«Рейдерство» в Украине: бои без правил

«Практически в 99% случаях в Украине рейдеры используют силовой захват, — уверен Владислав Николаев, руководитель юридической компании «ТЕКТ-Реал». — Ведь рейдерство в переводе с английского обозначает внезапное нападение, налет. И название оправдывает себя». В прошлом и начале этого года страна с интересом наблюдала за силовым захватом областных энергоснабжающих компаний. Еще бы, стратегически важные объекты переходили из рук в руки как кубки, при этом на вполне законных основаниях, но, в то же время, с применением силы. Когда старое руководство не хотело уступать кресла новому (на основании решения суда), на территорию предприятия врывались крепкие молодые люди, таким образом освобождая путь для новых директоров. Как показывает практика, подобные конфликты не обходятся без сотрудников негосударственных охранных структур. «С начала этого года рассмотрено 57 жалоб и обращений на деятельность негосударственных охранных структур по силовому захвату, — делится информацией Петр Синицкий, заместитель начальника управления Департамента государственной службы охраны МВД Украины. — По каждому из них проведены проверки соблюдения лицензионных условий, в результате аннулировано шесть лицензий. А некоторые частные охранные фирмы попали в «черный» список повторно».

Бесконтрольная борьба

«Надлежащего контроля за деятельностью частных охранных фирм и должного наказания за противоправные действия нет, — утверждает Александр Савченко, директор Департамента государственной службы охраны. — Даже все приказы, касающиеся деятельности негосударственных охранных структур, выписаны совместно Госкомпредпринимательства и МВД. Без согласия первых ни один пункт изменить нельзя».

Лишить же частные охранные структуры лицензии невозможно даже теоретически. Лицензирование охранной деятельности осуществляется в соответствии с требованиями Закона Украины «О лицензировании определенных видов хозяйственной деятельности», а также совместного приказа Госпредпринимательства и МВД Украины от 14 декабря 2004 г. №145/1501. Во время подготовки этого приказа МВД Украины предлагало Госпредпринимательства включить в него норму относительно аннулирования лицензии в случае участия лицензиантов в силовом захвате объектов. Но эти требования были отклонены. Хотя постановлением Кабмина Украины от 14 ноября 2000 г. №1698 «Об утверждении перечня органов лицензирования» Государственный контроль в сфере охраны собственности возложен на МВД Украины.

Более того, решением Минюста Украины от 26 июля 2004 г. приказ МВД Украины «Об утверждении инструкции о порядке контроля за деятельностью субъектов предпринимательской деятельности, которые предоставляют услуги по охране собственности, охране граждан, а также за деятельностью служб охраны предприятий и организаций всех форм собственности», отменен. А ведь согласно этому приказу только Государственная служба охраны (ГСО) имела право проверки лицензиатов, но с августа 2005 г. этого права лишилась. Именно в это время расцвел силовой беспредел.

«Некоторые охранные фирмы, по сути, являются основным боевым звеном в бизнес-конфликтах, — считает Владислав Николаев. — Очень часто при «затяжной войне» сторона, на которую нападают, применяет необходимые меры обороны: нанимает охрану, ставит на окна решетки, баррикадирует входы и так далее. Но и захватчики, в свою очередь, нанимают «боевиков». К счастью, никто из сторон не применяет огнестрельное оружие, в борьбе они используют подручные средства — брандспойты, огнетушители, биты».

Лишив ГСО возможности лишний раз вмешиваться в деятельность негосударственных охранных структур, за ними сохранили право, согласно ст. 20 Закона Украины «О лицензировании», проводить плановые проверки лицензиантов не чаще одного раза в год. Госслужба охраны, в свою очередь, поставила на централизованный учет негосударственные предприятия, осуществляющие охрану или принимающие участие в силовом захвате объектов недвижимости, право собственности которых решается в судах. Всего на учете стоит 27 таких лицензиантов и 20 объектов недвижимости, из них шесть в Киеве, по три в Киевской и Винницкой областях, по два — в Днепропетровской, Полтавской, Житомирской областях и по одному в Кировоградской, Ивано-Франковской, Хмельницкой, Херсонской и Черниговской областях.

Кто виноват?

«Суды выносят взаимоисключающие решения нескольким спорщикам, — возмущается Петр Синицкий. — Как только один из спорщиков получает решение суда и де-факто становится собственником имущества, он заключает договор с охранной структурой. Когда другая фирма получает право собственности на это же имущество, она проделывает ту же процедуру. В итоге, происходит столкновение».

Настоящая проблема заключается в том, что немногие частные фирмы отказываются от предоставления услуг по охране спорных объектов.

«Есть охранные фирмы, которые специализируются на силовых захватах, они имеют специальные натренированные группы, — рассказывает Владислав Николаев. — Хотя охранные фирмы могут отказаться от участия в штурме или обороне. Но это тоже бизнес, кто будет отказываться от предложенных денег?! Кроме этого, частные охранные структуры идут на хитрость, они не рискуют своими лицензиями и людьми, для таких целей нанимают людей посторонних. В Киеве есть фирмы, которые за считанные часы могут собрать группы «боевиков» до ста человек». Официально охранники не оформляются на работу — фирмы рассчитываются с ними наличными.

Сотрудник одной из негосударственных охранных фирм, не раз участвующей в силовом захвате предприятия, в приватной беседе сказал, что на частные охранные структуры наговаривают лишнее. Каждому человеку свойственно ошибаться, и они не исключение. Их самих иногда вводят в заблуждение наниматели, а на проверку достоверности предоставленной информации (будущий объект спорный или нет) уходит время. Потенциальный клиент может передумать и уйти к конкурентам. Терять деньги согласны немногие. А то, что охранников иногда используют в захвате территории или обороне, — это работа, и никуда от этого не деться.

В то же время, как отмечают сотрудники Госслужбы охраны, встречаются частники, дорожащие добрым именем и выданной им лицензией. «К нам обратилась коммерческая структура с жалобой, что они-де обзвонили пять фирм, и никто не захотел предоставить охрану на спорный объект, — рассказывает Петр Синицкий. — Частные охранные структуры уже требуют документы, подтверждающие право собственности на охраняемое имущество».

Да и сама ГСО, по уверениям ее сотрудников, не берется за охрану спорных объектов. «Если даже и был договор, мы его сразу разрываем, и когда нас просят дать людей, чтобы войти на объект, мы отказываем до тех пор, пока вопрос не будет решен в правовом поле, то есть до окончательного постановления суда», — уверяет Александр Савченко.

Как отмечают сотрудники правоохранительных органов, каждый спорный вопрос можно решить цивилизованным способом, без применения силы.

Но, если дело принимает другой оборот, если на предприятие пришли захватчики, по факту противоправных действий может быть возбуждено уголовное дело. Вот только ни одно из них до суда так и не дошло. Самое строгое наказание — это лишение на год той самой лицензии. Хотя и его можно оспорить в судебном порядке, и не известно, чью сторону примет Фемида.

Спрос рождает предложение

Сегодня Украина является идеальным местом для деятельности рейдеров. На рынке слияний и поглощений отсутствуют четкие правила игры, и в этом основная причина распространения рейдерства. На руку рейдерам играет отсутствие законодательной базы, которая смогла бы приструнить захватчиков. Крупные компании еще пытаются, и некоторые вполне успешно, отбиться от захвата, что нельзя сказать о среднем бизнесе, который становится легкой добычей рейдеров. Все это говорит о том, что продолжает создаваться благоприятная почва для деятельности охранных фирм по силовому захвату оспариваемых объектов. Без участия в бизнес-конфликтах охранных структур не обойтись. Спрос на них будет расти, как следствие будет расти и предложение. Обслуживание интересов рейдеров становится все более перспективным и прибыльным бизнесом. По самым приблизительным подсчетам, участие одного человека в операции стоит до $500 в сутки.

Война за собственность продолжается. И если сейчас не принять самые жесткие меры, рейдерство будет процветать.

В первую очередь, по мнению «ВД», необходимо усовершенствовать законодательную базу, регламентирующую деятельность негосударственных охранных фирм. Для этого в Закон «О лицензировании определенных видов хозяйственной деятельности» необходимо внести пункт о том, что в случае грубых нарушений, участия в том же захвате охранную фирму автоматически лишают лицензии.

Во-вторых, список состоящих на учете в Госслужбе охранных фирм, уже замеченных в силовых захватах помещений, стоило бы сделать общедоступным. К примеру, маркировать их определенным цветом, как это в свое время было сделано в Нидерландах. Вплоть до того, что фон бейджев охранников таких фирм должен быть определенного цвета. Помимо визуального обозначения структур «группы риска», на них не должно распространяться ограничение, возложенное на ГСО: не более одной проверки в год.

В-третьих, нужно ужесточить наказание частным охранным фирмам, участвующим в захвате предприятий; а также на законодательном уровне лишить их возможности использовать в работе внештатных сотрудников.

Есть, безусловно, еще один способ упорядочить данную сферу деятельности. Для этого нужно, чтобы украинские суды перестали принимать противоречивые решения, отдавая один и тот же объект в собственность разных юридических лиц. Однако это, на сегодняшний день, скорее из области фантастики.

КРАТКИЙ СЛОВАРЬ РЕЙДЕРА

Вход — силовой захват административного здания предприятия и кабинета генерального директора. В. сопровождается взятием скипетра и державы (см. скипетр и держава), а также выносом тела (см. вынос тела).

Жесткий вход — проникновение в административное здание предприятия с использованием бульдозеров, оружия, водометов и сотрудников силовых структур.

Зайти и удержаться — захватить предприятие и обеспечить в дальнейшем контроль над ним.

Закрыть — обеспечить заключение под стражу генерального директора и прочих руководителей предприятия.

Вынос тела — завершающий этап захвата, заключается в силовом выдворении генерального директора.

Скипетр и держава — атрибуты власти генерального директора: печать, право подписи, кресло, кабинет, табличка на двери.

Мнение: Эдуард Голодницкий, юрист:

— Физический «заход» на предприятие — всегда мероприятие спорное, граничащее с серьезными правонарушениями. Разумеется, разработчики этой акции прорабатывают для себя юридические гарантии, прикрываясь решениями суда и властью госисполнителя. Но поскольку процедура «захода» в Законе «Об исполнительном производстве» не отражена, приходится исходить из основ права. А это ст.19 Гражданского кодекса, позволяющая самостоятельно избирать способы защиты своих прав, в частности использование услуг охранной фирмы. На практике их обычно нанимают для устрашения, дабы показать численное и физическое превосходство. Соответственно сотрудники пугаются и расходятся. Если же доходит уже до «дела», например, штурма, то оказывается, что рамки легитимности охранных услуг весьма размыты. Ясно лишь одно: они не должны прямо противоречить закону. Хотя можно лишь догадываться, как это сделать в условиях разного трактования законодательных актов и полностью противоположных судебных решений. Причем «выкрутить» правовую оценку действий захватчиков можно в любую сторону. С объективной стороны, налицо уголовные составы преступления. Например, могут иметь место телесные повреждения (ст.121-129 УК), преступления против собственности (ст.185-187, 189, 192, 194-195 УК), противодействие хозяйственной деятельности (ст.206 УК). В зависимости от ситуации и доказательств квалифицироваться они могут по-разному. С другой стороны, наличие решения суда, с точки зрения ст.36 Уголовного кодекса о необходимой обороне (защищать можно не только себя, но и других), может легитимировать действия захватчиков и освободить их от ответственности. Исключение составляют лишь убийство (ст.118 УК) и причинение тяжких телесных повреждений (ст.124 УК) при превышении мер необходимой обороны, которые серьезно караются. Хотя до этого обычно не доходит. Наверное, поэтому «захватчики» и не попадают в тюрьму.

Алла Дунина, Власть денег

Читайте также: