Спарить агентов: метод спаривания разведчиков

Экс-сотрудник Госдепа США Уолтер Кендэлл Майерс, которому сейчас 72 года, на прошлой неделе дал ФБР признательные показания о том, что вместе со своей оперативной женой Гвендолайн шпионил в пользу Кубы на протяжении почти 30 лет. Кубинские разведчики завербовали его в 1979 году, когда Майерс еще не имел доступа к сверхсекретным правительственным документам, которые он получил в 1985 году. 

Кубинскую Лубянку (главная кубинская спецслужба — Служба безопасности, или ДГИ) создавал любимец Ю. Андропова генерал Алексей Дмитриевич Бесчастный. Он пользовался непререкаемым авторитетом у кубинского политического руководства. При нем гаванскую разведку возглавил самый знаменитый кубинский разведчик Лосадо по прозвищу Рыжая борода.

Структура ДГИ соответствовала образу КГБ: внешняя разведка, контрразведка, тайная политическая полиция /Джи-2/ и отдел по тайным акциям и связям с зарубежным левым подпольем /Джи-13/. В 1965 г. отдел по связям с террористами был выведен из состава ДГИ и превращен в отдельную спецслужбу — УА (Управление Америки). Сам Лосадо и возглавил УА, а ДГИ вместо него стал руководить Кончитес.

Эффективность агента зависит от того, насколько быстро он способен передать в Центр добытую им разведывательную информацию. Поэтому у руководящей агентом резидентуры одна забота — обеспечить его надежными средствами связи. Майерса, которому накануне исполнилось 40 лет, кубинцы для конспирации дали псевдоним — Агент 202. На первом этапе для связи с ним использовалось коротковолновое радио. Но вскоре выяснилось, что радио бесполезно, поскольку дело шло о документах стратегической важности, копии которых пересылались в Центр.

Постепенно перешли на моментальные встречи со связником. Место встреч — продуктовый магазин, расположенный неподалеку от места жительства агента. После стали использовать поездки агента за границу. Наиболее удобным местом для таких встреч была Мексика. После часовой проверки, убедившись в отсутствии «хвоста», занимали столик в одном из мексиканских ресторанов, где и обсуждали дела, скорбные для Госдепа США. Но иногда требовалась моментальная связь. Выход из этого положения подсказал генерал А. Бесчастный.

Он предложил использовать метод спаривания разведчиков. Объяснил, что в резидентурах советской внешней разведки в разное время служили немало супружеских пар. В одном случае они возникали как естественное окончание завязавшегося романа сослуживцев, в других — Центр в интересах дела «подключал» к работе своего разведчика-«напарника» в качестве мужа или жены. Поскольку у кубинской разведки было опасение, что холостой на тот период Агент 202 может обзавестись семьей по своей инициативе, что может увеличить риск провала, советом генерала А. Бесчастного решили воспользоваться.

В интересах усиления конспирации Агента 202 было решено спарить его с Агентом 123. Ею оказалась обольстительная Гвендолайн. Чем торчать на Кубе в очередях в спецраспределитель, уж лучше замуж за настоящего американца — ценного источника Гаваны в Госдепе. В работу включилась быстро. В основном выполняла операции по связи с Центром. Спаренные агенты успешно водили за нос контрразведку Госдепа на протяжении 30 лет. Уолтер Майерс, влюбленный в оперативную супругу, делал все возможное для сохранения своего семейного счастья.

Поток документов, представлявших для Гаваны интерес, постоянно увеличивался. В основном это были документы администрации президента, Конгресса США, штаб-квартиры ООН, Центральной разведки, Федерального суда, а также ориентировки ФБР по информации, полученной от перебежчиков из числа сотрудников спецслужб соцлагеря.

За добытую информацию Майерс получил «множество наград» от кубинского правительства и вместе с супругой имел встречу с Фиделем Кастро в 1995 г., что считается особой формой признания заслуг агента. В 2007 г. Майерс, выйдя на пенсию, уволился из Госдепа.

Когда Вашингтону понадобилось по новой насолить Кубе, парни из ФБР провернули незатейливую операцию. В день рождения Майерса спецагент ФБР подошел к нему на улице, угостил сигарой, сказал, что знал кубинского лидера, и спросил, встретятся ли они еще. Именинник согласился. Что толкнуло? Трудно сказать. То ли все еще давала знать о себе верность идее, товариществу и корпоративности. То ли мысль о том, что жить осталось всего ничего и почему бы вновь не пощекотать нервы. А может быть, просто захотелось вернуть славное прошлое, когда Гвендолайн находилась в полной зависимости от него. Две недели Майерс встречался со спецагентом в вашингтонских гостиницах, где ФБР тайно делало видеосъемку. Говорят, что в ходе этих встреч пенсионер полностью раскололся.

На следствии Агент 202 сам признался в шпионажке. Честно сдал все доходы, заработанные им за 24 года службы в Госдепартаменте. агент 123 якобы также признала себя виновной в сборе и передаче иностранной разведке данных о национальной обороне США. Теперь Майерс проведет остаток жизни в тюрьме, а любимая супруга будет отбывать наказание, но не более семи с половиной лет. Утратив связь с КГБ еще во времена М. Горбачева, кубинские разведчики лопухнулись.Перед тем как сдать дело агента в архив и объявить о прекращении связи с ним, его не проинструктировали об угрозе провокации и не дали пароль для связи с настоящими представителями Гаваны. Теперь одна надежда — может, успеют обменять.

Станислав Лекарев, Аргуиенты недели

Читайте также: