Разденься и улыбнись: сейчас вылетит птичка!

Как-то 19-летняя львовская студентка Елена, мечтавшая о карьере манекенщицы и сотрудничавшая с некоторыми местными модельными агентствами, прогуливалась со своим молодым человеком улицами древнего города. Забавы ради пара приобрела в киоске русскоязычную версию немецкого эротического журнала. Присев в кофейне, они листали глянцевые страницы и вдруг, на одном из цветных разворотов, Елена увидела себя. Да еще в каком виде! Вспомнить все и всех

Такого «сюрприза» не ожидала ни Елена, ни ее парень. Трудно сказать, сколько времени за столиком царила немая сцена. Опомнившись, девушка попыталась убедить друга в том, что вся эта «порнуха» — происки ее врагов. Что ее лицо с помощью фотошопа прилепили к какому-то телу и сбросили в журнал с голыми бабами. Парень поверил этому эмоциональному монологу, но Лена, бросив взгляд на интерьер комнаты, мгновенно вспомнила события годичной давности. Тогда она и представить не могла, что безобидная, казалось, фотосессия может обернуться такой «славой».

А начиналось все так романтично. Одно время на всех дефиле, презентациях и тусовках, где собирались модные кутюрье и девушки-модели, стал появляться высокий, интересный мужчина в очках, с аккуратной бородкой на худощавом интеллигентном лице. Глеб, так он представлялся, выделялся среди своих коллег-фотографов дорогой профессиональной техникой и рассказами о своих многочисленных связях в мировой индустрии моды. Все слушали его с интересом, а молоденькие манекенщицы просто заглядывали в рот.

«Париж? Конечно, бывал там, когда возвращался из Лондона, — хвастался он. — Что в Лондоне делал? Да Vogue приглашал меня снять новую коллекцию Кристиана Диора. А вы, девушки, хотите в Париж?» — нередко задавал Глеб, казалось бы, неуместный вопрос.

— А кто нас туда возьмет? — вздыхая, отвечали модели.

— А это не такая уж большая проблема, — заявлял специалист. — Позвоню своему другу Пьеру из Vogue в Париж или подруге Гертруде из Burda и могу замолвить за вас словечко. Но там обязательно потребуют портфолио. Кстати, не желаете немножко мне попозировать, я эти снимки в Париж передам.

Девушки желали, и все как одна соглашались на съемку.

Разденься и улыбнись: сейчас вылетит птичка!

Фотосессии Глеб начинал как невинную игру в высокую моду. Девушек фотографировал на нейтральной территории: в парках, у Высокого Замка, в старых кварталах древнего города. А после съемок на природе как бы между прочим говорил, что ему из Парижа поступил заказ: сделать фотографии красивой девушки на фоне шикарного интерьера. Если модель заинтересовывалась, он снимал номер в одном из дорогих отелей Львова. Но после позирования на фоне окна и кровати, фотограф предлагал выпить шампанского, снять напряжение.

— Ты знаешь, для каждой модели ее тело — ее оружие, — рассуждал, смакуя напиток, молодой человек. — А оружием нужно уметь правильно пользоваться, то есть показать красоту на все сто. Давай-ка просто так для тренировки прибавим немножко откровенности, пикантности и обнаженности.

И модели под восхищенные возгласы мужчины сбрасывали одежду. Фотографируя обнаженных молодых львовянок, он обещал, что эти снимки дальше его студии не пойдут, что сделал их исключительно ради искусства, чтобы увековечить девичью красоту. Ему доверяли, никто из них и подумать не мог, что еще полгода тому назад фотограф не по Монмартру с Карлом Лагерфельдом прогуливался, а четыре года топтал плац одной из западноукраинских исправительно-трудовых колоний.

На зону он попал за порносъемки несовершеннолетних, которых к тому же склонял к интиму. Выйдя на свободу, решил продолжить работать в жанре «ню» и порно. Но чтобы больше не попадать в передряги с законом, с малолетками не стал связываться, а переключился на совершеннолетних. Организовывал весь процесс так, что модели сами, добровольно, без давления и насилия раздевались перед камерой, по желанию вступали с ним в интимную связь.

И только тогда, когда Елена увидела себя в журнале, поняла, для чего все это затевалось. Мало того, когда она ради интереса купила номера этого же издания за предыдущие месяцы, обнаружила в них фото семи подруг по агентству. Девушки, узнав о том, куда попали, были шокированы. Ведь все они из обеспеченных львовских семей. Например, отец одной модели — полковник силового ведомства, родители других работали в госструктурах или же занимались бизнесом. А одна из фотожертв в настоящее время довольно успешно строит карьеру певицы. Оскорбленные и униженные модели заявили на фотографа в Управление по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми во Львовской области.

Но пасаран, «ню» не пройдет!

Вскоре любителя фотографировать вызвали в милицию и предложили добровольно сдать архив снимков. Он отказался, тогда в его студии провели обыск, и кроме фотографий, имевших откровенно порнографический характер (к слову будет сказано, не только женщин, но и мужчин), стражи порядка изъяли целую коллекцию кожаных фуражек, высоких сапог, плетей, цепей и других атрибутов, которые тот использовал в своих «композициях».

Стало ясно, что этот 34-летний, кстати, женатый мужчина, снимая откровенные сцены, совмещал приятное с полезным, отсылал фотографии в разнообразные порножурналы и при этом неплохо зарабатывая. Поскольку задержанный, хотя и занимался противозаконной деятельностью, все же не был социально опасным элементом, под стражу его не взяли, ограничились подпиской о невыезде.

Изначально он исправно приходил по вызову следователя, но однажды не явился. Супруга сказала, что благоверный куда-то исчез. Милиции ничего не оставалось, как объявить его в межгосударственный розыск.

Подозреваемого задержали пограничники при попытке выехать в Венгрию. У него нашли портативный компьютер, полностью загруженный всяческим порно, несколько дорогих профессиональных фотоаппаратов, цифровую видеокамеру, штативы, приборы освещения, одним словом все, что нужно для организации работы фотостудии. Учитывая попытку побега, на этот раз его отправили в СИЗО.

Свою вину он так и не признал, утверждая, что делал не порно, а фотоэротику. Хотя некоторые из этих шедевров могли запросто проиллюстрировать «Камасутру». Ни самый дорогой львовский адвокат, ни его оправдания, не спасли Глеба от зоны. За изготовление и сбыт порнопродукции суд приговорил его к трем годам лишения свободы.

История вопроса

Историки утверждают, что первая порнографическая фотография была снята в Париже в конце XIX столетия. Фотографом, который изготовил негатив обнаженной женщины в объятиях с ишаком, заинтересовалась местная Фемида и обвинила его в пропаганде разврата. Защищаясь, фотолюбитель утверждал, что лишь проиллюстрировал сюжет из произведения античного писателя Апулея. Впрочем, ему не поверили, и он получил несколько лет тюрьмы, где вскоре умер от туберкулеза.

«Вечерние Вести»

Читайте также: