Нечестные свадьбы: женился на белоруске — запоминай, какие носки она носит

 В Белоруссии вышло новое постановление правительства, согласно которому милиция получила расширенные права по части проверок семей на предмет «искренности» отношений между супругами. В ближайшее время местные правоохранительные органы проверят браки белорусов с иностранцами: фиктивные браки будут расторгать.

Совет министров Белоруссии утвердил постановление, которое, по его мнению, резко сократит количество фиктивных браков, заключаемых иностранцы с белорусами в целях легализации. «Данное постановление позволит усилить борьбу с фиктивными браками иностранцев, которые заключают их с белорусскими гражданами с целью получения разрешения на постоянное проживание», — расценил документ первый заместитель начальника департамента по гражданству и миграции МВД Белоруссии Николай Шевчик.

Сенсационные данные получили социологи компании «Башкиров и партнеры», задав двум тысячам россиян вопрос об их отношении к созданию семьи. Выяснилось, что более 30% молодых людей в возрасте от 25 до 35 лет считают брак социальным атавизмом. Вслед за европейцами и американцами наши соотечественники начинают брать на вооружение новые формы семьи. Брак без детей, сезонный брак, удалённое многожёнство и многомужество, последовательная полигамия — вот лишь неполная классификация современных видов отношений между мужчиной и женщиной.

По его словам, при разработке документа «был использован европейский опыт». Он добавил, что количество подобных случаев в последнее время растёт. «Особенно склонны к таким действиям выходцы из кавказского региона — они приезжают в Беларусь, заключают фиктивный брак с нашей гражданкой, а потом привозят сюда своих жён, детей, родственников», — рассказал милиционер. Постановление вступит в силу 21 июля.

Сам документ выглядит весьма и весьма жёстким. «Положение о порядке получения органами внутренних дел сведений, подтверждающих, что брак с гражданином Республики Беларусь заключен фиктивно», в частности, предусматривает, что все супруги, браки которых вызвали подозрения у милиции, будут допрашиваться в милицейских кабинетах. Перед этим инспекторы проверят, живут ли муж и жена вместе, ведут ли какое-то хозяйство совместно или же живут раздельно.

Последнего будет достаточно, чтобы обоих вызвать на допрос и провести письменное анкетирование. Супругов разведут по разным комнатам и в одно и то же время раздадут листы с одинаковыми вопросами. Ответы, ясное дело, должны совпадать — в противном случае брак будет признан фиктивным. Точного содержания вопросов в постановлении нет, и это чиновники объясняют тем, что так и задумано: нужно исключить возможность предварительного согласования ответов.

Меж тем белорусские правозащитники и юристы, знакомые с тем, как здесь проводят допросы, опасаются, что вопросы могут быть оскорбительного характера. Хуже всего то, что если мужа и жену будут, например, спрашивать, как часто они занимаются сексом, отказаться отвечать на этот вопрос нельзя: брак тогда точно сочтут фиктивным и расторгнут. А такие вопросы, безусловно, будут. Ведь, согласно постановлению, они должны быть «конкретными, понятными и предполагающими однозначные и исчерпывающие ответы». Все показания будут оформлены письменно и подписаны на каждом листе.

Ответы должны совпадать — особенно те, которые касаются «сообщения супругами не единых сведений в отношении персональных и иных данных друг друга, близких родственников друг друга, обстоятельств знакомства и семейной жизни». Тут сам собой напрашивается вопрос: а что, если супруги действительно не помнят, когда там они познакомились, может, это было очень давно? Ну, или не знают — никогда не видела жена деда мужа? Это уже повод считать брак фиктивным?

Ещё один немаловажный момент: опрос будет проводиться на языке, которым владеют оба супруга — в случае чего для милиции готовы даже позвать переводчика. Если выяснится, к примеру, что муж говорит только по-польски, а жена — только по-русски, анкетирование уже не понадобится: мужа-иностранца немедленно вышлют из страны.

Но, что ещё более интересно, спрашивать о личной жизни супругов будут не только их самих, но и соседей, родственников, друзей, коллег по работе. Досье на каждую иностранную семью обязательно должно включать их показания. Если они вдруг откажутся обсуждать вас в присутствии людей в погонах, это может поставить под удар вашу иностранную семью.

Проверять будут, конечно, не все браки, а только те, которые кажутся чиновникам особенно «подозрительными». У белорусского Совмина признаки фиктивности, надо сказать, тоже достаточно неоднозначные. В документе, например, говорится о «значительной разнице в возрасте». При этом со скольки лет разницы она становится «значительной», не уточняется. Возможно, милиции покажется таковой разница в пять лет? Ещё один негативный фактор — наличие у супругов внебрачных детей.

Известный белорусский юрист, председатель белорусского Хельсинского комитета Гарри Погоняйло отмечает, что документ «слишком» сырой и иногда откровенно некорректен: например, лица кавказской национальности, которых очень много на минских рынках, могут счесть вопросы о личной жизни оскорбительными. Но, добавляет эксперт, «здесь обычно сначала принимают решения и документы, а уже потом думают». По его словам, аналогичное законодательство в этой области в Западной Европе куда более гуманно и осторожно. Более того, он даёт широкие коррупционные возможности сотрудникам милиции, так как документ не слишком чёткий.

Один из сотрудников департамента по гражданству и миграции МВД Белоруссии на условиях анонимности без обиняков рассказывает «Часкору», что «документ создавался для того, чтобы сократить количество «хачиков» в Минске, потому что они откровенно начали теснить наших на рынках — так, как это было в 1990-е гг. в России. Теперь им там из-за терактов уже не так вольготно, как раньше было, и вот они перебираются сюда». По словам милиционера, фиктивные браки заключаются главным образом для получения вида на жительство: тогда проще платить налоги и «решать вопросы». Стоит фиктивный брак обычно от 500 до 1000 долларов за год.

Заключают часто фиктивные браки и сами белорусы. Кто-то таким образом «косит» от государственного распределения после университета, чтобы остаться в Минске, а не уехать отрабатывать в деревню. Кто-то хочет поскорее получить льготный кредит на строительство жилья, а дают его молодым семьям после того, как они «отстоят» в очереди. «Но этих мы трогать не будем: тут сложно что-то доказать, да и незачем это», — рассказывает источник.

«Часкору» удалось отыскать в Минске две межнациональные семьи. Жена поляка Марина рассказывает, что живёт с мужем уже пять лет, но боится, что её мужа «заставят платить, чтобы откопались». «Так уж сложилось, что мы живём тут, у мужа серьёзный бизенс по обслуживанию автомобилей. Но он уже заверил меня, что если нас будут пытаться разводить, он продаст или просто бросит бизнес, и мы уедем к нему на родину».

А вот минчанка Лариса, которая живёт с постоянно проживающим в Минске азербайджанцем, рассказывает, что очень боится милицейской облавы: «Его и так пытаются выжить из Минска, потому что конкуренты завидуют ему». Её муж Ираклий торгует на рынке в Ждановичах хурмой и виноградом. Он добавляет: «Мне страшно оттого, что если, например, в Москве любой вопрос можно решить за деньги, лишь бы они были, то у местных милиционеров всегда есть планы по штрафам, и они придираются даже тогда, когда придраться не к чему. Вот и здесь у них могут быть планы по количеству расторгнутых браков — допустим, им нужно будет разрывать браки 50 пар в месяц. И тогда им ничего не докажешь. Что ж, если это случится, будем жить вместе неофициально…»

Валентин Мальцев, Частный корреспондент

Читайте также: