Штабные крысы. Кто, как и сколько ворует на выборах

Каждую четвёртую гривну, вложенную в избирательную кампанию кандидата-мажоритарщика, прикарманивают его собственные штабисты. Самым дерзким удаётся наворовать миллионы. Куда пропадает каждая четвёртая гривна, вложенная в избирательную кампанию кандидата-мажоритарщика?

Предвыборная кампания — самое время, чтобы поправить личное благосостояние. Для этого, рассказывает юрист Виктор Яковлев, который принимал участие в последней президентской и парламентских кампаниях в Донецкой области, нужно сделать всего три шага: заручиться рекомендациями близких к участникам кампании людей, попасть в предвыборный штаб и получить там должность, связанную с распределением бюджета. Правда, есть одно «но».

Озолотиться даже у прошедших отбор счастливчиков легальным путём не получится. В нынешней кампании средняя зарплата топовых штабистов, по данным Фокуса, стартует от $2000. Но она не главный источник доходов ударников предвыборной гонки, в карманах которых нередко оседает львиная доля предвыборных бюджетов партий и кандидатов-мажоритарщиков.

О таких историях политики не распространяются ни во время, ни после выборов. Главная причина, рассказывает политтехнолог Сергей Гайдай, — «чёрная бухгалтерия», через которую проходит большинство платежей партий и мажоритарщиков. «Это всё равно что украсть деньги у мафии: никто не заявит на вора, укравшего чёрный нал, в милицию», — объясняет эксперт.

Рассказывать о самых курьёзных случаях воровства его участники и невольные свидетели соглашаются годы спустя и только анонимно. По словам специалиста по местным выборам, попросившего не называть его имени, на последних мажоритарных выборах 2002 года сотрудники штаба бывшей партии Михаила Бродского «Яблоко» одну и ту же партию листовок разгружали перед центральным офисом штаба не менее десятка раз.

Таким образом они пытались убедить руководство, что полиграфии для распространения в регионах было напечатано больше, чем на самом деле. «Штабисты прокололись на другом: при очередной перегрузке изношенных пачек упаковка не выдержала и разорвалась», — вспоминает источник, уточняя, что так обман и разоблачили. Бродский эту информацию отрицает даже спустя годы: «Это брехня, а в новом тренде — клевета», — заявил он Фокусу.

Самой денежной эксперты и участники называют президентскую гонку 2004 года, в частности штаб кандидата от Партии регионов Виктора Януковича. Один из кураторов кампании, который занимался организацией офисов, сбором информации, распространением агитации, на условиях анонимности грубо объясняет схему «распила» партийного бюджета. На первом уровне, в карманах штабистов, распределявших деньги и нанимавших исполнителей, оседало около 30%. На втором, у «полевых» руководителей, которые отвечали за конкретные проекты в масштабах страны, — ещё 25–30%. На третьем, у кураторов групп, областей и районов, — ещё 20%.

Последнее звено, непосредственные исполнители (расклейщики листовок, люди, занимавшиеся прямым подкупом), довольствовалось малым, забирая то, что можно было украсть, при этом хотя бы создав видимость выполнения задачи. «В то время украсть 75% бюджета по его дороге к исполнителям было нормой», — рассказывает источник.

С тех пор предвыборные бюджеты с учётом инфляции и кризиса, а с ними масштабы воровства заметно сократились. По оценкам Комитета избирателей Украины, на всю кампанию ПР потратит порядка $100 млн, объединённая оппозиция — около $60 млн. Контроль над деньгами партии доверяют только проверенным в предыдущих кампаниях людям. Исключение — на скорую руку сформированные штабы кандидатов-мажоритарщиков.

Впрочем, там, комментирует Гайдай, воруют не больше, чем в любой другой сфере. Схемы тоже не новые: откаты, завышение реальной стоимости услуг и закупаемой штабами продукции. Но и банальные приёмы приносят нечистым на руку штабистам неплохой навар. Как показал экспертный опрос Фокуса, каждая четвёртая гривна в предвыборном бюджете мажоритарщиков может быть украдена.

Кто, как и сколько ворует на выборах
Чтобы увеличить изображение, нажмите

Автор: Дмитрий Орлов, Фокус

Читайте также: