Пустые полки и рост цен. Как повальный дефицит мешает миру оправиться от коронакризиса

То аврал, то локдаун. Мировая торговля еще не скоро вернется в доковидную эру

Мир немного оправился от ковида и приготовился наверстать упущенное. Снова в отпуск, снова тратить, нанимать, богатеть. Но не тут-то было. Оказалось, что мировая экономика не готова к бурному росту.

В магазинах пустуют полки, в барах заканчивается пиво, месяцами приходится ждать мебель, машину или холодильник. Бум застал бизнес врасплох, пишет Би-би-си. Не хватает всего: сырья и чипов, фур и контейнеровозов, а главное — работников, готовых вернуть экономику к жизни после полутора лет летаргического ковидного сна.

За эти полтора года мир недозаработал триллионы долларов, и ему не терпится вернуться в недавнее прошлое, в котором он богател на 2-3% в год, люди покупали все больше и жили дольше.

Ещё недавно международные организации обещали, что упущенное можно будет в целом наверстать к 2023 году. Тогда мировая экономика выйдет на докризисный уровень, после чего благосостояние населения всех стран мира снова начнет расти, пусть и с разной скоростью.

Но прогнозы разбились о суровую реальность. Мир оказался не готов к восстановлению.

Деньги есть, товаров нет — бизнес просто не успевает их произвести и доставить. Тотальный дефицит сдерживает экономический рост, разгоняет инфляцию и мешает выйти из кризиса всем — и развитому привитому Западу, и развивающимся странам, где со смертностью и вакцинацией по-прежнему неважно.

Чего именно не хватает и почему — разбиралась  Би-би-си.

Нет рук

Карьера дальнобойщика не пользуется популярностью, выяснили британские перевозчики

ФОТО,GETTY IMAGES / Карьера дальнобойщика не пользуется популярностью, выяснили британские перевозчики

Полтора года пандемии проредили армию работников на планете. Кто-то умер, кто-то не доучился, кто-то пересмотрел жизненные ориентиры. Предложение рабочей силы сократилось.

Спрос на работников тоже уменьшился: за время пандемии были потеряны сотни миллионов рабочих мест, и до сих пор их примерно на 110 млн меньше, чем до ковида. Однако одно другое не компенсирует: потерявший работу дизайнер не всегда готов заменить уехавшую из страны санитарку.

В итоге целые когорты специалистов пополняют ряды безработных или вовсе выбывают из рабочей силы, а целые отрасли, вроде гостиничного бизнеса или транспорта, сталкиваются с дефицитом работников. То есть одновременно сокращаются и доходы населения, и прибыль бизнеса, и налоги, и потребление, и сбережения — экономика тормозит.

Дошло до того, что даже страны с обостренной неприязнью к миграции приоткрывают границы. Венгрия — бастион антииммигрантских настроений в Европе, допустила наем высококвалифицированных специалистов из дальнего зарубежья — правда, не на постоянную работу и не напрямую, а через аутсорсинговые агентства.

Братья венгров по духу британцы пока держатся. Правительство Бориса Джонсона пришло к власти под флагами брексита и решительно отказывается делать исключения из ужесточенных всего несколько месяцев назад иммиграционных правил, несмотря на плач бизнеса. Даже те предприниматели, которые активно поддерживали брексит, теперь вымаливают временные визы для низкоквалифицированной, но высокодефицитной рабочей силы.

Исход европейцев оставил Великобританию без водителей, поваров, строителей и живодеров. Заместить их местными работниками оказалось невозможно: британцы не спешат заполнять вакансии дальнобойщиков, не бегут наниматься на стройку или скотобойню.

Пустыми полками в Британии уже давно никого не удивишь. Пандемия усугубила проблемы брексита

ФОТО,GETTY IMAGES / Пустыми полками в Британии уже давно никого не удивишь. Пандемия усугубила проблемы брексита

Компании вынуждены повышать зарплаты и выплачивать бонусы: сети супермаркетов Tesco и электроники Dixons Carphone обещают по 1,5 тысячи фунтов тем, кто придет к ним работать водителем, и своим, чтобы не уходили к конкурентам. Amazon платит тысячу фунтов при найме работников в некоторые распределительные центры.

Прекрасно, радуются чиновники, наконец зарплаты вырастут, а с ними благосостояние населения и налоги в казну.

Ничего хорошего, парируют критики — число работников от этого не увеличивается, компании просто перекупают существующих друг у друга. Это — новые затраты на поддержание, а не расширение бизнеса, и вслед за издержками неизбежно вырастут цены, предупреждают они.

Тем более, что помимо рабочей силы бизнесу приходится больше тратиться еще и на сырье, комплектующие, перевозку и складирование.

Нет сырья

Мало испечь пиццу, снести яйцо или написать книгу — все это нужно упаковать, чтобы продать. А теперь это дорого или недоступно, поскольку вслед за спросом взлетели цены на макулатуру, кукурузный крахмал и прочее сырье, применяемое в упаковке.

И это лишь один пример. Другой, на слуху, — чипы.

Полупроводников недостает до такой степени, что ведущий мировой автопроизводитель Toyota сократил выпуск машин на 40% и закрыл 14 заводов в Японии. На дефицит чипов сетуют все подряд: от американских Ford и GM до китайской Geely и Jaguar Land Rover, британского подразделения индийской Tata Motors.

Фабрика чипов Bosch в Дрездене

ФОТО,AFP / Пандемия обнажила зависимость Европы и США от поставок чипов из Азии. Теперь они пытаются воссоздать собственную микроэлектронику. Фабрика чипов Bosch в Дрездене

Дело не только в повышенном спросе, но и в перебоях с предложением, поскольку мощности в Таиланде, Вьетнаме, Малайзии, на Тайване и Филиппинах простаивают из-за периодических локдаунов.

Или вот взять хотя бы отделочные работы. У британских спецов квартирного и офисного ремонта есть отраслевая организация, и она жалуется на дефицит всего после ковида. Нет шурупов и гвоздей из-за дефицита стали, алюминий подорожал на 20%, цены на медь бьют рекорды, как и сроки поставки цемента, утеплителя, фанеры и вообще всего, что используется в ремонте.

А все потому, что мир привык к доковидной глобализации, а пандемия изменила все — доставка сырья и комплектующих из Азии стала намного сложнее и дороже.

Нет фур, вагонов и контейнеров

За последний год цены на перевозку контейнера — главной единицы мировой торговли — по самому востребованному в мире маршруту из Китая в США через Тихий Океан взлетели в шесть раз, а в Европу — в десять.

Ситуация усложняется периодическим закрытием китайских портов на карантин по малейшему поводу. Так, в августе власти КНР на две недели опечатали контейнерный порт Нинбо-Чжоушань, входящий в тройку крупнейших в мире, как только там диагностировали первый и единственный случай «Дельта»-варианта коронавируса.

Не все оптовые покупатели готовы оплачивать дорогую доставку, поскольку не уверены, что смогут повысить собственные розничные цены и отбить затраты. Поэтому непортящиеся товары томятся на складах, и без того забитых под завязку.

Решить проблему за счет увеличения предложения быстро не получится: даже на расширение складских помещений уходят месяцы согласований и строительства. Что уж говорить о расширении торгового флота — это вообще дело многих лет, и желающих рискнуть заложить десяток-другой контейнеровозов в расчете на сохранение повышенного спроса к моменту, когда их спустят на воду, пока не видно.

Порт в Китае

ФОТО,AFP

«Проблема заторов в мировой товарной цепи вряд ли решится в ближайшее время, особенно в момент, когда ключевые экспортеры вроде Вьетнама и Индонезии пытаются обуздать распространение «Дельта»-варианта, — говорит главный азиатский аналитик Bloomberg Economics Чанг Шу. — Поставки срываются, цены растут. Это притормозит восстановление мировой экономики, но вряд ли остановит его».

Итог: все дорожает

Главный итог дефицита, традиционно — рост цен. Он сдерживает восстановление и тем, что подавляет спрос, и тем, что заставляет центробанки и власти сокращать денежное стимулирование экономики за счет дешевых кредитов и казенных субсидий.

Дорожает все, особенно еда. Растут цены на пальмовое масло, кофе, сахар, апельсины, зерно. И это только начало.

«Очень вероятно, что инфляция потребительских цен на продовольствие ускорится в конце 2021 года и в 2022-м», — полагают экономисты Международного валютного фонда.

По их прогнозам, повышение оптовых цен на четверть в 2021 приведет к росту розничных примерно на 5% в ближайшие два года, и еще около 1% к ценам еды в магазинах добавят подорожавшие перевозки.

Работникам кофейных плантаций в Никарагуа не перепадет ни цента от подорожания кофе на мировом рынке

ФОТО,GETTY IMAGES / Работникам кофейных плантаций в Никарагуа не перепадет ни цента от подорожания кофе на мировом рынке

И это при том, что главная проблема — пандемия — вовсе не рассосалась. За углом поджидает новая угроза — мутации вируса и зима, сезон респираторных инфекций в северном полушарии.

Опросы бизнеса и потребителей на Западе показывают, что восстановление тормозит там, где оно началось на волне вакцинации, — в США и Великобритании, поскольку они уже столкнулись с дефицитом. В Японии и Австралии тоже непросто из-за «Дельты». А вот в Евросоюзе, который долго запрягал, но сейчас уже вакцинирует население быстрее, экономика растет пока уверенно.

То есть главная угроза восстановлению мировой экономики прежняя — не дефицит и перебои, а вирус. И пусть при нынешней динамике событий нас ждут полупустые полки под Рождество и на Новый год, общая картина выглядит менее трагично, чем год назад, когда из-за вируса все сидели по домам, не тратили, не нанимали и не инвестировали.

Теперь все смотрят в будущее пусть с опаской, но оптимистичнее. Мир постепенно приспосабливается к жизни с вирусом и восстанавливается после ковида, просто не так быстро как всем бы хотелось. Но все же бизнесу и потребителям милее рост с препятствиями, чем беспрепятственное падение.

«Да, нас ждут перебои на Рождество, — сказал в интервью Би-би-си глава одной из крупнейших сетей супермаркетов в Британии Tesco Джон Аллан. — Но не стоит превращать скромный кризис в трагедию».

Автор: Алексей Калмыков; Би-би-си

Читайте также: