«Четыреста первый способ отъёма жилья у населения»

В лучших традициях Остапа БендераБуквально на улице могут оказаться артисты государственного академического Михайловского театра. Администрация храма культуры постановила выселить их из общежития театра на наб. канала Грибоедова, дом 4, где, якобы, будет проведен ремонт. Взамен предлагается временное жилье в готовящейся под снос гостинице, где нет никаких условий для нормального существования. Артисты всерьез полагают, что на старое место их уже просто не пустят.

Если у вас нету дома

Если у вас нету дома, то хотя бы есть общежитие – по крайней мере, именно так многие годы обстояли дела у артистов государственного академического Михайловского театра, проживающих в общежитии на наб. канала Грибоедова, дом 4. Однако различные компании постоянно проявляли повышенный интерес к недвижимости, находящейся в самом сердце исторического центра Петербурга, с фасадом, выходящим на канал Грибоедова.

Сразу после назначения Владимира Кехмана в прошлом году на должность директора Михайловского театра некоторые СМИ предполагали, что интерес JFC (компании Кехмана. – авт.) к театру имени Мусоргского может быть обусловлен находящейся в его ведении недвижимостью – в частности, корпусами мастерских и театрального общежития, расположенными за спиной Русского музея (на Инженерной улице). И вот свершилось: 15 мая на всех дверях и подъездах театрального общежития появились объявления: всем обитателям дома предписывалось «освободить жилые помещения от личных вещей, сдать ключи начальнику АХО» и… выметаться на улицу. Тогда артисты в первый раз забили тревогу.

Г-н Кехман, видимо, понял, что «слегка погорячился»: и 25 июня появился другой приказ, в котором говорилось о том, что «театр готов предоставить артистам помещения для временного проживания в гостинице «Речная».

Здесь надо сделать небольшое отступление: пресловутую гостиницу «Речная» Владимир Кехман не так давно приобрел у ОАО «Северо-Западное пароходство». Приобрёл затем, чтобы снести: «На месте гостиницы «Речная» мы реализуем проект многофункционального торгового комплекса с гостиницей, бизнес-центром и торговой составляющей», – рассказывал Владимир Кехман в одном из интервью.

Таким образом, артистам было предложено переехать из государственного жилья в некий частный маневренный фонд, предназначенный к сносу, что противоречит как петербургским законам, так и законодательству РФ.

Некоторые артисты всё-таки съездили в гостиницу «Речная» (на проспект Обуховской обороны, дом 195) и посмотрели, куда именно им предложило переехать начальство. Здание 1974 года постройки оказалось просто непригодным для проживания: там негде готовить пищу, а состояние гостиничных электросетей не приспособлено для подключения чайников, утюгов, холодильников и прочей бытовой техники. В двухместных номерах невозможно проживание людей, не являющихся родственниками – и тем более, артистов, имеющих семьи.

А если не будут брать, отключим газ

В приказе г-на Кехмана от 16.06.2008 No OB «О проведении ремонтных работ в общежитии театра» написано, что издан он «во исполнение государственного контракта No 42202» от того же (!) числа. Но ни показать копию данного контракта, ни назвать жильцам общежития дату проведения обязательного в таких случаях тендера администрация театра не возжелала. Недовольство артистов и их нежелание оставить общежитие «для ремонта» (а по сути – выехать на улицу) не на шутку задело дирекцию.

Первое, что сделал г-н Кехман – это выставил на входе и на всех этажах свою охрану. В один прекрасный день артисты обнаружили, что вход и выход в здание теперь возможны только по списку, составленному администрацией театра, с предъявлением паспорта и фиксацией времени прохождения «блокпоста» в некоем журнале. «Колония-поселение!» – устало улыбаются хрупкие балерины, предъявляя паспорта могучим секьюрити на входе.

Согласитесь, если бы в парадной появился консьерж, многие бы обрадовались. А если бы он вдруг принялся при входе и выходе требовать у вас паспорт с регистрацией? Подобное начинание является весьма сомнительным. Не говоря уже о том, что до сих пор сохраняет законную силу решение СПб Совета народных депутатов № 302 от 14 июня 1993 года «О дополнительных мерах по защите прав проживающих в общежитиях», основанное на статье 84-11 Конституции РФ. Ещё один высочайший указ предлагал артистам компенсацию на съём жилья – 10 тыс. рублей в месяц сроком на 2,5 месяца. Но люди отнеслись к этому также с огромным недоверием. И потому был вывешен ещё один приказ: об отключении в общежитии на время ремонта электричества, водоснабжения и канализации – что является прямым нарушением законодательства РФ.

Где эта улица, где этот дом?

Самым интригующим же во всей этой истории является следующее обстоятельство: общежитие, конечно, есть – но его как будто бы и нет. У театра имеется и ещё одно общежитие, расположенное во дворе по адресу пл. Искусств, дом 3, жильцы которого также взбудоражены слухами о переселении в аварийную гостиницу. Имеются ещё четыре квартиры на Кирочной улице – но проживающие там артисты оперы с детьми прописаны в общежитии на Грибоедова, 4.

Никто не знает, в чьей собственности находятся эти квартиры. Как пояснил «Фонтанке» бывший директор театра Станислав Гаудасинский, в своё время они были отремонтированы за счёт театра и переданы театру городом в бессрочную аренду. В чьей же собственности находится дом по каналу Грибоедова, 4 – тоже непонятно: при Гаудасинском он находился в собственности города, но сегодня здание почему-то не числится ни в жилом, ни в нежилом фонде.

И дело не только в том, что здание театра по сути состоит из четырёх строений (площадь Искусств, дома 1 и 3 и наб. канала Грибоедова, 4) и в мае нынешнего года передано из федерального подчинения в городское: для официального статуса общежития там просто нет элементарных бытовых удобств – ванны или душа, а без этого любое де-факто общежитие, даже артистическое, де-юре является всего лишь питерской коммуналкой.

Здесь необходимо сказать и о следующем. Во времена директорства Гаудасинского Михайловский театр традиционно считался своеобразным «поставщиком артистических кадров» в город: будущих солистов театр находил в российской глубинке или среди выпускников консерватории, а затем селил у себя в общежитии. Юрий Марусин, Сергей Лейферкус, дирижер В. Кожин – кто только не жил в этих стенах! Кто-то регистрировался в общежитии временно, со временем переезжая в отдельную квартиру или покидая город; иные прописались постоянно. Здание всегда оставалось собственностью города, а многие юридические и правовые вопросы решались в порядке «джентльменских соглашений».

Поэтому администрация театра, явно действующая на грани фола, не может подать в суд на строптивых жильцов, так как здание находится в собственности города. Даже если оно и пребывает «в оперативном управлении» дирекции Михайловского, то никакое «оперативное управление» не предусматривает права предлагать жильцам переселение куда бы то ни было; это может делать только законный владелец здания, то есть городская администрация.

В любом случае, складывается парадоксальная ситуация: люди, много лет имеющие постоянную регистрацию (некоторые артисты прописаны там более двадцати лет), не имеют возможности получить ни одного документа: даже пресловутой справки «формы 9», что тоже противоречит законам РФ. Жильцы общежития не могут оформить материальную помощь в Собесе (а артисты балета очень рано выходят на пенсию) или компенсацию на оплату коммунальных услуг. Без пресловутой «формы 9» дети прописанных в общежитии не могут поступить в школу и получить полис ОМС.

Никто из артистов не знает, на основании каких тарифов рассчитывается оплата за жильё. Причём через сберкассу или банк оплату за жильё произвести невозможно: оплата принимается только в театре, и никаких льгот ни у кого нет. Единственное, что есть у артистов – это штамп в паспорте о постоянной регистрации по адресу: набережная канала Грибоедова, дом 4.

Избушка, повернись к кадастру передом, к жильцам задом

«К этому времени Остап уже принял решение. Он перебрал в голове все четыреста честных способов отъема денег, и хотя среди них имелись такие перлы, как организация акционерного общества по поднятию затонувшего в крымскую войну корабля с грузом золота, или большое масленичное гулянье в пользу узников капитала, или концессия на снятие магазинных вывесок, – ни один из них не подходил к данной ситуации. И Остап придумал четыреста первый способ».

В начале июля все жильцы общежития получили от дирекции театра бумагу, адресованную «Гражданину РФ такому-то, проживающему по адресу: Санкт-Петербург, пл. Искусств, д. 1 литер А (описательный адрес: Санкт-Петербург, канал Грибоедова, дом 4»)». Вы чувствуете разницу? Реальный и единственный адрес здания поименован в этом документе «описательным».

Для тех, кто не в курсе, следует пояснить, что термин «описательный адрес» на практике применяется только к тем объектам капитального и прочего строительства, которые пока не построены и существуют лишь на бумаге. Например, на поросшем бурьяном пустыре строитель вбивает колышек в пыльную землю и торжественно объявляет: «Здесь будет Дворец искусств!» – тогда в документах сей дворец именуется: «описательный адрес: площадь Будущего, дом 1».

Вот вам и «четыреста первый способ»: под предлогом проведения ремонта люди выезжают из своих квартир и комнат в доме на набережной канала Грибоедова, 4. А когда они захотят туда вернуться, то с удивлением могут увидеть, что на здании, в котором они проживали, будет гордо красоваться другой адрес: «площадь Искусств, д. 1, литер А».

В вышеупомянутой бумаге дирекции театра говорится: «После окончания ремонтных работ вам гарантируется возврат в помещения общежития театра. В дальнейшем законность вашего проживания в общежитии будет рассмотрена в полном соответствии с действующим законодательством РФ». Прокуратура Санкт-Петербурга, куда 11 июля было направлено коллективное заявление жильцов злополучного общежития, также рассмотрит все действия администрации Михайловского театра на соответствие их законам РФ.

Кирилл ВеселагоФонтанка.ру

Читайте также: