Американские порносайты в Одессе делают на Малой Арнаутской

Вся контрабанда делается на Малой Арнаутской, и двадцать первый век не исключение. В наши дни молодой одессит неожиданно для себя был вынужден на рабочем месте тестировать так называемые «сайты для взрослых», причем для американских взрослых. Из воспоминаний жертвы аутсорсинга.

Нашим собеседником Михаил (имя изменено по его желанию) стал после того, как небезынтересный опыт остался в прошлом. Университетское образование склоняло его к участи учителя, граничащей с голодной смертью. Такое положение дел умного и энергичного парня совершенно не устраивало.

— Моя дипломная работа была посвящена информационным системам и технологиям в сфере моей специальности, — вспоминает Михаил. — У меня был хороший научный руководитель, но в целом качество нашего образования, надо признать, плачевное, начиная от оборудования… Словом, вместо школы отправился я в крупную компанию, где трудился инженером техподдержки вплоть до кризиса.

Начался кризис, работников стали сокращать, всю техподдержку упразднили, в штате уже не держали, приглашали по вызову, по заявкам. Этого, конечно, на жизнь не хватало, и неудобно перед моей девушкой, с которой мы вместе живем, кстати, она тоже занята в сфере IT, с профильным образованием, которое в конце девяностых обошлось ей и ее родителям в немалые деньги… Стал энергично искать постоянную работу. Поработал системным администратором, но зарплата не очень устраивала, всего 500 долларов, и то по курсу 7.50, когда кругом было уже 8.10…

Так наш герой оказался в одной фирме, которая, по его словам, возможно, и ныне работает на американцев по принципу аутсорсинга — из Америки приходит контент, который местными программистами собирается в сайты, и это стоит заказчику в десяток раз дешевле, чем если бы он обращался к специалистам у себя на родине. К тому же качество работы наших ребят, которые с компьютером на «ты», очень высоко.

А раз выпускается продукт — кто-то до внедрения должен его тестировать, искать ошибки, так называемые «баги». Миша оказался в роли тестировщика новых сайтов — ловца этих самых «багов». На новом месте Михаилу предложили зарплату в 650 долларов, и это только во время испытательного срока, в дальнейшем он стал зарабатывать 750 долларов. Но какой ценой!

— Не знаю, как бы я себя повел, если сразу узнал, с чем конкретно придется иметь дело, — признается парень. — Возможно, и отказался бы! Выяснилось, что одесские программисты пишут продукт порнографического характера. Конечно, я уже был знаком с такими сайтами, я же не маленький! И печальных побочных явлений после рабочего дня не наблюдалось. Да и не могу назвать себя особенно брезгливым. Но все равно было как-то не по себе.

Пока контору не прикрыли украинские борцы с киберпреступностью, Мише приходилось ежедневно совершенствовать работу сайтов, на которых можно было увидеть все, что угодно, за исключением изнасилований и детской порнографии — с этим уже в США строго, с таким контентом заказчик не работал.

— Много контента мы не видели, да оно и не полезно, — вздыхает Михаил. — Тестировали пробежку по сайту, искали «баги» на основе собственного опыта, интуиции. Я довольно много ошибок находил, хоть все найти и нереально. К тому же для пользователя они не всегда существенны — его интерес в другом…

Зеленый цвет в оформлении вдруг неоправданно меняется на оранжевый — это ошибка, но пользователь ее не замечает, работала бы кнопка… Я очень много новых слов узнал в процессе этой работы! Целевая аудитория этих сайтов — Америка, украинских доменов не было, и пользователем может стать только обладатель специальной карты, по крайней мере, зарегистрироваться в этой системе, не имея американской кредитки, невозможно.

Как ни старался Миша относиться к своей новой работе просто, как к заданию, порой на душе кошки скребли. Да и любимая девушка не в восторге была от того, что просто на рабочем месте ее молодой человек может (кровь ведь не водица!) предаться фантазиям о двух красотках в одной постели, утехам с плеткой и тому подобным штучкам. Никто ведь не знает, что может вырасти из зерна разврата, который насаждает подобная продукция, чего уж там. Хотя ревнителям строгой морали парень мог бы возразить по следующим пунктам:

— Да, детей нужно ограничивать в доступе к подобной информации, но взрослых-то зачем? Может быть, эксгибиционисты лучше сидели бы в Сети, а не ходили по паркам? Может, мужчинам, переживающим кризис среднего возраста, лучше посетить пару раз подобный сайт, а то и публичный дом, а не разрушать свою семью? По сравнению с наркотой порнография более безобидна.

Но, как и любой нормальный человек, в роли модели для порносайта или проститутки Миша не видит свою дочь, сестру, подругу. Хотя и не судит тех, кто занят в подобном бизнесе:

— Не знаю, как в Америке, а у нас людей на панель и зарабатывание коммерческим сексом толкает отсутствие рабочих мест и достойной оплаты. Полученный опыт тестировщика порнопродукции заставил меня сделать для себя вывод: никогда больше! Ведь за такую работу можно было крепко сесть, от трех до семи. Не исключаю, что фирма продолжает свою деятельность «по-черному», юрлицо точно уничтожено, а за дальнейшим я не следил…

После всех треволнений молодой одессит устроил свою судьбу, работая в качестве частного предпринимателя. Зарабатывает 970 долларов, исправно платя налоги, взносы в Пенсионный фонд (хотя будет ли этот фонд к моменту достижения Михаилом пенсионного возраста, еще неизвестно, размышляет парень, а сегодняшних бабушек надо кормить!). И остается патриотом Украины.

— Я бы отсюда не уезжал, — взвешенно говорит Миша. — Здесь есть возможности, но не все хотят их видеть. Обидно, конечно — Тигипко обещал для айтишников чуть ли не налоговые каникулы, и где оно все? Хотелось бы жить и работать на родине, выполнять достойную работу и получать достойное вознаграждение за свой труд.

Автор:  Ирен Адлер, dumskaya.net 

Читайте также: