Дело о гибели велосипедиста: Станислав Хомутовский — трезвый, непомнящий, невиновный?

Обвиняемый Станислав Хомутовский после долгого молчания внезапно заговорил. Он заявил судье о том, что за рулем он был… трезв (после того, как следователю нетрезвость подсудимого подтвердили пять врачей больницы)! Во-вторых, обо всем, что с ним происходило после ДТП, он не помнит… Подлец оказался трусом. Этому делу пророчили долгий судебный процесс. Дело о гибели Алексея Башкирцева передали в суд месяц тому назад после долгого досудебного следствия. Прогнозы начинают сбываться с неимоверной точностью только сейчас. Адвокат 20-летнего Станислава Хомутовского, сбившего насмерть Алексея Башкирцева, долго выбирал тактику, чтобы избавиться от надоедливых журналистов. Однако роль белого и пушистого зайчика обвиняемый долго играть не смог.

Вчера в 16.00 в Шевченком райсуде началось заседание. Почти все заседание потерпевшая сторона просидела буквально с отвисшей челюстью.

Обвиняемый Станислав Хомутовский после долгого молчания внезапно заговорил. И говорить он начал вовсе не то, о чем вещал до этого следователю и судье.

Во-первых, Хомутовский заявил судье о том, что за рулем он был… трезв. Это после того, как следователю нетрезвость Хомутовского подтвердили пять врачей больницы, что где он так и не сдал анализ крови на содержание алкоголя, а сам Хомутовский ЛИЧНО написал в показаниях, что они с друзьями выпили «немного» пива.

Во-вторых, Хомутовский заявил, что обо всем, что с ним происходило после ДТП, он не помнит. Хотя раньше и описывал события после трагического происшествия. Вот такой вот внезапный провал в памяти.

В-третьих, Хомутовский сказал, что с подписанными собственной рукой показаниями, где он написал о пиве, он… не ознакомлен! «Да, подписал. Но не читал. Мне сказали подписать – я и подписал!»

Буквально это выглядело так – адвокат меня убедил, что я невиновен! После того, что звучало на предыдущих заседаниях, это подействовало на всех присутствующих, как холодный душ.

Теперь начинается настоящее судебное разбирательство – в суд вызовут и свидетелей ДТП, и врачей, и, возможно, следователя.

Адвокат Башкирцевых, Юрий Василенко, только вздохнул. «То, что они опровергают, зафиксировано в материалах дела, — объяснил он. — Состояние опьянения, техническое состояние автомобиля, состояние дорожного покрытия, погода, скорость и другое. Думаю, они понимают, что дело резонансное, хотели всеми возможными методами смягчить наказание. Здесь может быть наказанием только лишение свободы».

Юрий Василенко уверен, что дело затягивают умышлено. Стоит вспомнить еще одну деталь. В “кулуарах” суда адвокат Хомутовского, просивший не называть его фамилию, не так давно дал нам комментарий. Как раз после предыдущего заседания.

«Есть правовой аспект, касающийся смягчающих обстоятельств, — говорил тогда адвокат. — Во-первых, в обвинительном заключении сказано, что Хомутовский написал чистосердечное признание и содействовал следствию — это заключение следователя, не мое. Все дело в том, что, согласно законодательству, возмещение ущерба — одно из смягчающих обстоятельств. Я не берусь прогнозировать приговор. Судьба погибшего юноши грустная… Но Хомутовский признает полностью свою вину, он прекрасно понимает, что сделал. И вот что еще хочу вам сказать. Дело в том, что у Хомутовского есть брат, 18 лет. А их мать родила еще одного ребенка два месяца назад. И ни у кого из детей нет отца. Хомутовский — кормилец семьи. Это тоже смягчающее обстоятельство. Мать воспитывает троих».

«Пакет» смягчающих обстоятельств, не иначе…

После чего адвокат обвиняемого добавил, что знает Юрия Василенко уже давно, и мол, тот будет всеми силами затягивать процесс… Но зачем адвокату потерпевших это делать?!

“У меня не было ни малейшего сомнения, что так и произойдет, — в ответ на это говорит Василенко. — То, что Хомутовский потом откажется признавать свою вину, мне было ясно. Ну а затягивать процесс они будут изо всех сил — и чтобы время потянуть, и чтобы прессе надоело следить за ходом дела. Знаете, зачастую так и бывает — все расслабляются, а потом судья выносит абсолютно неожиданный приговор. Только потом уже поздно — можно лишь апелляции подавать”.

Дело в том, что в прошлый раз в этом же самом зале суда все тот же Станислав Хомутовский признал полностью свою вину. А потерпевшая сторона подала иск о моральном и материальном ущербе. Судья хотела было завершить дело мировой и провести финальное заседание… Если бы не одна интересная встреча.

«Распишитесь – без претензий….»

Совершенно случайно мне пришлось стать свидетелем одной пикантной подробности.

Дело в том, что с родителями Алексея мне приходилось общаться очень часто, что неудивительно. Что касается второй стороны, то, по словам Башкирцевых, они ни разу не вышли на контакт с потерпевшими, да и не здоровались. Каково же было удивление Ирины Игоревны, матери Алеши, когда после суда к ней подошли адвокат обвиняемого вместе с его матерью и пригласили пойти в кафе вместе со всеми, кто с ней находился в этот момент. Разговор был недолгим. Начав со слов «мы же все люди», адвокат Хомутовского предложил Башкирцевым сделку.

Хомутовский обязуется принести деньги – 26 тысяч гривен – сумму материального ущерба, оглашенную в суде Башкирцевыми, и отдает перед заседанием суда лично в руки. «А вы просто забираете деньги, и нам пишете расписку, что взяли деньги. Ну и чиркнете туда, что претензий к нам не имеете…»

Ирина Игоревна на какое-то время лишилась дара речи. «Да как же я претензий не имею?!… Вы ведь моего сына…»

Повторив одно и то же несколько раз в разных интерпретациях, сторона Хомутовских ушла ни с чем. «Надо же как-то жить дальше…» – бросил хмуро адвокат Хомутовского, и ушел по своим делам. А родители Алеши еще долго приходили в себя. Они вовсе не похожи на кровавых мстителей. Но прекрасно понимают, что сумму ущерба получат в любом случае. А виновник должен понести должное наказание.

Перед следующим заседанием к Ирине Башкирцевой подошла мать Хомутовского и сказала, чтобы та взяла деньги сейчас. Прямо перед зданием суда. Башкирцева отказалась.

К чему был это жест благотворительности? Очевидно, сторона обвиняемого решила пойти кратким путем. То есть, подсудимый признает свою вину и собирает как можно более полный комплект смягчающих обстоятельств. И выплата материального ущерба с соответствующей распиской от пострадавших сыграла бы немалую роль. Адвокат Хомутовского вообще сообщил после предыдущего заседания, что вполне возможно сделать срок с отсрочкой, да и отбывать его не в тюрьме.

Теперь же обвиняемая сторона хорошо поняла, что снисходительности от потерпевших им не дождаться, а расписки «без претензий» не увидеть никогда. И они решили отказаться от этого сценария, где Хомутовский предстал бы перед судом, покаявшись во всех грехах, умилостивив потерпевших кругленькой суммой, которая им и так положена по закону!

Во всяком случае, обвиняемая сторона держится весьма оптимистично. И уже не спешит выплачивать никаких денег. И о расписках разговора не заводят.

Прокурор на заседании забыл указать еще одну немаловажную деталь. Ведь в деле у Хомутовского числится еще один условный срок – 1 год, по статье за мошенничество, с отсрочкой на 2 года. И на время ДТП этот срок еще не закончился. Возможно, о нем решили забыть?…

Моральный же ущерб не может быть оценен в цифрах, сколько бы не вписали в эту графу. В любом случае, сумму морального ущерба определяет суд, и сумму в 500 тысяч мать Алеши написала просто «от фонаря». Едва ли эта сумма покроет лишение жизни человека, да и суд, вероятнее всего, урежет ее в несколько раз. Женщина уже несколько месяцев находится под наблюдением врачей. Она не знает, как оценить этот ущерб. За все это время родители Алеши научились оставлять эмоции за стенами здания суда.

Не так давно велосипедисты чертили силуэты погибших под зданием ГУ МВС на Софиевской площади. Тогда они добивались объективного расследования дел погибших велосипедистов. Их услышали. Дело передали в главк, провели действительно объективное расследование. А теперь — объективный суд. Объективный?

Как погиб Алексей Башкирцев

За 10 дней июня в Киеве сбили четырех велосипедистов. Двое из них погибли, двое – получили тяжелые травмы.

Вследствие ДТП 8 июня на одной из киевских дорог погиб известный украинский переводчик Анатолий Перепадя. Он ехал на велосипеде из дома, находящегося на Русановке, в Союз писателей. По дороге его сбила машина. 10 июня Перепадя умер в больнице, не приходя в сознание. В тот же день на проспекте Бажана произошел наезд на велосипедиста. Водитель просто уехал с места событий, а пострадавшего доставили в больницу с многочисленными травмами. Всего с начала 2008 года, по данным Ассоциации велосипедистов, в Киеве произошло 11 ДТП, в которых пострадали 12 велосипедистов. В трех случаях виновники происшествия скрылись с места событий.

9 июня погиб киевлянин Алексей Башкирцев – музыкант, студент 5-го курса КПИ. В этот день Алексей участвовал в фестивале “Firefest”, где играл в театрализованной постановке роль Маленького принца. Он возвращался домой после окончания программы фестиваля. Трагедия произошла у метро Лукьяновская, возле магазина “Секунда”. На бешенной скорости в велосипедиста влетела “BMW”. По свидетельствам очевидцев, водитель вышел из авто и начал обнимать свою машину, причитая — “моя маленькая”. Трое дружков-пассажиров утешали: мол, ничего-ничего, купим новую.

Все произошло на глазах товарища Алексея, Федора, который ехал вместе с ним. По его словам, за спиной он услышал визг колес. Оглянувшись, увидел, как прямо на них несется авто. Удар произошел на большой скорости, Алексея отбросило вперед и ударило о столб линии электропередач.

Через 5 минут на место аварии приехала оперативная группа “Магнолии-ТВ”. Через 20 минут — скорая. После удара Алексей еще находился в сознании в состоянии болевого шока. Через несколько часов он скончался в реанимации больницы Печерского района.

P.S. Следующее судебное заседание назначено на 09.10.2008 на 9.30. Попасть на заседание могут все желающие при наличии документа, удостоверяющего личность.

Мария Лебедева. Инфопорн

Читайте также: