Киевский метрополитен: а «УК» предупреждала! Часть 1

В отношении руководства КП «Киевский метрополитен» возбуждено уголовное дело — по факту мошенничества. В результате которого городскому бюджету Киева был нанесен значительный ущерб. Оцениваемый следствием в 5,5 миллионов гривен. В помощь следствию приводим подборку публикаций «УК» за последние два года, которая расширит кругозор дознавателей на творимые в метрополитене безобразия. Глядишь, и сумма ущерба возрастет на порядок…Итак, поводом для возбуждения уголовного дела стали нарушения, которые, по данным милиции, имели место в период с июня 2004 года по сентябрь 2005 года. Тогда на Сырецко-Печерской линии проводились работы по строительству объектов метрополитена от станции метро «Харьковская» до электродепо «Харьковское». Следствие считает, что за это время работники коммунального предприятия путем обмана контролирующих органов и с нарушением ст. 17 закона Украины «Об инвестиционной деятельности» («ценообразование в инвестиционной деятельности») при определении стоимости общепроизводственных и административных расходов использовали не государственные ведомственные строительные нормы (ВСН). Тогда как закон обязует придерживаться общегосударственных строительных сметных нормативов. Таким образом, сумма расходов на строительство объектов метрополитена, выделяемая из городского бюджета, возросла на 437 тысяч гривен.

В данном случае речь идет о ВСН, которые были разработаны и введены в действие (по мнению Генеральной прокуратуры – незаконно) президентом Украинской государственной корпорации по строительству метрополитенов и туннелей «Укрметротуннельстрой» Владимиром Петренко. Это стало поводом для возбуждения 21 июня текущего года в отношении господина Петренко уголовного дела по факту превышения служебных полномочий. Генеральная прокуратура обвиняла его в незаконном отчислении в пользу возглавляемых им предприятий более 5,5 миллионов гривен из городского бюджета во время работ по строительству метрополитена в Киеве.

В результате расследования этих нарушений 3 августа Шевченковский райотдел милиции Киева возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 190 УК («мошенничество, которое нанесло значительный вред потерпевшему»). В данный момент идет процесс дознания. Если вина руководства Киевского метрополитена будет доказана, то фигурантам уголовного дела грозит до трех лет лишения свободы.

Как рассказал достоверный источник в правоохранительных органах, ответственным за превышение стоимости выполненных работ со стороны Киевского метрополитена следствие считает директора дирекции по строительству метрополитена коммунального предприятия Александра Охотникова. По информации источника, господин Охотников заключал дополнительные соглашения к договору на строительство объектов метрополитена с генеральным подрядчиком строительства объектов Сырецко-Печерской линии – ОАО «Киевметрострой», также возглавляемым Владимиром Петренко. При этом он не согласовывал свои действия с контролирующими органами. По данным следствия, дополнительные соглашения с ОАО были подписаны до того, как Киевский метрополитен обратился за разрешением в Министерство экономики, хотя должен был действовать в обратном порядке. Кроме того, именно дирекция, возглавляемая Александром Охотниковым, должна была контролировать оплату работ по ВСН.

Вчера связаться с господином Охотниковым не удалось – как выяснилось, он находится на больничном. Также на больничном находится начальник Киевского метрополитена Николай Шавловский. Его заместитель Владимир Федоренко пообещал дать подробный комментарий, но после этого перестал подходить к телефону, сообщает Интернет-издание «Обком».

КРИМИНАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ СТОЛИЧНОЙ ПОДЗЕМКИ. ЧАСТЬ 1

Когда руководство киевского метрополитена общается с прессой, то, как правило, говорит о трех вещах: о строительстве новых станций, о том, что возить за пятьдесят копеек – себе в убыток, и о новой системе оплаты проезда, от которой выиграют все, хотя цена проезда, как ни странно возрастет. А внимательный человек, бродя по перронам, переходам и станциям этого подземного царства, может заняться элементарным подсчетом. Первое, что бросается в глаза – в метрополитене торгуют везде. Хачапури на входе, диски, чулки, бижутерия, аптеки, пресса у турникетов. Игровые автоматы у эскалаторов. Торговцы всех мастей в переходах, распространители всякого барахла в вагонах. Плюс реклама в поездах и на стенах, плазменные телевизоры на перронах и прочее. Там же ходят внимательные «подземные» милиционеры и за всем этим наблюдают. Только очень наивный человек может подумать, что это подземное предпринимательство никому ничего не «отстегивает».

Справка УК: Сегодня Киевский метрополитен имеет 3 действующие линии общей протяженностью свыше 50 км. Киевская подземка – это 42 станции с тремя пересадочными узлами. На каждой станции — от 20 до 50 торговых точек. Также торговые точки находятся в переходах между линиями. Ежедневно киевский метрополитен перевозит порядка 1, 7 миллиона пассажиров, это около 565 миллионов в год – потенциальных покупателей. Линии метрополитена пересекают все 10 районов города, что делает подземный рынок уникальным в своем роде. Соответственно, торговля в метро — чрезвычайно прибыльный бизнес, охватывающий практически весь город. Это один большой рынок, с огромной пропускной способностью, со своими законами, понятиями и «крышей». С каждого торгового места метрополитен официально получает от 200 до 500 гривен в месяц. Неофициальные отстегивания «уполномоченным» лицам составляют ту же сумму, но в долларах.

До развала СССР киевский метрополитен входил в союзную сверхструктуру Министерства путей сообщения. После распада Страны Советов метрополитены оказались в ведомстве Министерства транспорта Украины. 20 июня 1997 г. решением Кабинета Министров КП «Киевский метрополитен“ передали в коммунальную собственность территориальной общины Киева. Переход метрополитена в ведение Киевской горадминистрации был долог и мучителен. В целом руководство и рядовых сотрудников больше устроило бы подчинение Минтрансу, что гарантирует ряд существенных льгот. Тем не менее, метрополитен сменил «крышу». Пожалуй, именно после перехода в ведение Киевской горадминистрации транспортное предприятие стало превращаться в базарно-торговое.

Кроме того, киевский метрополитен — это многопрофильное предприятие, сложный инженерный комплекс. В его составе — 11 эксплуатационных служб, 2 электродепо, мастерские по ремонту подвижного состава, дирекция строительства метрополитена. Парк подвижного состава состоит из 579 вагонов. На базе электродепо можно не только проводить техобслуживание и ремонт, но и гнать «левую» продукцию; а еще – создавать на их базе дочерние предприятия, способные обеспечить «отцам» подземки ощутимую прибыль.

Свыше 7000 сотрудников метрополитена обслуживает поликлиника и 9 медпунктов. В цехах и на участках есть комнаты для отдыха и психологической разгрузки. Есть также оздоровительный комплекс в селе Летки. В депо «Дарница» и «Оболонь» действуют оздоровительные комплексы и сауны.

О саунах мы еще обязательно поговорим. Но позже. Умолчать о них нельзя, ведь именно сауны в наше время стали местами крайне интересных встреч и принятия реальных и чисто конкретных решений. Но… наберитесь терпения, читатель.

В метрополитене, как и во всяком подземелье, есть свои «гоблины» — Управление охраны, возглавляет которое подполковник милиции Анатолий Бойченко. Служба охраны метрополитена является прикомандированным подразделением городской милиции и состоит из трех батальонов, собственных ОБЭПа и отдела уголовного розыска. В общей сложности под землей несут службу около тысячи сотрудников милиции.

Анатолий Бойченко появился в киевском метрополитене в конце 1997 года. Тогда он ходил в майорах. До этого, по слухам, сферой его деятельности была борьба с проституцией. Перед новым 1998 годом руководство метрополитеновской сауны, что на улице Озерной, 9 предупредили о том, что необходимо подготовить сауну на вечер к приему высоких гостей. Одновременно, предпринимателям, обслуживающим столовые метро приказали обеспечить богатый стол – с икрой, дорогими коньяками и непременно — раками, поскольку неизвестный «высокий» гость просто помешан на хороших раках. Раки были доставлены, а к вечеру в сауну прибыли «клиенты» — тогдашний начальник метрополитена Балацкий, начальник депо Дворский, бывший руководитель службы охраны метрополитена Икранов, новоназначенный майор Бойченко и…сам высокий гость. Им оказался тогдашний начальник киевской милиции Михаил Корниенко, по совместительству — любящий дядя майора Бойченко. Встреча прошла в атмосфере полного взаимопонимания и затем повторялась неоднократно. Видимо, раки оказались хороши, ибо просьба Корниенко дать квартиру его молодому родственнику, была моментально исполнена руководством метрополитена. С этой знаменательной встречи в сауне положение Бойченко в иерархии «подземного царства» значительно укрепилось. А новое положение стимулировало аппетиты главного «гоблина». Что, кстати, отнюдь не радовало его подчиненных. Летом этого года в службу внутренней безопасности МВД и в Генпрокуратуру поступило письмо следующего содержания:

«Генеральному прокурору Украины Святославу Пискуну

Мы, должностные лица, работающие в системе метрополитена, обеспокоены ситуацией, сложившейся на сегодняшний день. С появлением нового начальника охраны метрополитена Бойченко А.В. в метрополитен пришли коррупция и криминал. В связи с этим хотим сообщить Вам следующую информацию:

1. Имеет место открытие «левых» рабочих мест – дворников, уборщиц, обслуживающего персонала. На самом деле – это «мертвые души». Их зарплату получает Бойченко и его доверенные лица, а работу вынуждены выполнять рядовые милиционеры.

2. Имеет место постоянная задержка с выплатой зарплаты всем сотрудникам милиции в метрополитене. Это вызвано незаконным размещением в коммерческих структурах «свободных» действующих средств под краткосрочные кредиты.

3. Безденежье с подачи Бойченко толкает сотрудников милиции на превышение служебных полномочий (поборы с предпринимателей, размещение нелегальных торговых точек). Для улучшения своего материального положения начальником милиции была дана устная команда командирам батальонов о ежемесячном «взносе» для Бойченко в размере 1 тысячи долларов. Не справляющиеся с этим «заданием» начальники отделов и командиры батальонов были смещены со своих должностей или были вынуждены уйти.

4. Ведется целенаправленное выживание неугодных предпринимателей путем расторжения договоров аренды по несуществующим или незначительным нарушениям в период продления договоров на следующий год. Освободившиеся торговые точки переоформляются на родственников или подставных лиц начальника милиции. Те, кто пытается сопротивляться этому беспределу законными путями, отправляются за решетку. Как это случилось с учредителем фирм «ДИкси» и «Микст» Д.Шкляром, который был обвинен в вымогательстве, хотя на самом деле имело место получение процента прибыли от совместно деятельности между реализатором и поставщиком.

Бойченко хочет подмять под себя все торговые точки в метрополитене, несмотря на то, что Управлению по охране метрополитена каждый год и так предоставляются торговые точки для нужд оперативной разработки, чего более чем достаточно для подкрепления материальной базы Управления.

Прикрываясь личными родственными связями в высших эшелонах власти Бойченко А.В. была создана атмосфера, в которой отстаивание своих прав законными путями стало бесполезным.

Ни для кого в метрополитене не секрет, что начальник милиции Бойченко владеет несколькими квартирами в Киеве и загородным коттеджем, приобрел для своей любовницы автомобиль Toyota Camry стоимостью около 30.000 долларов.

Бойченко проживает с гражданкой С. (в заявлении указаны полное имя и фамилия – «УК»), бросив жену и двух детей, что свидетельствует о его моральном облике. Считаем, что расцвет нелегальной торговли в метрополитене связан с тем, что свою деятельность по торговле хлебо-булочными изделиями на Оболонско-Куреневской линии С. начинала именно без соответствующих разрешительных документов, т.е. незаконно, а прикрываясь лишь любовной связью с Бойченко. С ее же слов, став любовницей одного из замов начальника метрополитена, С. заключила официальный договор аренды торговых площадей на станциях метро. Сейчас она владеет монополией на продажу хлебобулочных изделий в метро (около 50 торговых точек) и около 100 в городе.

Для прикрытия фактов подкупа должностных лиц, в том числе народных депутатов, С. распространяет слухи о том, что состоит или состояла с ними в интимных отношениях.

Просим разобраться и остановить незаконные действия начальника милиции совместно с С. И категорически требуем убрать их из метрополитена.”

Напомним, что письмо это было отправлено летом 2003 года. Сегодня, на дворе зима, и тем не менее, каких-либо проблем у Бойченко не наблюдается. С аппетитом также все в порядке. А ведь он, как известно, приходит в процессе еды. Но об этом – в следующей части.

Сергей Андропов, специально для «УК»

КРИМИНАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ СТОЛИЧНОЙ ПОДЗЕМКИ. ЧАСТЬ 2

Если бизнес-карьера майора Бойченко в сауне только начиналась, то карьера бывшего начальника киевского метрополитена Балацкого в той же сауне начала клониться к закату. Здесь же читайте: о том, как укатились в неведомом направлении деньги за новенький электропоезд №5823; как начальник киевской подземки, он же в недавнем прошлом – видный железнодорожник, хранил стодолларовые пачки в холодильнике и как ему помогала их зарабатывать супруга. Об этом и прочих проделках главных «троллей», «гоблинов», их многочисленных любовниц, каких-то бандитов и прочей подземной элиты рассказываем сегодня.



Старый коммунист, человек жесткий и принципиальный, Николай Балацкий руководил киевской подземкой в течение 17 лет. И надо ж было в 1998 году в этой же роковой сауне 64-летнему метрополитеновскому генералу положить глаз на 28-летнюю предпринимательницу, работающую в системе метрополитена. Назовем ее Анной. Первые шаги в бизнесе она начинала в качестве бухгалтера ныне покойного киевского авторитета Лейки, затем работала у другого авторитета – Черного. Впоследствии вложила деньги в частное предприятие «Новик», работавшее в метрополитене. Между Балацким и молодой особой возник бурный роман. С тех пор предприятию «Новик», соучредителем которого являлась Анна, был гарантирован режим наибольшего благоприятствования.

Ничего криминального до поры до времени в этом не было. С 1997 года «Новик» обслуживал столовую для работников метрополитена на Оболони. Договор был таким: «Новик» кормит метрополитеновцев по себестоимости, но за это не платит аренду и получает 7 торговых точек в метро, на которых реализовывает свой товар – пельмени, фарш и прочие пищевые продукты. Обеды к неуемной радости сотрудников метро стоили две-три гривны, при этом предприниматели неплохо зарабатывали торговлей на «точках».

Работал «Новик» хорошо и вскоре стал вопрос о создании комбината общественного питания при киевском метрополитене. Однако для этого требовалась крупная сумма денег. Примерно миллион долларов — чтобы купить бойню, колбасный цех, и прочее и объединить все столовые метрополитена в единый комбинат. В итоге, комбинат должен был прокормить по низким ценам семь тысяч едоков — работников метрополитена, помимо этого выпуская продукцию для продажи. Цены на обед предполагалось сбить до гривны-полутора, чтобы не «дырявить» бюджет даже самых низкооплачиваемых работников. Эта программа была одобрена метрополитеном и его тогдашним руководителем Балацким.

Оставался нерешенным единственный вопрос: где взять миллион зеленых денег. Балацкий направил письмо в Киевраду с просьбой разрешить киевскому метрополитену выступить гарантом пяти миллионов гривен кредита в банке «Хрещатик», выделяемых «Новику». Почти два года в Киевраде письмо не подписывали. До тех пор пока… И здесь в нашем повествовании появляется еще один персонаж, имеющий связи с криминальным миром. А именно: простой водитель предприятия «Новик» Сергей Шупик. Осведомленные люди утверждают, что Шупик в свое время был связан с ОПГ Стаса, в частности был женат на сестре стасовского бригадира, некоего Николая Д. (последний сегодня значится в помощниках народного депутата, при этом в милицейских оперативных базах по сей день хранится немалое количество информации на Д.)

И вот, когда руководство «Новика» в очередной раз ломало голову над тем, как же подписать письмо в Киевраде, Шупик взялся «порешать» этот вопрос. И решил его в течение месяца. Цена вопроса, по его собственным словам составила 1 тысячу гривен и 200 долларов, которые были потрачены на застолья в ресторане «Росичи». Злые языки утверждают, что Шупик поил и кормил на этих застольях сына видного деятеля столичной горадминистрации. Так ли было в действительности, утверждать не беремся, но факт то, что письмо было получено. И долгожданный кредит стал постепенно материализовываться. Однако, сразу же после подписания злополучного письма, учредители «Новика» почувствовали острый запах тюрьмы или смерти. Этот запах исходил от Шупика и Анны. Что проявлялось в многочисленных звонках с угрозами в адрес директора «Новика» Олега Хомича и его сотрудников.

Как выяснилось, Анна завела крепкие связи не с одним Балацким, но и с Шупиком. И с момента подписания кредитного письма почувствовала себя полновластной хозяйкой «Новика». Остальным его соучредителям было рекомендовано сидеть тихо, исполняя то, что скажут, дабы продлить свои дни на этой земле. Однако, подписывать обязательства по кредиту должны были все учредители «Новика» и его директор, Олег Хомич. Соответственно, им бы в случае чего пришлось бы и «сесть». Кроме того, до потенциальных арестантов стала доходить информация, что Алла и Шупик уже подготовили схему вывоза этих денег в Израиль. Забеспокоился и Балацкий, которому в результате этой аферы также светило отправиться не на пенсию, а в тюрьму. Схема классическая: молодая аферистка «кидает» старого любовника и уматывает с любовником молодым куда-нибудь на Багамы. Или в Израиль. В итоге, письмо о выделении кредита так и осталось у Балацкого, а предприятие «Новик» стараниями предприимчивой Анны, оскорбленной упрямством несговорчивых компаньонов, было фактически уничтожено. Неоднократные обращения предпринимателей в УБОП и прокуратуру остались без ответа, не без «содействия» начальника милиции метрополитена и его высокого покровителя.

Но не все подземные аферы заканчивались столь безрезультатно. Достаточно вспомнить хотя бы странную историю, приключившуюся с электропоездом №5823. 23 апреля 1997 года киевский метрополитен заключил договор с московским ООО «КРИСС», на поставку контактно-аккумуляторного электровоза №5823 стоимостью 560.000 гривен. 8 января 1998 года электровоз был принят метрополитеном на ответственное хранение. И вот тут начинаются странности. В Киевский УБОП поступили два документа, датированные одним и тем же числом, с одним и тем же исходящим номером, но … с разным содержанием. В одном документе сказано, что «по условиям контракта и в соответствии с письмом ООО «КРИСС» от 05.05. 97 г. №59 метрополитен осуществил оплату стоимости поставки поезда в пользу продавца украинскому МП «Компаньон» (г. Белая Церковь). В другом же письме говорится, что «учитывая, что условия контракта противоречат требованиям действующего Законодательства, нами (по согласию сторон) заключено дополнительное соглашение к данному контракту, согласно которому, оплата за поставленный электровоз будет произведена непосредственно на расчетный счет продавца после таможенного оформления груза.» То есть, непонятно, то ли оплата была произведена после письма от пятого мая 1997 года, то ли она не была произведена. Или же она была произведена дважды, в 1997 году и в 1998 году? Платежки говорят, что оплата производилась четырьмя траншами, первый из которых, размером в 112 000 гривен, поступил МП «Компаньон» 22 мая 1997 года; второй суммой в 168 000 гривен поступил в «Компаньон» 4 июля 1997 года, третий 15 сентября 1997 года размером в 168 000 гривен. А вот четвертый платеж в 112 000 гривен, датированный 18 ноября 1997 года, пошел почему-то не на МП «Компаньон», а в адрес иного белоцерковского МП — «Монитор». Таким образом, все 560 000 гривен были перечислены за московский электровоз белоцерковским малым предприятиям до ноября 1997 года, то есть предоплатой, ибо сам электровоз, как мы помним, поступил в метрополитен лишь 8 января 1998 года. Но письмо, в котором говорится, что оплата еще не произведена, датировано 28 января 1998 года. Куда же делись в таком случае 560 000 гривен? Перечисленным белоцерковским МП? А за что, собственно, коль скоро «КРИСС» денег за электровоз еще не получил?

Служебный подлог здесь очевиден, равно как и отмывание денег. Хотя, схема, согласитесь, забавная. Еще более забавно, что уголовное дело на основании этих документов так и не появилось. Транспортная прокуратура почему-то решила, что не имеет права его возбуждать, ибо минули «сроки давности». Ну да, за хищение полумиллиона бюджетных гривен… Сроки давности истекли… Бывает. Правда, редко. В особых случаях.

Всякие интересные события стали случаться в метрополитене значительно чаще со сменой его руководства. Еще в августе 2002 года Николай Балацкий выступил с резкой критикой киевского мэра Александра Омельченко за идею объединить метрополитен и наземный транспорт города. Кроме того, Балацкий публично заявил, что метрополитен намеренно недофинансируется по личной инициативе Омельченко. Итогом этого конфликта стал переход Балацкого на «другую работу», а фактически на пенсию.

Это произошло год назад. На место Балацкого назначили 53-летнего Николая Шавловского, работавшего до этого главным инженером Юго-Западной железной дороги и приложившем руку к строительству нового киевского вокзала. Приложившем настолько плотно, что это вызвало неподдельный интерес правоохранительных органов. Органы в ходе обыска обнаружили дома у Шавловского странные запасы, в виде 100 000 долларов, лежащих в холодильнике. На естественный вопрос «откуда деньги, Зин», будущий начальник киевского метрополитена находчиво ответил, что деньги заработаны его супругой которая, по его словам … работала проституткой. Бывает, наверное и такое. Но редко. Вопреки обнаружению свежезамороженных долларовых пачек, господина Шавловского назначили начальником Киевского метрополитена. И почалось…

Свою бурную деятельность Николай Николаевич начал с того, что категорически отказался ездить на «Крайслере», оставшемся по наследству от Балацкого. Для обновления автогардероба был приобретен, естественно на средства метрополитена, новенький «Опель-омега». Затем, в столярке метрополитена Шавловский создал свою фирму по производству евроокон, и затеял в метрополитене комплексный ремонт. Естественно, при помощи все тех же строительных фирм, помогавшему Шавловскому в строительстве киевского железнодорожного вокзала. Потом прикупил в США, через оффшорные зоны и за весьма серьезные деньги, две подержанных землеройных машины. Правда, аналогичные машины украинского производства намного дешевле, но этот вариант Шавловскому показался не столь привлекательным. Интересно, что для оплаты этой техники метрополитену пришлось заложить все свои общежития, здание админкорпуса и еще кой-какую недвижимость. Но, видимо, сделка была столь привлекательной, что от нее просто грех было отказываться.

Следующим шагом энергичного начальника стало решение увеличить плату за рекламу в метро в пять раз, что по его словам призвано даст ежегодный доход порядка 10-20 миллионов гривен. Кстати, вы чувствуете разницу в цифрах? Не 10-12, а 10-20? Может, это не просто неопределенность прогноза, а маржа? Помимо этого Николай Николаевич собирается «в каждом вагоне разместить 5 мониторов, которые при подъезде к станции будут выдавать техническую и справочную информацию, а между перегонами на них будут демонстрироваться рекламные ролики.» Среди плодотворных идей Шавловского есть также проект по откачке из бюджета порядка 16 миллионов гривен на переделку турникетов для новых бесконтактных карточек и строительство турникетов на выходе из метро.

Любопытно, что вся эта бурная деятельность проходит на фоне весьма неутешительных итогов проверки КРУ, которая констатировала, что к бедственному положению метрополитен привели многочисленные нарушения финансовой дисциплины. Всего было выявлено нарушений на 34,2 млн. грн. Интересно, что при убытках в 31,7 млн. метрополитен умудрялся заниматься благотворительностью, финансируя госпредприятия и неприбыльные организации на сумму 149 тыс. грн. А целевые средства из бюджета использовались на выплату процентов по банковскому кредитному договору. И при всем этом киевлян сегодня пытаются убедить в том, что метрополитену просто необходимо повысить стоимость проезда практически в два раза. Потому что, видите ли, метрополитен – очень бедный. А может быть эта бедность от алчности подземного руководства, от того, что гигантские финансовые потоки, несущиеся через метрополитен, истекают не в бюджет подземки, а в карманы его главных «троллей», «гоблинов», их многочисленных любовниц, каких-то бандитов и прочей подземной элиты?

И еще одно. Вся эта подземная денежная река может в одночасье превратиться в реку мертвых, в киевский Стикс. По мнению людей осведомленных, бесконтрольный рост торговых точек в метро уже создал ситуацию, серьезно осложняющую спасение людей в случае какой-либо аварии. Скученность, забитость проходов, заставленные лотками двери аварийных выходов, толпы торгующих в вестибюлях метро – все это рано или поздно приведет к трагедии. Равно как и то, что метрополитеновская милиция давно уже не бдит, высматривая потенциальных террористов или сумасшедших, а тупо собирает дань с торгующих. Впрочем, что говорить о рядовых сотрудниках, если их начальство давно уже не заботят не вопросы безопасности, ни необходимость новых эскалаторов и дополнительных выходов с безнадежно устаревших станций типа «Вокзальной». Начальство волнует лишь строительство собственного благополучия. Любой ценой. Даже ценой наших жизней.

Сергей Андропов, специально для «УК»

ТАЙНЫ ПОДЗЕМНОГО «ГЕНЕРАЛА»

Не без омерзения мы решили вернуться к хронике „подземного царства” — столичного метрополитена. Уж больно много накопилось в этом мрачном лабиринте финансовых махинаций, откровенного рэкета, алчных баб и просто грязи. Однако, вернуться к этой теме нас заставило чувство обычного сострадания как к обычным милиционерам, несущим службу в метрополитене, так и к пассажирам, которые однажды могут серьезно пострадать из-за бардака, творящегося в этом подземном царстве.

Вначале, как водится, было слово. Точнее письмо, крик души подземных милиционеров, пытающихся найти управу на своего предводителя, начальника Управления охраны Киевского метрополитена ГУМВД Украины в г. Киеве подполковника Анатолия Бойченко. Примечательно, кстати, что 37-летний подполковник очень любит, когда подчиненные и друзья называют его „генералом”. Впрочем, „генерал” вообще жизнелюб, но об этом ниже. А пока вернемся к крику души подземных милиционеров. Цитируем, сохраняя стилистику и орфографию оригинала:

Ми знаємо, що це зовсім не правільне звернення, але все про що напишемо, це дійсна ситуація і правда. Офіційно звернутися не можемо, тому що у нашого начальника є покровителі, але його не людське ставлення до людей, зневага, бешенна страсть до наживи змушує нас це зробити. Всіма своїми поступками він давно вже втратив авторитет начальника. Про який можна говорити авторитет, коли він зайнятий вирішенням тількі особистих питань наживи, розстановкою лотків на станціях, розбудовою кіосків в метро для своєї сожительниці – частного підприємця Підлісної Світлани. Він будує вже третю дачу, сауни два – три рази в тиждень, полювання – працювати практично ніколи. Але на всіх станціях йде інша робота, стоять майже всюди лотки з піріжками його сожительниці Підлесної, стоять на всіх станціях його, але оформлені на когось лотки з телефонними картками, лотки з дісками та інше. В управлінні колись був нормальний колектив, для міліціонерів робилось все, щоб нормально працювати, але з приходом цього начальника все помінялось, почали думати не про роботу, а де взяти для нього гроші. Всі, всі командири обложени данню, а хто не давав гроші – знімались із должностей, або виганялись… Просимо пробачення за цей лист, він може показатися як наклепницькій, чи не зовсім серьозний, але за цим всім страшна картина і судьби людей і висновки про безнаказанність і думки про те, що скрізь ніхто не думає про роботу, а тільки про своє ненаситне обогащеніє. Можливо і тяжко щось підтвердити фактами все це, про що написане, але це все так і є, без ніякого згущання хмар, хочемо щоб Ви знали реальну картину. Якщо із цім листом будуть знайомі деякі люди із УВБ і штабу, то це стане відомо і начальнику і він почне робити все, щоб ці факти поховати. Вибачаємось ще раз і соромно самим, що не можемо підписатись.

О подвигах подполковника Бойченко на почве личного и неправедного обогащения мы слышали уже неоднократно и даже писали об этом.

Однако, письмо „подземных” милиционеров нас расстрогало и мы решили поговорить с кем-нибудь из них, рядовых правоохранителей несущих, по большому счету, нелегкую службу в столичном метрополитене и за смешные деньги. То что рассказали нам подчиненные подполковника Бойченко ,честно говоря не укладывается ни в какие рамки. Воруют многие, в том числе и сотрудники правоохранительных органов, это понятно и, увы, — уже привычно. Но даже воровать, извините, можно красиво, а можно – отвратительно.

Итак, вкратце расскажем о финансовой империи нынешнего „короля” охраны метрополитена. Светлана Подлесная, кстати уже не любовница, а законная жена подполковника имеет три магазина по продаже хачапури в вестибюлях станций метро „Дружбы народов” и „Льва Толстого” и в переходе станции метро „Печерская”. Кроме того, она же имеет 16 лотков по продаже хлебобулочнх изделий в вестибюлях разных станций метро. 11 торговых мест оформлено на родственника Подлесной – Кулинич М.А. Интересно, что максимальное количество торговых мест в метро для одного предпрнимателя – 5. На 5 станциях торговые места оформлены на мужа сестры Бойченко, некоего Максимюка А.В. Также под прикрытием Бойченко на станциях метрополитена работают еще восемь предпринимателей с более, чем тридцатью торговыми точками.Часть из этих предпринимателей имеют торговые места вообще без указания конкретного места. Как правило, все эти места значительно превышают разрешенный в метрополитене метраж, находятся на станциях с большим пассажиропотоком и торгуют ходовой, но контрафактной продукцией – пиратскими дисками и кассетами. Все это „личные” точки Бойченко, с которых он имеет полновесную прибыль. Однако, не обошел подполковник своим вниманием и других предпринимателей. В общей сложности в киевском метрополитене организована деятельность более тысячи торговых мест. За каждое из них предприниматели должны платить по 50 гривен управлению охраны за обеспечение порядка в местах их расположения. Но, как правило, официально через бухгалтерию эти деньги не проходят, а передаются Бойченко через его помощников по хозяйственному обеспечению. В общей сложности, подполковник Бойченко в результате своей „предпринимательской” деятельности получает порядка 8 тысяч долларов ежемесячно.

  Однако, не только деньги греют душу главного подземного милиционера. Получив одну квартиру по месту службы в Боярке, перейдя на службу в Киевский метрополитен Бойченко получил трех-комнатную квартиру в Киеве на Харьковском массиве. Отремонтировал ее, продал и купил другую в более престижном районе, на проспекте Победы. Кроме того, есть у Бойченко серьезная дача в селе Пуховка, пока, правда, недостроенная. И дом в селе Белогородка Киево-Святошинского района. Белогородский дом подполковник использует в качестве собачьего питомника и псарни. Господин подполковник очень уважают охоту с собачками, непременно дорогими. Последние собаки были завезены им из Великобритании. Собак ежедневно ездит кормить один из личных водителей Бойченко. Чтобы обслуживать все это немалое хозяйство естественно, нужен транспорт. И он таки есть. К услугам Бойченко служебная „Мазда”, купленная за деньги метрополитена, ВАЗ 21099 и „Нива” для охоты. Имеется также микроавтобус иностранного производства, который по сведениям из источника заслуживающего доверия Бойченко специально не ремонтирует 2 года, чтобы со временем прикупить его для себя по минимальной стоимости. Работают лично на Бойченко три водителя из числа сотрудников милиции, старшины привлекаются для строительынх работ на дачах. Есть у Бойченко также личный слуга-водитель, который числится техником на станции техобслуживания, а на деле работает на „барина”. Нужно сказать, что многие сотрудники „подземной” милиции такого мрака не выдерживали и увольнялись с этой „барщины” 21 века.

Особо гнусным и мелочным нам показался способ, которым подполковник Бойченко изыскивает для себя скажем так, „карманые” деньги. Они ведь, действительно нужны каждому. Кому гривна, кому сто баксов. Подполковник изобрел для обеспечения „карманной” наличности свой способ. Несколько раз в неделю через своих комбатов он требует написать от рядовых сотрудников 5-6 заявлений на получение материальной помощи от 50 до 100 гривен. Сотрудники заявления пишут, получают в кассе гривны, отдают их комбатам, которые, в свою очередь, передают их Бойченко. Особая гнусность заключается в том, что рядовой сотрудник милиции в метрополитене получает 450 гривен в месяц и живет в грязном милицейском общежитии (иногда по несколько семей в одной комнате). Как правило, это молодые ребята, которым действительно нужна материальная помощь и на рождение ребенка, и на то, чтобы похоронить мать. Но эту помощь совершенно бесстыдно прикарманивает далеко не бедный Бойченко. Но и этого, ему оказывается мало. Те же сотрудники метрополитеновской милиции рассказывает, что Бойченко периодически изобретает какую-нибудь причину для очередных поборов. Например, вызывает к себе комбата и рассказывает ему о том, что у него поломалась машина, ездить не на чем и нужно собрать доларов 300-500. Собирают, отдают. А Бойченко тут же куда-то уезжает на абсолютно исправной машине. В последнее время коллеги стали замечать за Бойченко какую-то просто патологическую жадность. Он очень любит вымогать деньги и терпеть не может с ними расставаться. Даже с мелочью. К примеру, лекарства подполковнику давно уже покупают подчиненные. Впрочем, подчиненные Бойченко давно уже заметили интересную закономерность. Чем больше подчиненный приносит Бойченко денег, лучше даже если по своей инициативе – тем надежнее становится его положение в охране метрополитена. И наоборот, „жмотишься” начальнику сделать приятное – жди лишения премий, выговоров и в конце концов увольнения.

Сущей бедой для подчиненных являются командировки Бойченко. Например, решил подполковник съездить в Москву на какую-то конференцию – все командиры и руководители служб должны были собрать ему по 100 баксов с носа, а кроме того натурой на подарки. В том числе – 15 наборов водки „Немиров”, 15 килограмм копченого сала, торты, конфеты и прочее. Красиво жить не запретишь, особенно за счет собственных подчиненных. Проблема, однако, состоит в том, что один такой начальник-рэкетир развращает весь коллектив до последнего рядового. Ведь деньги для начальника милиционеры берут не из собственной зарплаты, а „изыскивают”. То есть, требуют деньги от уже обложенных данью предпринимателей, от нелегальных торговцев. В результате, вся служба „подземной” милиции сводится к изыскиванию средств для прокорма прожорливого начальства. И это, безусловно сказывается на безопасности пассажиров, то есть, нас с вами.

Не может не удивлять то, что подобный „дикий” феодализм уже несколько лет совершенно безнаказанно процветает в самом центре демократической Украины. Не может не удивлять слепота высшего милицейского начальства, в упор не видящего этот барский беспредел. Хотя, Бойченко пытались проверять неоднократно. Впрочем, проверки эти носили, как правило весьма формальный характер. Опрашивались заместители Бойченко, его личные води тели, Светлана Подлесная. Совершенно естественно, что эти люди, зависимые от Бойченко, какой-либо криминал в его действиях отрицали. Рядовой личный состав, как правило не опрашивался, а если и опрашивался, то после соответствующего инструктажа у Бойченко. Вообще, проверяющие часто выступали в необычной роли каких-то ангелов-хранителей проверяемого. К примеру, в материалах одной из проверок говорится о том, что в январе 2003 года Бойченко согласовал с заместителем начальника Главного управления полковником милиции Шапоренко В.В. увеличение норм перепробега в 2003 году служебных автомобилей ВАЗ—213099 , Мазда – 323 и Газель в связи с их привлечением к охране общественного порядка при проведении общегородских мероприятий. Странно, что полковника Шапоренко, как и проверяющих не смутил тот факт, что милиционерам, работающим в метро, практически не нужны автомобили. Их зона ответственности заканчивается на выходе из метро. А перерасход топлива был вызван отнюдь не заботами об охране общественного порядка, а постоянными строительно-дачно-собачьими делами начальника охраны метрополитена. Не менее трогательно отнеслись проверяющие и к жилищным „проблемам” „генерала подземного царства”. И зафиксировали, что „Бойченко была выделена трехкомнатная квартира по улице Гмыри, которую он поменял на равнозначную по проспекту Победы, 61, в связи с учебой его дочки в средней школе, расположенной рядом”. Мы уже писали о пикантных обстоятельствах получения Бойченко квартиры на Харьковском массиве от благодарного Киевского метрополитена и при посредничестве Михайла Корниенко. Кроме того, не может не смущать факт такого легкого обмена окраинной квартиры на равнозначную в престижном центре Киева. Да и сам трогательный повод – учеба дочери, на фоне совершенно кошмарного состояния с квартирами у рядового состава милиции, кажется несколько неубедительным. Вообще, проверки всегда заканчивались тем, что за Бойченко заступался большой милицейский генерал Михаил Корниенко. По его протекции Бойченко попал на службу в киевский метрополитен, с его же поддержкой он на ней и удерживается. Откуда такая любовь у генерала и подполковника? В предыдущих статьях мы писали о том, что Корниенко – родной дядя Бойченко. Уточняем – дядя Бойченко, некто Сябро М.И. давний друг и бывший коллега Корниенко. Мы не знаем, какие еще деловые или личные связи есть между генералом и подполковником, но Бойченко они обеспечивают пока полную непотопляемость. Говорят, что когда материалы одной из проверок деятельности Бойченко попали к другому милицейскому генералу и последний пытался разобраться в этой истории, то к нему лично подошел Корниенко и сказал: „Стоит ли нам портить отношения из-за какого-то подполковника”. Все это не может не наводить на мысль, что Корниенко „крышует” Бойченко не только из дружеских чувств к его дяде. Действительно, ведь если все милиционеры метро „отстегивают” Бойченко, то и он должен „отстегивать” кому-нибудь наверх.

Чем кончится весь этот подземный беспредел – пока не известно. Но основных вариантов два. Или там будет наконец, наведен порядок, или произойдет трагедия. А произойдет она обязательно, хотя бы потому, что вместо охраны метрополитена, сотрудники милиции вынуждены заниматься еждневным набиванием карманов своего начальника.

Сергей Андропов, специально для «УК»

(Продолжение следует)

Читайте также: