стюарт Нозетт поведал своему визави, что готов работать на израильскую разведку. После ресторана беседа была продолжена в гостиничном номере. Там ученый заявил, что давно ждет вербовки со стороны «Моссада», и выразил немалое удивление по поводу того, что прямое предложение было сделано ему с таким опозданием. Вместе с тем Нозетт не преминул отметить: «Но я был уверен, что когда-нибудь такой день наступит».

Нозетт также сказал, что уже давно «работает на израильскую разведку» и всегда думал, что компания еврейского государства, в которой он трудился в качестве технического консультанта, являлась всего лишь прикрытием «Моссада».

Ученый подчеркнул, что не считает «передачу закрытой федеральной информации правительству Израиля или кому-то другому, действующему от его лица, нарушением законов США». Нозетт также сообщил своему новому шефу, к каким секретным материалам он имел доступ по роду своей деятельности.

В ходе откровенного разговора Нозетт рассказал «израильскому разведчику», что несколько лет назад он обладал допуском к закрытым документам, касавшимся спутниковых систем вооруженных сил США. Агент ФБР попросил ученого предоставить определенную информацию об американских спутниках. Доктор это предложение принял, но отметил, что его услуги должны хорошо оплачиваться.

Ученый выдвинул два непременных условия своей работы на израильскую спецслужбу. Прежде всего Нозетт заявил, что его информация стоит денег и поэтому он будет передавать ее только за определенное вознаграждение. При этом доктор философии попросил, чтобы разово получаемые им суммы не превышали 10 тыс. долларов, ибо тогда при их расходовании ему не придется отчитываться перед федеральными налоговыми органами.

Вторым условием ученого было получение паспорта гражданина Израиля. Он сказал агенту ФБР, что его родители были евреи. «Таким образом я имею право, теоретически имею право, на возвращение», – заявил Нозетт.

«Сотрудник» «Моссада» и его клиент договорились передавать сведения и плату за них через тайник, как это всегда делается в спецслужбах. В данном случае для этой цели использовался арендованный ящик в одном из почтовых отделений в округе Колумбия. Для мобильной связи подсадной агент ФБР вручил своему «подопечному» сотовый телефон, который сотрудники этого ведомства обычно называют «чистым телефоном». По номеру такого аппарата невозможно идентифицировать его владельца и установить, что он имеет какое-то отношение к спецслужбам.

10 сентября агент ФБР заложил в почтовый ящик перечень вопросов об американских спутниковых системах, на которые должен был ответить Нозетт, и сопроводил свою просьбу приложением двух тысяч долларов. Номера банкнот были, естественно, переписаны. Через шесть дней ученый положил в тайник свои ответы, что было зафиксировано на видеопленку службой наружного наблюдения ФБР. Один из документов, предоставленных ученым своим «новым коллегам», содержал секретную информацию об американских спутниках.

17 сентября Нозетт получил вторую порцию вопросов об американских спутниковых системах. На этот раз просьба подкреплялась девятью тысячами долларов. Через полторы недели доктор ответил на все вопросы своих кураторов. В его ответах содержались сведения не только об американских спутниках, но и о системах раннего предупреждения, средствах защиты от крупномасштабных атак на США, о системах связи разведки, а также об основных составляющих военной стратегии США. Вся эта информация носила секретный и совершенно секретный характер. В середине октября ученый был взят под стражу.

Кроме вашингтонского управления ФБР расследованием деятельности планетолога занимались службы контрразведки ВМС и ВВС США. По совокупности обвинений (хотя никакая иностранная спецслужба на самом деле не получила от ученого никаких секретных сведений) Стюарту Нозетту может грозить длительное, а может быть, и пожизненное тюремное заключение. А те 11 тыс. долларов, которые под «фальшивым флагом» ему «презентовали» смышленые агенты ФБР, так и останутся в федеральной казне.

КОММЕНТАРИЙ ЗНАЮЩЕГО ЧЕЛОВЕКА

Один из бывших сотрудников советской контрразведки заявил обозревателю «НВО», что «в последнее время ФБР многократно извещало американцев о задержании агентов иностранных спецслужб». «Практически каждый раз выявление впоследствии арестованных шпионов производилось по методу, который на жаргоне американских контрразведчиков называется «фальшивый флаг». Суть его заключается в том, что агент ФБР, выдавая себя за сотрудника какой-то иностранной спецслужбы, вступает в контакт с интересующим Бюро гражданином или гражданкой и приступает к процессу вербовки, провоцируя согласие на работу. А это есть не что иное, как провокация. Точно так же контрразведчики ФБР выводят на чистую воду и потенциальных террористов, представляясь им членами ячеек боевиков.

Вербовщики ФБР, вне всякого сомнения, люди опытные. Они знают, что и как говорить своим клиентам, чтобы придать определенную разведывательную ауру завязавшемуся контакту. Они знают, как вести себя, чтобы все выглядело достоверно и их поведение и слова не вызывали лишних вопросов у подопечных. Но не могу не отметить, что таким образом к шпионской деятельности склоняют весьма наивных людей. В большинстве случаев это те, кто совсем не имеет опыта разведывательной работы и не владеет способами установления личности того, кто объявляет себя иностранным разведчиком. Они, что называется, прямо бросаются «из огня да в полымя», не давая себе отчета в том, что могут на долгие годы, может быть, и навсегда, угодить на федеральные нары.

Подобные подходы к реальным, действительно работающим агентам зарубежных спецслужб в большинстве случаев заранее обречены на провал. На подсадную утку таких специалистов поймать очень трудно. И поэтому все победные заявления Бюро о том, что его агентам удалось схватить действующего разведчика, не имеют никакого отношения к реальности. В большинстве случаев – это люди, которые только собираются изменить родине за деньги, или списанные агенты, до которых зарубежным спецслужбам практически уже нет никакого дела. Я не думаю, что только флэшки, содержание которых, кстати, при выезде Нозетта из США, как следует из материалов судебного иска, никак не проверялось таможенниками, а после возвращения подозреваемого в Америку не нашлись в его багаже, вдруг стали предметом пристального внимания ФБР. Это весьма настораживает.

Видимо, не вся информация о не совсем законной деятельности ученого была сообщена прессе. Скорее всего, за ним водились и какие-то другие грешки, которые не могла пропустить американская контрразведка», – заключил источник «НВО».

Владимир Иванов, НГ-НВО

Читайте также: