«Синдром» Лозинского для Кировоградской области и Украины — нормальное явление!

Два с половиной года назад я с помощью «Украины криминальной» опубликовал статью об убийстве в Новомиргороде Кировоградской области Сергея Зубкова, молодого парня, у которого на этом свете не было никого – он был сиротой. Материал не был опубликован в местных СМИ – хотя речь в нем шла об обычных для Украины и Кировоградской области коррупционных действиях, и ничего сенсационного там не было. Ну, убили, ну, похоронили с приклеенным диагнозом «отравление алкоголем»… 

Я получил от Прокуратуры Кировоградской области около ста формальных отписок, от УВД – более ста. Сонм народных депутатов Украины, министров, правозащитников отставил мои воззвания вообще без ответа. Сегодня дело не расследовано, убийцы на свободе.

Лозинский, говорите? Друзья, да это для Кировоградской области, я же говорил вам два с половиной года назад – почти нормальное явление!

1.
Напомню, что случилось в маленьком Новомиргороде…

Я не просто фиксировал происшедшие после убийства Сергея Зубкова события, но и чуть-чуть добавлял комментариев к ним. Они рождены суровой правдой нашего сегодняшнего бытия, тем кошмаром, который стал нормой жизни, я думаю, всех без исключения маленьких городов нашей большой страны, из которых Украина, собственно, и состоит.

С Новомиргородом я знаком уже пятый год. Довольно часто бываю в интернате, где прошла жизнь тех, кто сегодня прибрел горький и ненужный им статус – потерпевшие.

«Заявление.
09.07.2007 г. около 2 часов ночи группой из 5-7 сильно пьяных одетых только в плавки из-за жары людей на меня и моих товарищей было совершено нападение, в результате которого Зубкова Сергея убили металлическими стульями и ногами. Убийцы скрылись с места преступления. Мы вызвали «скорую» и милицию, но реакции не было. Мы остановили частную машину, сели на заднее сиденье, а тело Сергея положили на руки. Милиция приехала через два часа уже в больницу. У нас отобрали все документы, ключи, деньги и лекарства. Я попросил, чтобы меня осмотрели, так как я от удара потерял сознание, но мне, инвалиду, не оказали помощь. В этот же день из соседней Малой Виски привезли справку о том, что Сергей умер от отравления этиловым алкоголем. Сергей вообще не пил спиртного и это подтвердила бармен кафе, где мы ждали поезд. Мы заказали только 3 чая и 2 кофе. Врач в больнице, милиция могут подтвердить, что у Сергея все лицо было залито кровью, и видны были раны на голове. Но он сирота и заступиться за него некому. Поэтому его и похоронили быстро. Закопали в землю грех власть имущих.
Я не верю в справедливость и профессиональные действия сотрудников Новомиргородского РОВД. Кумовство и деньги могут превратить дело об убийстве Сергея в какую-нибудь легковесную статейку Уголовного кодекса».

Я беседую с Сережей К., признанным потерпевшим по уголовному делу.

«Плохо быть сиротой… Никому он не нужен — ни при жизни, ни после смерти.
Мы с Сергеем вместе учились. В одной школе-интернате. Сергей всегда за слабых стоял, заботился о них. Пойдем работать по людям, он обязательно вечером зайдет, спросит, какие проблемы, покормили ли, рассчитались ли. Ну, то такое… А в заявлении, которое у Вас, всё правда! После встречи выпускников нашей школы собрались мы попрощаться где-то к 3 часам дня. Сели за стол – спиртного не было! Ну, действительно, в нашей компании все к этому равнодушны. После обеда пошли на речку, покупались, подурачились. Уже поздним вечером собрали вещи, и пошли, не спеша, на вокзал через весь город – на киевский поезд, который проходит через Новомиргород аж в три ночи. Сергей был с нами весь день, начиная с утра, и он, как и мы, не пил ничего спиртного. И в кафе мы попросили 2 чая и 3 кофе – барменша знает, чтобы посидеть, поговорить до поезда. Жалко Сергея, нет его уже», — отвернулся мой собеседник.

Дешевый гроб с телом молодого человека в новом костюме, купленном для похорон за 120 гривен его друзьями, привезенный по раздолбанной дороге на кладбище на школьном, застеленном интернатским директорским ковром, грузовике с опущенными бортами — вот ужасный итог короткой жизни сироты, оборванной подонками.

В городке тем временем на всех углах уже говорили о купленных судмедэкспертах, о вольготной жизни тех, кто совершил убийство, о сверхдоходах в чужих карманах, об эксгумации трупа Сергея, которую будет по моему заявлению проводить Кировоградская областная судмедэкспертиза. Балакали и о 8000 долларов США, якобы возвращенных начальником Новомиргородского РОВД родителям убийц — после вмешательства правозащитников «цена вопроса» выросла, давать, дескать, нужно уже «в область».

Еще одним поводом для разговоров стало то, что убийцы — это курсанты институтов Министерства обороны, те, кто через пару лет одели бы офицерские погоны и стали бы под знамена воинских соединений в качестве воспитателей ребят, призванных выполнить священный долг по защите Отчизны.

Впрочем, теперь им и мне одинаково не до пафоса.

2.
А меня в этом деле ужаснуло еще одно
— как опергруппа РОВД (если 2 сотрудников можно так пафосно назвать – опергруппа!), находящаяся в 7 минутах ходьбы от кафе, откуда поступил вызов, целых 2 часа в ночное время в городке, где понятие «автомобильная пробка» даже в час пик не существует, ехала не на место преступления, а освидетельствовать убитого уже в райбольницу? А вот на место преступления милиция прибыла уже в 9 часов следующего утра, побритая и помытая, как собственно и все кафе. Никаких следов убийства – ни покореженных металлических стульев, ни разбитой о голову Сергея бутылки! Ничего.

Вот почему следователям УМВД — и то только после вмешательства правозащитников, с трудом удалось насобирать немножко фактов легкого хулиганства детей из уважаемых в городе семей, которые «на некоторое время препятствовали нормальной работе кафе». Я записал в дневнике тогда: «Бездарность и откровенный непрофессионализм руководства и следственных органов УМВД в Кировоградской области налицо, оно озабочено исключительно чистотой мундира и от слова «убийство» шарахается как черт от ладана».

Все интернатские говорят правду о последнем дне: не пили ничего, кроме компота. А вот следствию не верится, что есть в наше время еще кто-то кроме алкоголиков.

Все в процессе дознания и предварительного расследования по делу написано под диктовку толстосумов. Но эти профессиональные «проколы», тянущие от силы на дисциплинарную практику, меркнут в сравнении с тем, что натворил судмедэксперт В. Данилов в Маловисковском отделении клинической областной больницы, нарушив закон и выдав фикцию вместо справки о действительных причинах смерти.

Руководители районной больницы даже не знают о наличии в штате ЦРБ этого человека и о том, что бюро судебно-медицинской экспертизы находятся в структуре Минздрава. Вот и вершат даниловы, что заблагорассудится, продавая заключения о смерти. От этилового алкоголя – пожалуйста! Да хоть от радиоактивного полония – кто там голос поднимет против эксперта!

Запись о «случайном отравлении этиловым алкоголем», который, кстати, содержится в распространенных напитках, прочли в Киеве, где работают два НИИ – экогигиены и токсикологии им. Л. Медведя, и судебных экспертиз (КНИИСЭ). Вот что говорят специалисты о том, что же должно было твориться в организме Сергея, которому эксперт из Малой Виски приписывает «случайное отравление»:
…сердечная деятельность при алкогольной коме ослаблена. Дыхание поверхностное, замедленное, с большими паузами, иногда с клокотанием в трахее и выраженной синюшностью лица. Смерть наступает при явлениях остановки дыхания и падения сердечно-сосудистой деятельности.

Врачи просто подавлены «диагнозом» кировоградских судмедэкспертов. «Смертельная доза для здорового человека составляет около 800 грамм чистого спирта. Но он потеряет сознание гораздо раньше, поэтому случаи отравления этиловым спиртом редки».

Тем не менее, Генеральная и областная прокуратуры ответили мне, что в возбуждении уголовного дела против судмедэксперта отказано ввиду отсутствия состава этого самого преступления. А экспертиза областного бюро судмедэкспертиз подтвердила наличие алкоголя в останках.

Я был в отчаянии!

3.
Это было нелегко, но все же мы настояли на проведении третьей
, а потом и четвертой по счету экспертизы останков — за пределами Кировоградской области. Они состоялись уже в Харьковском областном и Киевском – Главном бюро судебно-медицинской экспертизы (шла почти год!) и опровергли данные первой, а также и второй, тоже кировоградской «экспертизы» — вовсе не алкоголь был причиной смерти.

Таким образом, предыдущие выводы судмедэкспертов Кировоградской области были корпоративным преступлением с целью сокрытия уголовного преступления. Эти ничтожные людишки в белых халатах дважды написали об алкоголе, содержание которого, по их заключению, в 19 раз (!) превышало норму. При этом они дважды не описали да и вообще не заметили ни «ушибленной раны в правой височной области трупа», ни повреждений, которые «образовались от не менее чем 9-кратного воздействия тупых твердых предметов».

Я писал в дневнике: «Как можно дальше терпеть этих специалистов из Кировоградской области, эту машину, которая люто ненавидит и презирает, прежде всего, слабых и убогих, особенно тех, у кого нет ни родителей, родных и близких людей, нет дома, счета в банке, нет денег на взятки и нет даже конвертов для взяток! Да что там — нет костюма, чтобы похоронить, нет судьбы, нет и не было интересной жизни, нет мирного упокоения и после насильственной смерти».

Румяный прокурор, по долгу обязанный бесплатно защищать потерпевших, виновато разводит руками и стыдливо смотрит в пол, когда у него спрашивают про убийство и куда же труп девать из дела? Судья в кокетливой мантии прерывает выступающего на слове УБИЙСТВО, при этом назидательно и достаточно грозно сообщает залу, что прокуратура НЕ УСМАТРИВАЕТ убийства в этом деле. А посему даже слово УБИЙСТВО не должно использоваться в судебном заседании!

Сегодня слушания в суде, которые проводятся с садистскими паузами через месяц всего по три часа, выматывают бедных (в прямом смысле этого слова) потерпевших, тратящих на проезд до Новомиргорода невеликие свои заработки? Вчерашние интернатские много и тяжело работают где придется — на стройках в других городах, на земляных работах, без трудовой, и не всегда с ними рассчитываются. Кризис! Они снимают жилье. А питание, а одежда? Все дорого. А тут вместо того, чтобы еще в позапрошлом году за три дня все дело об убийстве Сергея закончить, растянули на годы, предъявив обвинение за хулиганство.

А что же городская власть? Нормой для молодежи Новомиргорода сегодня является алкоголь, пьяные похождения по барам и кровавые разборки с одной целью — покуражиться. Завотделом семьи и молодежи районной администрации Вячеслав Мордвинов, слышавший об убийстве, соглашается со мной – действительно альтернативы кафе и барам в городе нет. «Так ведь и алкоголиков у нас практически нет – на учете в райотделе здравоохранения состоит 18 молодых людей, склонных к алкоголизму и наркомании», — говорит он. Причем цифру эту Вячеслав Владимирович озвучил с удовольствием и привычной гордостью за родной город.

Мол, что делать, если нет ни пьющих, ни наливающих?

Вместо послесловия

Грядёт очередная амнистия очередного Президента, которую с нетерпением ждут не только на всех 180 заплеванных наших зонах, в следственных изоляторах, и в залах судов и в прочих местах, где, громко говоря, вершится правосудие. Она реально может коснуться многих обвиняемых, в том числе и по нашему уголовному делу.

Выходит, что жизнь для основной части нашей молодежи, особенно небогатой и незащищенной адвокатами в золотых цепях, это какой-то урок смирения? Что справедливость существует только в библейских проповедях и у Достоевского с графом Толстым? Вот и зоны наши украинские наполнены по большей части все теми же рабочими и крестьянами, которые не смогли откупиться на этапе досудебных разбирательств. Сытые заплатили – и гуляют себе дальше, стреляют олийников под аплодисменты прирученных милиционеров приличного ранга, безнаказанно давят детей дорогущими внедорожниками на киевском, одесском и харьковском асфальте, бродят бессознательно по городкам, сея вокруг себя пьяный угар, животную глупость, кровь.

«Тюрьмы – бандитам»,- обещал уходящий Президент. Для бедных у нас тюрьмы, г-н будущий Президент!

Комментарий

Евгений Захаров, правозащитник
Я узнал об этой трагедии в Новомиргороде одним из первых, буквально на следующий день. Горько сознавать, что авторитета правозащитников сегодня недостаточно для исправления ситуации, для того, чтобы добиться объективного и полного расследования преступлений. Все мои письма и обращения в адрес правоохранителей остались без решения – спущены вниз, в Кировоград, откуда пришли успокаивающие ответы: все под контролем, все будет расследовано, все получат по заслугам. Не верится, что прошло уже два с половиной года, а дело вся тянется и тянется…

Резонансное дело – об убийстве Сергея, не привлекло внимания прокуратуры, омбудсмана, народных депутатов, несмотря на наши старания. Увы, в этом нет ничего удивительного. Что говорить о сироте, если даже Лозинский, бывший работник правоохранительных органов, совершивший невероятные по своему цинизму уголовные действия на той же кировоградской земле, скрылся от следствия и наблюдает со стороны за тщетными попытками привлечь его к ответственности. Конечно, окончательное решение за судом, который определит, виновен ли Лозинский, виновны ли убийцы Сергея Зубкова.

Но, как и в случае с Сергеем, мы имеем дело с непрофессионализмом, проявлениями коррупции, этаким кировоградским синдромом круговой поруки, когда правоохранительные органы защищают не граждан, а самих себя, судмедэкспертов, тиражирующих продажные липовые справки. А нищая милиция, которая сама бесправна, реально может угрожать только мелким предпринимателям и беднейшему местному населению, паразитируя на местном бизнесе и крышуя местных хулиганов.

Сколько у нас уже было инцидентов, которые можно было бы считать лакмусовой бумажкой демократии: накажут зарвавшегося подонка во власти – есть демократия, не накажут – нет. Счет, увы, не в пользу демократии! Да и Лозинского вряд ли удастся наказать, так как предыдущие попытки покарать украинских чиновников высокого ранга, устремившихся для своего спасения в Россию или Приднестровье, давали отрицательный результат. Пройдет время – и они вернутся. Вряд ли, как победители, но уж точно, не как побежденные.

Думаю, что процесс в Новомиргороде стал еще одной такой лакмусовой бумажкой. И если не будет проведено судом полное, всесторонне и объективное рассмотрение всех обстоятельств дела, – государство ожидает заявление по этому поводу в Европейский суд по правам человека. Наказание за преступление обязано быть неотвратимым – эта аксиома должна способствовать профилактике будущих проявлений жестокости среди молодежи.

И еще… Господа! Давайте накормим, оденем и дадим уверенность в завтрашнем дне детям-сиротам, беспризорным, детям без родительского попечения – у них есть талант, способности, мечты, рвение. У них нет поддержки.

Александр Иссад, январь 2010 года; специально для «УК»

Читайте также: