«Верховный» пилотаж…

Не так давно УК разместила исследование о факте фальсификации процессуального документа в пользу ГП НАЭК «Енергоатом» коллегией Высшего хозяйственного суда Украины.

Данное обстоятельство никак не могло быть оставлено без внимания, и мы дали ему надлежащий по закону ход, обратившись в органы, компетентные осуществить качественную процессуальную проверку и дать окончательное заключение по поводу незаконности либо законности поведения судей. Данный процессуальный документ в кассационном порядке был также обжалован в Верховный Суд Украины. Что же мы имеем в результате?

Полученные в результате нашего исследования документы повергли нас в тягостные размышления о судьбе общества и государства, и способности вообще когда бы то ни было выйти из состояния упадка и разрухи.

Заранее просим прощения за отклонения от хронологии документооборота, однако, для конечной цели нашего исследования это не имеет принципиального значения.

Сначала предлагаем вниманию читателей ответ Высшего совета юстиции.

Высший совет юстиции вернул заявителю документы, фактически отказавшись их рассматривать. И сославшись на отсутствие компетенции оценивать судебные решения. Хотя, на наш взгляд, мы и не ставили вопрос об оценке решения по сути. Заметьте, мы всего-навсего просили разобраться в том, как в процессуальном документе поменялась сторона спора?

Вместе с тем, противореча сам себе, Высший совет юстиции несколькими строками ниже все же отметил, что может рассмотреть данный вопрос, однако лишь в случае рассмотрения дела Верховным Судом Украины.

Кроме того, особо было подчеркнуто, что доводы жалобы могут быть предметом рассмотрения Верховным Судом Украины.

Однако, Верховный Суд Украины не внял такой позиции Высшего совета юстиции.

Обратите внимание, что Верховный Суд Украины вообще наотрез отказался рассматривать жалобу ООО «ВВД» на спорное определение с очевидно противоправной подтасовкой стороны. Мотивация – смотрите сами, комментарии излишни…

Более того, Верховный Суд Украины вообще поступил максимально хитро и изощренно.

Определение вынесено одно на несколько поданных по одному делу жалоб одновременно, и это обстоятельство законом не запрещено (и не разрешено, кстати, тоже).

Но в определении нигде не упоминается жалоба, которую подал ООО «ВВД». Дело в том, что изначально в судебных документах в качестве ответчика (органа, действия которого обжаловались) упоминался Департамент государственной исполнительной службы Министерства юстиции Украины, а в Высшем хозяйственном суде Украины в процессуальных документах появился Отдел принудительного исполнения решений (в этом и состояла подтасовка).

Потому ООО «ВВД», обжаловав постановление «вышки» в «верха», это обстоятельство (несоответствие сторон и из замену) упоминал, как «гвоздь» жалобы.

И это обстоятельство было завуалировано Верховным Судом Украины — путем отсутствия указания в определении органа, действия которого были обжалованы (Отдела либо Департамента).

Упоминается лишь отдел государственной исполнительной службы Шевченковского районного управления юстиции города Киева, по которому подтасовок процессуальных документов замечено не было.

Возможно, конечно, предположить, что в данном определении Верховный Суд Украины не имел в виду «наше» подделанное постановление, однако, во вступительной части определения было упомянуто то обстоятельство, что рассматривается жалоба (среди всех остальных) и ООО «ВВД», а жалоба от этого лица была лишь одна, та, что мы описали.

Вот так работает Верховный Суд Украины, жалобу вроде бы и рассмотрел, а вроде и нет, думайте, гадайте. Вот такое «верховное» правосудие, действительно соответствующее изображению «Фемиды» с закрытыми (завязанными) глазами…

Более радикально ранее поступил Совет национальной безопасности и обороны Украины, ответ которого прилагается ниже.

Полученное наше заявление, по поручению тогдашнего Секретаря – Порошенко П. А. было отправлено с контролем Председателю Высшего совета юстиции и председателю Судебной палаты по хозяйственным делам Верховного Суда Украины. Которые «оперативно и объективно» отреагировали на личное участие Порошенко П. А. в данном вопросе.

Но и на этом интрига не закончилась, о чем прилагается письмо Верховного Суда Украины, изучение которого оканчивается возникновением подозрения на не совсем адекватное восприятие действительности.

Как усматривается из письма Верховного Суда Украины, наше многострадальное заявление о совершенных правонарушениях, просто-напросто пересылается в Высший хозяйственный суд Украины для рассмотрения и реагирования в установленном порядке, при том, что как раз Высший хозяйственный суд Украины уже ничем не может отреагировать.

Но более всего поразила нас позиция, догадайтесь, кого? Правильно –Прокуратуры! Что, впрочем, было как раз ожидаемым, исходя из особенностей деятельности последней при руководстве С. Пискуна.

Кстати, я достаточно часто общаюсь с прокурорскими работниками разного уровня, и их позиция относительно личности «уважаемого» нами Святослава Михайловича неоднозначна и диаметрально противоположна (иногда даже в устах одного и того же работника).

Что имеем в виду. С одной стороны, в беседе прокурор негативно упоминает о деятельности, как его ласково называют, в профессиональных кругах, «Славика». Цитирую прямую речь:

«… понимаешь, Славик работать не дает. Например, хотим возбудить дело против какого-либо чиновника, а Славик про это узнает и звонит: не смей, это друг (кум, брат, сват) Юли, Президента, Порошенка, еще кого нибудь… дело возбудишь – все равно заберут себе в генеральную, и там закроют, или проведут через суд при отсутствии доказательств. Так чиновник выйдет чистейшим парнем и вообще распояшется… лучше сейчас не трогать, а подождать до лучших времен…»

Тут же внимание переключается и цитаты звучат уже по — другому:

«… а с другой стороны, при Славике – жизнь – как сказка. Ничего не делай, сиди, пиши отписки, никого не трогай, и все будет хорошо. Да на него все прокуроры молятся, это самый лучший вариант из всех предыдущих…»

Но пройдем это лирическое отступление (вернее, к его окончанию мы возратимся попозже) и вернемся к нашей теме. Генеральная прокуратура отправила наше заявление в городскую, городская — в Прокуратуру Шевченковского района города Киева. А та, очевидно занимаясь более глобальными вопросами, вроде выяснения обстоятельств глумления (или кражи, все пока запутано) над подарком председателю Хозяйственного суда города Киева Мельнику Василию Ивановичу – в «знаменитую» Прокуратуру Печерского района города Киева. Которая традиционно, в очередной раз поразила нас своим творчеством.

Сначала уточним, что мы обращались в прокуратуру в соответствии со ст. 94, 97 Уголовно-процесуального кодекса Украины, то есть с заявлением о преступлении. Напомним, что «УК» неоднократно освещала процессуальные особенности написания заявлений о преступлении и порядок их рассмотрения.

Настолько неоднократно, что даже далекие от юриспруденции люди смогли понять простую истину — в соответствии со ст. 97 УПК Украины в результате рассмотрения заявления о преступлении возможно принятие одного из трех решений. О об отправке заявления по назначению (например, в органы милиции, поскольку инкриминируемое преступление подлежит рассмотрению именно милицией); о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного .дела.

Четвертого варианта не дано, как не дано и не предусмотрено варианта отписки, примененного прокуратурой за подписью неизвестного заместителя (как можно догадываться) прокурора района.

Однако Прокуратура Печерского района города Киева «при Славике» чувствует себя обособленной и привилегированной, применяя изощренные способы прикрытия собственной бездеятельности.

Чего стоит, например, указание, что наше заявление касалось всего лишь неверного указания в тексте определения представителей Департамента государственной исполнительной службы Министерства юстиции Украины.

Заметьте, мы указывали на наличие события преступления в виде подделки официальных документов, внесения в официальный документ (определение суда) изменений, в корне меняющих процессуальный документ.

Публикация, прилагаемая к заявлению о преступлении, прямо и подробно описывала этот момент, чтобы было понятно, как принято говорить в народе, «даже коню»…

Но неизвестный заместитель Прокурора Печерского района города Киева этого не понял, что характеризует его уровень.

То есть ситуация выглядит все равно, если суд, например, рассматривая уголовное дело при поддержании обвинения лично господином Пискуном, в выносимом процессуальном документе отразит, что участие принимал Генеральный прокурор, скажем, Мозамбика, а не Украины, с определенной целью процессуального вредительства.

Это не ошибка, это прямой умысел (в действиях суда).

А что касается позиции прокуратуры, то достоверно ничего сказать нельзя. Здесь одно из двух – либо симуляция слабоумия, либо его натуральное проявление…

Потому, я официально заявляю, что лицо, отказавшееся рассматривать заявление о преступлении и позволившее себе подписание циничного и не выдерживающего никакой критики документа, совершило ряд должностных преступлений, несовместимых не только с дальнейшим занятием должности, но и с нахождением на свободе. Напоминаем, что ст. 94 УПК Украины предусматривает одним из оснований возбуждения уголовного дела публикацию соответствующих материалов в СМИ.

Святослав Михайлович, хоть раз проявите принципиальность, прочитав эти строки. Примите меры относительно собственных распоясавшихся подчиненных, действия которых просто вынуждают Вас подать в отставку, так как за каждого из них Вы в ответе.

Они (Ваши подчиненные) Вас любят чисто и искренне, молятся на Вас, и хотят Вам помогать и ничем не беспокоить ни Вас, ни Ваших друзей, а потому не хотят (да уже наверное и не могут) заниматься минимальными функциями прокуратуры – рассматривать заявления о преступлении.

Вот такой веселый и занимательный «футбол», как вид развлечения высших должностных чиновников в Украине.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: