Криминальная история

Не пойман – не вор. Но одной поимки для того, чтобы человек считался преступником, недостаточно: его вину – или невиновность – еще нужно доказать. Современные следователи и криминалисты располагают для этого большим арсеналом: дактилоскопия, фото- и видеосъемка, всевозможные анализы, вплоть до генетических. Но как без них обходились сыщики в прошлом?

Сознательная история человечества началась с преступления. Вернее, с подготовки к нему. Первые известные нам слова, согласно Ветхому Завету, Ева произнесла непосредственно перед кражей из Эдемского сада. Преступление раскрыли по горячим следам, а похитительница с сообщником Адамом, несмотря на чистосердечное признание, понесли наказание в виде ссылки в необжитые районы. Цепочка преступлений на этом не завершилась, вскоре последовало убийство Авеля Каином.

Типичная «бытовуха». Преступник пробовал отпираться, заявляя, что он «не сторож брату своему». Но и тут следствие было недолгим. Неопытные преступники еще не умели скрывать свои дела. Опыт ведь приходит со временем, и людям, жившим в чуть менее патриархальные времена, приходилось труднее. Естественно, без фотороботов и патологоанатомов методы древних криминалистов и следователей были предельно примитивными: во главу угла ставились свидетельские показания.

Увы, они далеко не всегда были правдивыми. К примеру, как пишет известный культуролог Михаил Гаспаров, в Древней Греции свидетелей даже подвергали пыткам чаще формальным, – чтобы те говорили правду. Впрочем, это касалось лишь свидетелей-рабов: греки считали, что плохой раб всегда стремится оболгать хозяина, а хороший будет свидетельствовать в его пользу. В древнеиндийских законах Ману (II век до н-э. – II век н-э.) запрещалось призывать в качестве свидетелей родственников подозреваемого или истца, а также пораженных болезнями.

Понимая, что свидетелям доверять можно не всегда, люди старались придумать более надежные средства. Например, считалось, что виновного выдаст волнение. Естественно, преступник пытался это волнение любыми способами скрыть, и «следователи» прибегали к ухищрениям. Например, в Древней Индии во время допроса подозреваемых просили бить в гонг, давая ответы. Когда вопрос вызывал затруднение или замешательство, удары «выпадали» из ритма, и это трактовали как признак лжи. В некоторых африканских племенах всем, кто подозревался в преступлении, давали в руки яйцо с очень тонкой скорлупой. Вина признавалась за тем, кто раздавит яйцо, не справившись с волнением.

В Древнем Китае знали: когда человек волнуется, у него пересыхает во рту. Подозреваемым на кончик языка клали щепотку риса или рисовой муки, и если через некоторое время они оставались сухими, человека признавали виновным и подвергали наказанию.

Конечно, все эти методы далеки от совершенства: мало кто сможет остаться совершенно спокойным в такой ситуации!

 

Вещдоки

То, что вещи могут быть лучшими свидетелями, чем люди, стало понятно еще древним римлянам. Согласно римскому праву, улики, добытые при обыске дома подозреваемого, считались достаточными для обвинений. Процедура обыска должна была проводиться строго по правилам: представитель следствия приходил в дом подозреваемого лишь в набедренной повязке, чтобы в одежде нельзя было ничего спрятать, а затем подбросить.

В IX-XI веках на Руси большое внимание уделяли следам, оставленным на месте преступлений (как правило, краж), – по ним пытались определить примерный рост, вес, возраст преступника. Если через три дня после объявления о краже пропажа находилась у кого-либо, то она становилась главной уликой. Удивительно, но уже в Средние века для ответа на вопрос, виновен или нет, устраивали что-то похожее на почерковедческую экспертизу.

Процедура по сличению почерка применялась, когда возникали сомнения в подлинности документов. Проводили экспертизу сначала дьяки, а в более поздние времена – учителя чистописания. Российский историк криминалистики И. Ф. Крылов обнаружил исторические документы, свидетельствующие, что такая практика была на Руси еще в XVI веке. В них рассказывалось о случае, когда некий Федор Кемский продал несколько деревень, подписав купчую, а вскоре умер.

Вдова Федора не хотела отдавать деревни и утверждала, что купчая поддельная, предоставив образец почерка Федора. После долгого разбирательства суд передал купчую и образец дьякам, и те, сличив документы, вынесли вердикт, что бумага подлинная, а вдову наказали. Пытались сличать и другой «почерк» – манеру, свойственную тому или иному преступнику. В XV веке в Германии, а в XVIII – в Англии выходили журналы, в которых описывались преступники и рассказывалось, какими способами и методами они действуют.

 

Подозреваемые

Точность методов, которыми пытались идентифицировать преступника, вплоть до ХХ века была невелика. Труднее всего приходилось подозреваемым. Несмотря на то что еще в древнеримском праве фигурировало понятие презумпции невиновности (в случае сомнения вопрос решался в пользу обвиняемого), в более поздние времена он мало где соблюдался. Чаще именно обвиняемый должен был доказывать свою невиновность.

Человек, у которого обнаруживали краденое, должен был привести безупречные свидетельства того, что вещь попала к нему честным путем. Средневековый германский сборник законов «Каролина» предписывал задерживать завсегдатаев кабаков, и те должны были доказать, что пропиваемые и проедаемые деньги заработаны честным путем, а расходы им по карману.

Если же доказательств не было, таких людей следовало хватать и допрашивать с пристрастием, заставляя признаться в гипотетически совершенных кражах и разбоях. Впрочем, были и исключения – по франкской «Салической правде» (V век), в случае кражи коня именно хозяин должен был доказывать, что найденное животное принадлежало ему. Официальной датой рождения презумпции невиновности считается 1789 год, когда во время Великой французской революции провозгласили Декларацию прав человека и гражданина. Принцип презумпции сформулировали так: «Каждый предполагается невиновным, пока не установлено обратное».

 

По первой своей профессии сын полицейского сержанта из Глазго Алан Пинкертон был бондарем

Следователи

В XIX веке появились первые детективы. Отсутствие технических возможностей для идентификации преступников требовало от них острого ума, изобретательности, интуиции. Одним из первых стал Эжен Видок, сначала – преступник, затем – полицейский, а в конце жизни – писатель. Он основал полицейскую организацию Сюртэ («Безопасность») – на первых порах в нее входили в основном бывшие уголовники. Сотрудники Сюртэ и сам Видок втирались в доверие к преступникам (а зачастую они сами предлагали планы злодеяний), а потом брали с поличным.

Другим пионером детективного дела был Алан Пинкертон – известный герой бульварной литературы начала ХХ века Нат Пинкертон обязан своей фамилией именно ему. Пинкертон – не литературный, а настоящий – начал детективную карьеру как шериф, а позднее основал свое агентство, прославившееся по всей Америке, а затем и по всему миру.

Именно в агентстве Пинкертона впервые стали использовать фотографию для идентификации преступников – в 70?е годы ХIХ века в агентстве была самая большая в мире картотека «криминальных элементов». Пинкертон брал на работу и женщин, что по тем временам было шокирующим фактом. Одним из основных методов была «работа под прикрытием», а женщине порой было легче втереться в доверие.

И Видок, и Пинкертон на закате жизни посвятили себя литературе, описывая случаи из своей богатой практики.

Иван Дмитриевич Путилин, ставший в 1866 году начальником Санкт-Петербургской сыскной полиции, переодевшись, проникал в банды и узнавал о готовящихся злодеяниях. Но во главу угла он ставил искусство допроса. Путилин не пытался запугивать подозреваемого, а беседовал с ним по душам, как с хорошим знакомым, внушая, что тот не злодей, а просто несчастный человек, жертва обстоятельств.

В итоге большинство преступников признавали вину и Путилин действительно становился их хорошим знакомым. А новые связи в криминальном мире позволяли раскрывать новые запутанные дела. Если же подозреваемый оказывался «крепким орешком», приходилось применять различные уловки, ловя преступника на слове, в чем Путилин был большим мастером. Допрос превращался в интеллектуальную дуэль, из которой сыщик почти всегда выходил победителем.

 

Прогресс

Если во времена Пинкертона и Путилина раскрыть даже не самые сложные дела мог только очень талантливый человек, то сегодня опознавать преступника помогает наука. Первым прорывом стало изобретение дактилоскопии она появилась во второй половине XIX века, но активно применяться начала только в ХХ. Но и она уже вчерашний день.

Ее все сильнее теснят технологии ДНК-исследований. Японские криминалисты сейчас ведут эксперименты, которые позволят восстанавливать личность преступника по голосу. Группа исследователей под руководством Мацуми Судзуки исследовала соответствие между строением черепа и голосовым диапазоном, а он для каждого человека уникален. В 90% случаев можно восстановить как внешность по голосу, так и голос по внешности.

Эта технология еще проходит испытания, но у нее хорошие перспективы. Представьте картину: преступник звонит по телефону с целью шантажа или сообщения о теракте, а на экран компьютера выводится его портрет и точное местонахождение в момент звонка. Чем еще может удивить современная криминалистикаСмотрите в программах канала ID Investigation Discovery.

 

Discovery в гостях у Discovery

Программы о детективах, криминалистах и делах, которые они ведут, одни из самых популярных у телезрителей. По данным исследования медиакомпании Discovery Networks, 48% взрослых зрителей в Е вропе любят смотреть программы о реальных расследованиях и преступлениях.

Отвечая этим интересам, Discovery Networks запустила новый канал ID Investigation Discovery, который теперь доступен и в Р оссии. В июле передачи нового канала представит его «старший брат» – Discovery Channel. Он выделит отдельный временной блок, чтобы показать захватывающие программы «Серийные убийцы» (в июле по вторникам в 21.00), «Женщины-убийцы» (в июле по вторникам в 22.00), «Звонок в службу спасения» (в июле по вторникам в 23.30).

Первый опер

Сыскная полиция появилась в Р оссии в 1866 году. Возглавил ее Иван Дмитриевич Путилин. В это подразделение шли истинные энтузиасты детективного дела – служба в сыскной полиции считалась крайне непрестижной: работы много, а карьеру сделать трудно. Обучаться приходилось на месте – школ сыскного дела тогда в Р оссии не было. ХIV век до н-э. – в Сирии регистрировали взяткополучателей.

V век до н-э. – в Древнем Риме появляются Законы ХII таблиц. Они были записаны на медных досках и выставлены на всеобщее обозрение. Среди прочего они содержали методику ведения обыска, а также некоторые другие «детективные» правила. II век до н-э. – появляется древнеиндийский свод законов Ману.

I век до н-э. – в Е гипте составлена таблица с описанием внешних признаков человека, которая применялась для опознания. В первую очередь речь шла не о ворах и убийцах, а о беглых рабах.

V век – появляется франкский свод законов «Салическая правда». В нем встречается частное проявление презумпции невиновности.

IX-XI века – появилась «Русская правда», свод законов, в котором описывались и методики розыска, в частности «гонение по следу».

XV-XVI века – для поимки преступников начинает применяться сличение почерка.

15 мая 1591 года – создана следственная комиссия во главе с Василием Шуйским для расследования убийства царевича Дмитрия . 1789 год – во время Великой французской революции провозглашена Декларация прав человека и гражданина.

1811 год – По инициативе Эжена Видока появилась организация Сюртэ – первый в мире уголовный розыск.

1829 год – в Париже открылся Кабинет судебной идентификации, где собирались регистрационные карточки преступников, сначала с описаниями внешности, а спустя десять лет – с фотографиями.

1850 год – бывший бондарь Алан Пинкертон открыл в Чикаго детективное агентство, которое впоследствии станет всемирно известным.

1866 год – в Р оссии появилась сыскная полиция.

1879 год – француз Альфонс Бертильон придумал антропометрию – регистрацию преступников по их физическим параметрам. Позднее этот метод получил название «бертильонаж». Начало XX века – в криминалистике начала активно использоваться дактилоскопия.

1952 год – французский криминалист П. Шабо изобрел фоторобот.

1985 год – английский профессор Алек Джеффрис опубликовал в журнале Nature статью «Индивидуально-специфичные «отпечатки пальцев» ДНК человека», в которой описал метод идентификации личности с помощью молекулярной генетики.

А ты докажи!

Презумпция невиновности, являющаяся несомненным благом для общества, порой способна сыграть злую шутку. Иногда за недостатком улик не удавалось обвинить очевидного преступника. Самый яркий пример – история знаменитого гангстера Аль Капоне. Только по его личному приказу было убито около 400 человек, не говоря о бесчисленных жертвах возглавляемой им чикагской мафии.

Между тем доказать вину Аль Капоне не удавалось – благодаря подкупам, шантажу, убийствам он выкручивался. Детективам приходилось ловить его на более мелких преступлениях, чтобы посадить хоть за что-нибудь. Так, первый раз Аль Капоне сел в тюрьму в 1929 году всего лишь за ношение оружия без разрешения и провел в заключении 10 месяцев. Второй раз ему присудили аж 11 лет, но и на этот раз обвинение было смехотворным: неуплата налогов в размере $ 388 000.

Торг здесь уместен

В США нередко применяется следующая практика: обвиняемый через адвоката договаривается с прокурором, признавая себя виновным, но в меньшем преступлении. А в обмен получает меньшее наказание. Эта практика, которая называется плибарген, несмотря на широкое распространение, многими юристами считается спорной и неэтичной. Хотя случалось, что «платой» за меньшую кару становились важные свидетельские показания преступников.

 

Пинкертон спас Линкольна

Убийство Авраама Линкольна было далеко не единственным покушением на президента США. В 1861 году предотвратить деяние удалось только благодаря Алану Пинкертону и его агентам. Работая в Балтиморе под прикрытием над расследованием рядового дела по просьбе железнодорожной компании, Пинкертон случайно раскрыл заговор и узнал о готовящемся преступлении. Линкольн должен был посетить Балтимор буквально через день, и действовать нужно было немедленно. Пинкертон отправился в Филадельфию, где тогда находился Линкольн, добился, чтобы президент его принял, рассказал о заговоре и убедил не ехать в Балтимор.

Лжедмитриев породили плохие следователи

Считается, что первая официальная следственная комиссия на Р уси была собрана в 1591 году, а расследовала она дело об убийстве царевича Дмитрия в У гличе. Комиссию возглавлял боярин Василий Шуйский. «Следователи» провели обыск и допрос свидетелей.

В результате родилось две версии: первую, о насильственной смерти, отстаивал только один человек, тогда как все свидетельские показания сводились к тому, что царевич в эпилептическом припадке упал горлом на нож и скончался от потери крови. Особое значение придавалось показаниям детей.

Они рассказали, что накануне смерти царевич играл ножиком. В итоге версия о случайной смерти стала официальной, несмотря на всю сомнительность. В то время в Москве правил Федор Иоаннович, и, хотя в народе и ходили многочисленные слухи, загадочная гибель Дмитрия особо никого не волновала. А вот после смерти царя, когда встал вопрос о наследнике, старое «дело» вновь заняло людские умы, сыграв далеко не последнюю роль в смутах того времени.

ДЕТЕКТОР ЛЖИ

Большинство из нас знает о полиграфе в основном по советскому сериалу о судьбе, ошибке и возвращении резидента. Там молодой советский разведчик Павел Синицын по кличке Бекас успешно обманывает враждебный агрегат. Те, кто знаком с детектором поближе, знают: сделать это не так просто.

Чезаре Ломброзо (1835-1909) – итальянский тюремный врач-психиатр, первым предложивший в расследова-нии преступления отталкиваться не только от самого действия, но и от личности преступника. Считал, что предрасположен-ность к криминалу может передаваться по наследству

 

1902 год

Используя свой прибор, Ломброзо успешно подтвердил невиновность человека, обвинявшегося в изнасиловании и убийстве маленькой девочки

 

1914 год

Профессор австрийского университета в Граце Виторио Бенусси доказал, что у человека в процессе вранья меняются глубина и частота дыхания

 

1921 год

Калифорнийский полицейский Джон Ларсон собрал первый полиграф (от греческого «многопишущий»), измеряю-щий динамику артериального давления, пульса и дыхания

 

1933 год

Ученик Ларсона, сотрудник лаборатории научных методов раскрытия преступлений при Северо-Западном университете Леонард Киллер добавил к полиграфу еще один параметр для измерения – сопротивление кожного покрова

 

Современный полиграф – сложный аппаратно-компьютерный комлекс

ГЛАЗА НЕ ВРУТ

 

Аэропорты ближайшего будущего, если верить авторитетному научному журналу Nature, будут оборудованы камерами, определяющими, лжет человек или нет, по тепловому снимку его лица. Американские ученые точно установили: сознательная ложь вызывает усиленный приток крови к глазной области, что ведет к ее быстрому и неравномерному нагреву

Автор: Елена Родионова,  id-x

Читайте также: