Агенты странной разведки. Что делали российские шпионы в Америке

Огромные деньги, десять лет нелегальной работы и наверняка – длительные тюремные сроки. Неужели все это ради образцовой грядки с гортензиями? Шпионский скандал с голливудским оттенком…

В Ray’s Hell Burger, том самом кафе в Арлингтоне, где 25 июня обедали президенты России и США, еще не повесили на стену историческую фотографию, зато радуются последовавшему за «чизбургерным саммитом» наплыву клиентов. Но невинный вопрос про одиннадцать «российских шпионов», один из которых был арестован в том же Арлингтоне на следующий день после знаменательного обеда, вызывает у менеджера панику. Он отказывается отвечать и при этом требует ни в коем случае не называть его имени.

Зато широкая американская общественность в восторге от всей этой истории. «Фантастика! От каждого эпизода веет Голливудом»,—восхищается Харви Клэр, автор книг о советских шпионах. Общее мнение: хорошо бы все шпионы были такими—цивильными, чуть гламурными и абсолютно безобидными.

«Это выглядит как пародия на шпионаж,—говорит Ариэль Коэн, специалист по России из вашингтонского Heritage Foundation.—Агенты были внедрены в сомнительных местах, без должной подготовки. Судя по опубликованным донесениям, “Центр” даже не знал, что им выяснять у своих контактов».

Вопросы, по словам эксперта, напрашиваются сами собой. Как получилось, что русские агенты годами не замечали слежки? И самое интересное: зачем российское руководство выбрасывало такие деньги на столь малопродуктивную и непрофессиональную сеть?

«Это очень сложная и дорогая операция,—говорит Харви Клэр.—Назвать точную сумму затрат невозможно, но поверьте, это большая цифра. Школа Кеннеди при Гарварде (где учился агент, скрывавшийся под именем Дональд Хитфилд.—Newsweek)—штука недешевая. И дома, в которых они жили, тоже».

И судя по отчету ФБР, получается, что все эти деньги и десять лет жизни 11 людей, которым еще грозят 20-летние тюремные сроки, были потрачены на пару-тройку контактов, которые хороший журналист установил бы за полдня, используя современные средства сбора информации. «Непонятно, на что они рассчитывали в наши дни,—комментировал историю Ричард Стольц, бывший глава резидентуры ЦРУ в Москве.—Результат явно не оправдал предпринимаемых усилий».

Настолько не оправдал, что эксперты стали рассуждать, что, возможно, раскрытая сеть была «уткой», призванной отвлечь внимание от настоящей серьезной агентурной сети. Или что в час X наработанные агентами контакты подверглись бы гораздо более агрессивной атаке со стороны других, куда более надежно законспирированных разведчиков. «Нет сомнений, что планировалась долгосрочная операция,—говорит Харви Клэр.—Видимо, они рассчитывали, что в итоге получат доступ к какой-то невероятной информации или людям».

РЕБЯТА, СПОКОЙНО

Большинство агентов поселились в США под вымышленными именами и с фальшивыми документами в начале 2000-х, вскоре после избрания Владимира Путина на президентский пост. Однако уже с 2002 года их деятельность оказалась в поле зрения ФБР. Под неусыпным оком американских спецслужб «нелегалы», как в настоящем голливудском триллере, передавали друг другу одинаковые оранжевые сумки, «столкнувшись» на станции. Закапывали в парке деньги, помечая место брошенной бутылкой. Сидя в кофейнях, пересылали в «Центр» сообщения, соединяясь по Wi-Fi-сети с проезжающей мимо машиной российского посольства. Зашифровывали информацию в интернете в невинных картинках. В течение восьми лет их не трогали, а арестовали на следующий день после встречи Обамы и Медведева. ФБР объясняет это тем, что кто-то из агентов понял, что миссия провалена, и решил уехать из США.

Использование «нелегалов»—типично советско-российская методика, которую не используют другие разведки мира, за исключением израильской. «Это действительно наш конек»,—признается бывший высокопоставленный российский разведчик. По его словам, провал сразу 11 агентов—уникальный случай. Причиной он считает предательство. Но сам факт существования такой сети разведчик оценивает высоко: «С одной стороны, провал, а с другой—высочайшее достижение: вывезти 11 человек и натурализовать их».

Поскольку арестованные официально обвиняются не в шпионаже, а в отмывании денег, то обе стороны постарались понизить пафос истории. О том, что это специальная акция «ястребов» с целью подорвать перезагрузку, говорили и в Москве, и в Вашингтоне, но официальные лица излучали позитив.

«Мы ведем переговоры с Россией на эту тему, но фокусируемся на перезагрузке отношений и на наших общих интересах,—заявил Филипп Гордон, заместитель госсекретаря Хиллари Клинтон по делам Европы и Азии.—Мы бы хотели довести взаимное доверие до уровня, когда никому не пришло бы в голову прибегнуть к шпионажу для того, что можно узнать по другим каналам».

В России отреагировали беспрецедентным образом, объясняет бывший высокопоставленный разведчик: «Никогда прежде российский МИД не признавал в таких ситуациях, что люди с иностранными паспортами на руках—российские граждане». Пару лет назад, когда президентом США был Джордж Буш, Москва отреагировала бы шумно. «А сейчас все молчат, хотя есть огромное количество людей, желающих сыграть на антиамериканизме,—говорит бывший разведчик.—И сделали бы это, если бы не было команды от самой высшей власти: ребята, спокойно».

По словам близкого к Кремлю источника Newsweek, Медведев не станет реагировать на произошедшее, пока не будет прямой реакции Обамы. Пока же телеканалам была дана команда говорить о так называемом шпионском скандале. В том смысле, что какие же они шпионы, если их даже в шпионаже не обвиняют. На всякий пожарный прорабатываются и варианты жесткой реакции—через Думу, телевидение. Но сворачивать перезагрузку никто не собирается. «Пока мы не видим отказа от курса на разрядку и сами не намерены отказываться от такого курса,—говорит источник.—Здесь считают, что российско-американское сотрудничество не находится под угрозой, по крайней мере в данный момент».

ОСТАТКИ АКЦЕНТА

На первом заседании нью-йоркского суда обвиняемые отказались признать свою вину. Правда, день спустя в их стройных рядах обнаружился раскол. Задержанный 27 июня в Йонкерсе Хуан Ласаро признал, что это его вымышленное имя и что родился он не в Уругвае, а провел часть детства в Сибири. Он также сообщил, что его жена, перуанская журналистка Вики Пелаэс, выполняла роль связной, курсируя между США и Южной Америкой, где встречалась с представителями «Центра». Их взрослый сын, заехав в родительский дом, был вынужден отбиваться от журналистов, которые требовали от него в доказательство его латиноамериканского происхождения сказать что-нибудь по-испански. «Inocente!»—бросил он им в ответ.

А в пятницу стало известно, что еще двое арестованных признали свое российское происхождение и назвали свои настоящие имена. Майкл Зоттоли и Патрисия Миллз оказались Михаилом Куциком и Натальей Переверзевой.

Но самым серьезным уловом ФБР считает супружескую пару Ричарда и Синтию Мерфи из Монтклер в Нью-Джерси. Соседки Мерфи признали в ее речи остатки русского акцента, но та убедила их, что произношение импортировано из Бельгии. Преданный уход за гортензиями и разговоры о том, в какую школу лучше устроить дочерей, рассеяли оставшиеся подозрения.

Мерфи удалось устроиться на работу в Morea Financial Services—компанию, оказывающую финансовые услуги. Одним из ее клиентов стал Алан Патрикоф—ключевой финансист президентской кампании Хиллари Клинтон. В донесении в «Центр» Мерфи представила его как «фигуру, весьма близкую к правительству» и получила задание выведать у него подробности касательно внешней политики и слухов из Белого дома. Впрочем, Патрикоф настаивает, что в разговорах с ним Мерфи так ни разу и не заикнулась по какому-либо из этих поводов—говорили только о его налоговых декларациях.

В прошлый четверг судья Рональд Эллис отказался выпустить под залог арестованных, за исключением Вики Пелаэс,—«против них есть серьезные улики» и по их поводу осталось много открытых вопросов. «Я попросту не знаю, кто эти люди»,—сказал он. Во время обыска в доме Мерфи были найдены восемь конвертов с $10 000.

Дональд Хитфилд, позаимствовавший имя у канадского мальчика, умершего в 1968 году шести дней от роду, окончил Гарвард и вместе с Трейси Фоли, своей женой, судя по досье ФБР, «обрабатывал» будущих политиков и дипломатов, поселившись неподалеку от гарвардского Центра международных отношений.

На заседание суда в Бостоне явились оба сына Хитфилда и Фоли, 20 и 16 лет. С родителями они обменялись улыбками. Обсуждение их дела было перенесено на 16 июля. По словам адвоката, следствие считает, что в задачу пары входило заводить важные знакомства, «внедряясь» на коктейльные вечеринки и родительские собрания.

Особняком в группе стоит «молодежь»—Михаил Семенко и Анна Чэпмен. Они проходят в деле под своими именами и не скрывают своего российского происхождения. Рыжеволосая Анна Чэпмен, судя по всему, не играла сколько-нибудь серьезной роли, но затмила всех остальных на страницах газет и экранах телевизоров. Телеканалы крутили слайд-шоу гламурных фотографий «сексуальной шпионки», скачанных с «Одноклассников» и Facebook, сопровождая их комментариями вроде «ей больше подходит роль девушки Джеймса Бонда, нежели самого Джеймса Бонда».

Агент Чапман

Агент Чапман

Анне, если верить ФБР, была поставлена задача установить связи с влиятельными американцами. Для этого она тусовалась на приемах и конференциях, на благотворительных мероприятиях и в ночных клубах. Под прицел прессы тут же попал один из ее друзей по Facebook—известный экономист Нуриэль Рубини, предсказавший в свое время начало экономического кризиса. Рубини заявил, что, возможно, и встречал Анну на каких-то мероприятиях, но никогда не беседовал с ней с глазу на глаз.

Знакомые Анны отреагировали на историю по-разному. Кто-то выразил поддержку на ее странице в интернете, кто-то назвал ее «посредственностью», у которой «легенда» менялась через раз и которая производила впечатление «то ли дочки олигарха, то ли сотрудницы дорогого эскорт-агентства». Список ее друзей на Facebook стал редеть уже в первый день скандала.

Английская фамилия досталась Чэпмен от бывшего мужа-британца. Алекс Чэпмен утверждает, что девушка была дочерью высокопоставленного сотрудника российских и советских спецслужб. По его словам, отец «контролировал всю ее жизнь, и она все бы для него сделала». Их брак распался через несколько лет—Анна стала замкнутой и все время проводила с русскими друзьями, отказываясь брать с собой мужа под предлогом, что «все будет по-русски».

Другие люди, знавшие Анну по ее лондонскому периоду жизни, ничего особенного за ней не замечали. «Я бы ее описал как девочку, которая никак не выделялась,—говорит Newsweek промоутер Илья Таранто.—Все пили—она пила. Все танцевали—она танцевала. Приходила на вечеринку с друзьями. Дружила с русскими». Он очень удивился, когда услышал об аресте, потому что она, по его словам, никогда не вела себя как человек, который пытается куда-то внедриться. «Она не была вхожа даже в круги золотой молодежи,—говорит Таранто.—Просто тусила, по-другому это не описать».

Некоторые знакомые Чэпмен считают, что ее арестовали по ошибке. Однако агенты ФБР, которые полгода вели за ней слежку, вполне уверены в своей версии. По данным следствия, подставной агент дал ей «задание» отнести в определенное место поддельный паспорт. Анна, что-то заподозрив, купила мобильный телефон на вымышленное имя, с которого позвонила в «Центр». Там ей посоветовали сдать паспорт в полицию и возвращаться в Москву. Анна паспорт сдала, но 26 июня была арестована. На прошлой неделе суд продлил ее арест, отказавшись выпустить под залог.

Пока «российские агенты» ждут в камерах своей участи, соседи арестованных переживают, что будет с их детьми. Даже если они были плохими шпионами, родителями они были хорошими, свидетельствуют люди. Дети, рожденные в США, являются американскими гражданами, и сейчас, когда родителям угрожает тюремное заключение или депортация, их судьба непонятна. Обычно идеальным вариантом для детей, если их родители попадают в тюрьму, считаются ближайшие родственники. Но как они могут помочь детям, которые не знают ни их, ни страны, возложившей на их родителей столь опасную миссию?

ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ШЕСТЕРКА

Американские военные и контрразведчики, работавшие на Россию

Олдрич Эймс

Высокопоставленный сотрудник ЦРУ, возглавлявший «советский отдел», в 1985 году сам пришел в посольство СССР с предложением о сотрудничестве. Его деятельность стала одним из самых больших провалов ЦРУ. По разным данным, он раскрыл от 12 до 25 американских агентов, десять из них были казнены. За девять лет Эймсу выплатили $2,7 млн, а он объяснял свое благосостояние наследством жены. Дважды смог пройти проверку на полиграфе, отводя от себя подозрения. Был арестован в 1994 году. Сейчас отбывает пожизненное заключение.

Гарольд Джеймс Николсон

Инструктор закрытого центра ЦРУ по подготовке специалистов получил кличку Бэтмен в российских спецслужбах. Его раскрыли в 1996 году – он не прошел рутинную проверку на детекторе лжи, а на его счетах появились $120 000 неясного происхождения. Николсон признался, что выдал России сведения о резиденте ЦРУ в Москве и о молодых сотрудниках, проходивших подготовку. Осужденный на 23 года тюрьмы, продолжал работать на СВР и получать деньги через своего сына Натаниэля. В 2009 году обоим предъявили новые обвинения.

Эрл Эдвин Питтс

Сотрудник Нью-Йоркского отделения ФБР, работавший по советскому направлению, был завербован КГБ в 1987 году. Он передавал КГБ и СВР информацию в течение пяти лет, включая имена агентов ФБР, работавших под прикрытием. Его гонорар за весь срок составил $224 000. В 1992 году сотрудничество прервалось, но вскоре Питтс попал под подозрение. ФБР начало длительную операцию, под видом российских разведчиков предложив ему возобновить сотрудничество и передать секретные документы. В 1996 году Питтс был арестован, в 1997-м во всем признался и был осужден на 27 лет тюрьмы.

Джордж Трофимофф

Родился в семье русских эмигрантов в Германии, вместе с родителями переехал в США и начал карьеру в армии. В 1969 году получил назначение в центр военной разведки в немецкий город Нюрнберг, именно там и был завербован КГБ, по некоторым данным, митрополитом РПЦ Иринеем. Трофимофф работал на СССР, а затем на Россию 25 лет, передав около 50 000 страниц документов, в том числе о химическом и биологическом оружии. В 1994-м его заподозрили в шпионаже, и он со скандалом вышел в отставку. Но досье на него продолжали собирать, и в 2000 году 73-летний шпион был арестован, а затем приговорен к пожизненному заключению.

Роберт Ханссен

Руководитель советского аналитического отдела ФБР стал работать на КГБ под кличкой Рамон в 1985 году, хотя, по сведениям американской прессы, в конце 1970-х у Ханссена были контакты с ГРУ. С падением СССР в 1991 году Ханссен прервал контакты с российской разведкой, но возобновил их в 1999-м. Спустя два года его арестовали. Чтобы избежать смертной казни, Ханссен пошел на сделку и рассказал о своей деятельности. За $1,4 млн и ценные подарки, например бриллианты, он передал Москве порядка 6000 страниц секретных документов, причем не только из ФБР, но и из ЦРУ и других источников. Считается, что именно он рассказал о секретном тоннеле под посольством СССР в Вашингтоне. Приговорен к пожизненному заключению.

Ариэль Вейнманн

В 2006 году к 12 годам лишения свободы был приговорен 22-летний подводник Ариэль Вейнманн. Ему грозило пожизненное заключение, но он пошел на сделку, признавшись в шпионаже. И хотя суд и прокуратура не огласили, в чью пользу шпионил Вейнманн, американские СМИ уверенно назвали Россию. Вейнманн служил на подлодке Albuquerque, вооруженной крылатыми ракетами Tomahawk. В 2005 году он дезертировал, украв ноутбук с секретными сведениями, улетел в Австрию, чтобы продать имевшуюся у него информацию зарубежному правительству. Затем через Мексику вернулся в США, где и был арестован. Сам Вейнманн объяснил свой поступок искренней симпатией к стране, в пользу которой шпионил.

НАТАША МОЗГОВАЯ, ПОЛИНА ЕРЕМЕНКО, НАТАЛИЯ ПОРТЯКОВАNEWSWEEK

Читайте также: