Пике непредсказуемо. Экономика падает — прогнозы экспертов неутешительны

Государство уже приготовило обширный набор гадостей, которые ожидают нас в наступившем году. Как резульат — политически и экономически у нас может быть все, что угодно. В любую секунду.

Наступивший год обещает быть довольно тихим. Но тишина часто бывает обманчивой. Особенно если речь идет об обществах, реальные процессы в которых не отслеживаются политическими и социологическими инструментами.

Грубо говоря, если люди полностью живут в фантазиях, порожденных телевизором, предсказать политические события не получится. Все знают, что никто не предсказывал Майдан как массовую добровольную акцию и даже Виктор Андреевич сотоварищи, в интересах которых все это было, поняли, что происходит, лишь спустя несколько дней. Поэтому для начала отметим, что политически и экономически у нас может быть все. В любую секунду.

Продолжаем падать

В целом прогнозы свидетельствуют о продолжении падения экономики. Не буду в сотый раз говорить о цифрах и методиках: очевидно, что и показатель ВВП, и его рост — весьма условные и часто далекие от реальности вещи. Если наши чиновники умудрились зафиксировать дефляцию при устойчивом росте потребительских цен, комментарии здесь излишни. Можно поверить в некий реальный рост, если у вас показатель ВВП вырос, скажем, на 10%. Но если этот «рост» составляет 1-2%, то, что вы ни рассказывайте о своих методиках, это все в пределах погрешности. Кстати, то же самое касается и развитых стран, где «рост» ВВП давно топчется в районе этих процентов.

В общем, вопрос только в том, насколько быстрым будет падение. Начало года «обнадеживает» в этом смысле: уходят иностранные банки, предприятия проводят значительные сокращения персонала. Так что все может быть быстрее, чем ожидалось.

Большим дефицитом в этом году, по мнению экспертов, могут стать украинское вино и фрукты. Около пятидесяти предприятий, которые выращивают виноград, яблоки, груши, персики уже сейчас на грани банкротства – они не в силах рассчитаться с долгами перед банками.

Украина: жизнь не стоит ни копейки, но проживание стремительно дорожает

МВФ и внешние факторы

О высокой, извините за выражение, волатильности политэкономической ситуации в Украине ясно говорит ситуация с Международным валютным фондом. Если МВФ даст денег, то цифра в 3% роста в 2013 году может стать реальностью, а если нет – значит, нет. Другой параметр — курс доллара, он тоже становится более-менее определенным, только если допустить, что Фонд прокредитует. В этом случае НБУ придется держать курс. Ну и, наконец, очевидно, что в случае договоренности с МВФ повысятся цены на коммунальные услуги для населения. Сделка с этой международной валютной организацией дает определенность в этих прогнозах. Но это отнюдь не означает, что если ее не будет, то обязательно случится девальвация или не вырастут коммунальные цены.

Из внешних факторов достаточно прогнозируема лишь вяло (или не очень вяло) текущая торговая война с Россией, которой надо втянуть Украину в Таможенный союз, а нам, следовательно, — туда не попасть. В подобных ситуациях всегда возникают торговые войны. Что касается остального мира, то он находится в крайне нестабильном состоянии. ФРС США делает все возможное, чтобы кризис продолжался как можно дольше и чтобы его последствия были как можно более болезненными. Когда именно рванет доллар — никто не знает. Но если это случится, понятно, что страна, где доллар используется как вторая национальная валюта, пострадает весьма значительно.

Время делать гадости

А вообще-то 2013 год — самое удобное время для государства делать гадости (которые здесь ошибочно называют «непопулярными реформами») людям, ведь одни выборы уже прошли, а другие еще не начались.

Государство уже приготовило обширный набор гадостей, которые ожидают нас в наступившем году. Это различные акты, вступившие в силу с нового года, — к примеру, налог на жилплощадь. Здесь властью использован типичный прием, которым обычно вводятся непопулярные решения. Пока речь идет о налоге с площадей, которыми средний украинец обычно не владеет. Народ встретил новацию одобрительно, рассчитывая, что она направлена против буржуев. Впрочем, не стоит сомневаться, что облагаемая налогом площадь со временем может сократиться вплоть до сокровенных «33 квадратных метров». Так что, думаю, у этого налога вполне может быть большое будущее.

Интересен также Закон «О занятости населения». Специалисты полагают, что он увеличит выплаты безработным на 15%. Разумеется, что на вопрос, где взять эти деньги, есть только один честный ответ. Этот же закон создает массу новых проблем для работодателей и рекрутинговых агентств, то есть для людей, которые по сути и решают проблему безработицы.

Казначейство в этом году выпустит векселя, которыми будет рассчитываться по обязательствам бюджета, в том числе бюджетному возмещению НДС. Что-то мне подсказывает, что доверие к этим бумагам будет низким и расчет в них будет добровольно-принудительным, то есть публике снова придется искать способы уклонения от этого новшества.

А вообще у меня такое чувство, что наше государство как-то особенно не любит простого человека: постоянно создает ему все новые и новые трудности в его и без того непростой жизни. Например, если вы захотите продать более одного автомобиля в год, то теперь вам нужен специальный оценщик в этой сделке. Ведь государство лучше вас знает, сколько стоит ваша машина. Или вот еще удивительное в своей вредоносности требование «расчетов с применением РРО» в интернет-торговле. Все это, безусловно, создает издержки в деятельности людей, часто — непреодолимые.

Что происходит

Для того чтобы лучше понимать наши с вами перспективы, нужно увидеть большую картинку, которая, с моей точки зрения, состоит в следующем. До некоторого момента экономическая деятельность в Украине основывалась на проедании советского наследства, то есть на «ничьей» инфраструктуре, «ничьей» земле, «ничьей» энергии. Элита и народ были едины в своем паразитическом порыве и всячески противились определенности с правами собственности в этих областях. В других отраслях дела с правами собственности были не лучше, но это, скорее, следствие — трудно представить себе развитые отношения собственности без определенности с собственностью на первичные факторы производства.

Это были времена «общества равных коррупционных возможностей», когда каждый мог надеяться на решение вопроса, были бы деньги. Дальше случилась типичная трагедия общин. «Ничейность» советского наследства стала бить, причем довольно больно. С этим надо было что-то делать, но мешал общественный договор, в котором, что любопытно, сговор между элитой и населением по поводу советского наследия формулируется в терминах «социальной защищенности».

Я долго не мог понять этих экзальтированных воплей о «социальной защищенности», которые сотрясают воздух с первых дней независимости, особенно на фоне полного отсутствия какой-либо реальной заинтересованности в «социальной защищенности» в ее обычном смысле — а это защита от безработицы, социальное страхование и т. п.

Затем стало ясно, что «социальная защищенность» — это такой пароль, универсальная формула «коррупционного консенсуса», сигнал о том, что все останется, как при бабушке. «Социальная защищенность» — это прежде всего цены, основанные на «ничейной» земле, «ничейной» энергии и «ничейной» инфраструктуре. Если они не меняются, то не меняется и весь комплекс основанных на этих обстоятельствах отношений. Другими словами, это очень информационно емкий и сильный сигнал.

«Донецкие», не будучи связанными украинским общественным договором, решают проблему «ничейных» ресурсов очень просто: они хотят их присвоить и монополизировать в максимально возможной степени. Конечно, все это могло происходить и по-другому, но то, что происходит — неизбежно.

Если люди полностью живут в фантазиях, порожденных телевизором, предсказать политические события не получится

В этой деятельности по присвоению и монополизации вполне могут пострадать и некоторые украинские олигархи. Сейчас мы видим конфликт господина Коломойского с «семьей», который вполне может закончиться крахом его империи. Ошибаются те, кто думает, что в случае серьезных боевых действий Коломойский (как и любой другой олигарх) может оказать сопротивление и нанести какой-то ущерб противнику, который контролирует государство. Это большое заблуждение. По сути, если дело не решится договоренностями, то судьба олигарха зависит исключительно от настойчивости его противников.

Но наибольший вред экономике наносят не падения олигархических империй и не попытки «донецких» монополизировать бывшие «ничейные» ресурсы. В наибольшей степени вредит тот факт, что социальную защищенность и прочие государственные функции, которые широкая публика считает абсолютно необходимыми, финансируют, все больше увеличивая перераспределение национального продукта через бюджет.

В лучшие годы правления Леонида Кучмы доля госрасходов составляла чуть более 20% ВВП, сегодня она достигает 44,5%. То есть сейчас государство отбирает в два раза больше, чем еще несколько лет назад. При этом экономисты знают, что даже этот показатель не полностью отображает реальное состояние вмешательства государства, так как вредоносные государственные затеи могут иметь самое минимальное финансирование или вообще могут его не иметь, будучи, скажем, изменениями существующей (и уже финансируемой) практики.

Тем не менее, даже если допустить, что это «невидимое» вмешательство не изменилось (хотя, по моим наблюдениям, оно возросло), то цифра все равно впечатляет. Ведь речь идет о том, что государство не только является помехой на пути сотрудничества людей, на преодоление которой тратятся редкие ресурсы, — оно еще и изымает эти ресурсы в огромных количествах непосредственно из процесса обмена.

Тем, кто думает, что отнятое государством возвращается в общество в виде его услуг, я могу предложить такую игру. Я буду изымать у вас 44,5% ваших доходов и тратить их на вас (с учетом и моего содержания, конечно). Только при этом лично буду выбирать, что, в каком количестве и какого качества приобретать, а также решать, какие товары и услуги вы можете приобретать сами, а какие буду приобретать для вас именно я. Интересно, как долго вы протянете?

Революционным матросам

Автор ни единой секунды не верит в то, что в природе возможно «хорошее» правительство. С другой стороны, меня постоянно упрекают, что я не предлагаю ничего позитивного. Попробую исправить эту ошибку. Если бы вдруг с Марса прилетели революционные матросы и, честно глядя в глаза, сказали: «Мы хотим такой политики, которая гарантировала бы нам постоянный и уверенный экономический рост, но не знаем, на какой показатель нам ориентироваться», я бы ответил: «Товарищи матросы! Неуклонно снижайте долю ВВП, распределяемую через бюджет! И будет нам всем счастье!»

 

 Автор: Владимир Золотoрев, Контракты

 

Читайте также: