Украинские банки доводят людей до самоубийств

Из-за долга муж застрелил жену, собаку и себя. В предсмертной записке Владимир и Татьяна Булаткины из села Кудашевка Днепропетровской области просили прощения у своих дочерей: «За все в жизни нужно платить. Даже ценой собственной жизни…»  

Тела 54-летних супругов, а также собаки нашли в саду. У мужа и жены было прострелено сердце, у пса — голова. Рядом лежало охотничье ружье 12-го калибра и три гильзы. К калитке скотчем был приклеен белый лист бумаги — записка для водителя. А во дворе на столике — два конверта с предсмертными письмами на восьми листах. В гостиной дома лежали аккуратно сложенные вещи — одежда для похорон…

«ВСЕМ НАДО ТОЛЬКО ДЕНЬГИ — А ИХ НЕГДЕ ВЗЯТЬ»

Супруги не только основательно подготовились к уходу из жизни, но и до мелочей продумали ближайшие после их смерти события. Даже предупредили знакомых.

— 13 мая, примерно в начале седьмого утра, Ильич позвонил своему водителю: мол, Тани уже нет, и меня не будет, пока ты приедешь, — рассказывает корреспондентам соседка Булаткиных Наталья. — Позвонил он еще и своему другу из райцентра — приезжай, мол, с милицией. А потом — чтобы они смогли зайти во двор — убил и своего огромного пса Бета.

«…Надоело сводить концы с концами, сводить жизнь до элементарного существования. …Так сложилась ситуация, из которой нет реального выхода. Кроме единственного», — написано в прощальном письме Владимира Булаткина.

«Сейчас никто никому не нужен. Всем надо только деньги, а их негде взять… Жить так больше не могу и не хочу, нет сил» — написано в предсмертной записке его жены.

Также супруги объяснили, что это страшное решение они принимали вдвоем, добровольно, без давления друг на друга — из-за ситуации, связанной с долговыми обязательствами. Просили прощения у двух своих уже взрослых дочерей (19-летняя Милана — второкурсница юридического вуза, 31-летняя Ольга работает на Днепропетровской таможне). И детально расписали, что и кому продать из имущества, кому что раздать из долгов… Новый цех, на который семья Булаткиных взяла кредит, так и не начал работать.

ЖИЗНЬ В ДОЛГ

На крыльце новой маслобойки, которая принадлежала Владимиру Булаткину, вкусно пахнет подсолнечным маслом, где-то неподалеку разрывается соловей — как будто и не о любви поет, а реквием… Именно постройка новой маслобойки стала для Владимира и его жены мечтой, которая не воплотилась в жизнь, а забрала ее. На расширение бизнеса Владимир взял еще до кризиса в разных кредитных организациях 400 тысяч долларов под залог имущества. Закупил оборудование для новой маслобойки, начал строить дом. Но с кризисом дела остановились: все доходы шли на выплаты долга. Продлить договор, взять отсрочку кредита Булаткин не смог. На нем осталось еще 89 невыплаченных тысяч, да еще и жена оказалась втянута в кредитную историю, так как была поручителем…

— Это вторая маслобойка у Ильича, — показывает Михаил, некогда работавший у погибшего строителем, небольшое каменное здание с хозяйственными пристройками. — Из-за этой маслобойки он и влез в долги. Хотел расширяться, а тут — кризис…

В разное время на фирме Владимира Булаткина «Дилмаш» работало от 30 до 40 сотрудников, была кое-какая техника. В конце 90-х годов, когда колхоза в Кудашевке уже не было, а люди прозябали без денег и работы, Владимир Ильич назначил своим работникам огромные для глубинки ставки — в среднем по 500 гривен! Правда, рассказали в милиции, в последнее время Булаткин уже не мог платить сотрудникам — нечем было.

— Они очень совестливыми людьми были, страшно переживали из-за того, что не только банкам, но и людям остались должны, — говорят соседи о Булаткиных.

— Это была такая романтическая история, — вздыхает соседка Булаткиных Татьяна Беляева. — Владимир родом из Волгоградской области, а служил он в Украине. Однажды их часть прислали к нам в колхоз помогать убирать урожай (была такая традиция в Советском Союзе). После работы на танцах Татьяна с ним и познакомилась.

— И как же он любил жену и своих дочек! — поддакивают Беляевой другие соседи. — Да и вообще с людьми Владимир Ильич всегда был добрым и приветливым: пять раз пройдет за день мимо — и пять раз поздоровается.

Проводить в последний путь супругов пришло почти все село.

«ДОВЕЛИ ПОРЯДОЧНОГО ЧЕЛОВЕКА»

Допытывались мы у всех, кто знал Владимира Булаткина: как же человек решился на такой страшный шаг? Но кудашевцев трагедия совсем прибила к земле: «Если уж Булаткин с жизнью порешил…». Ведь никто из сельчан и не догадывался о проблемах самого успешного жителя села. Сам Владимир никому о долгах не говорил — все носил в себе. Односельчане лишь видели, как к нему во двор в последнее время зачастили черные джипы. Только тогда пошли по селу слухи — это те, что долги выбивают…

Спрашивали мы и в лоб: похож ли был Владимир Булаткин на тех людей, что могут наложить на себя руки?

— Совершенно не похож! И никогда ничего подобного за ним не замечалось — жизнелюб он был, — говорят люди. — Довели порядочного человека. Вот он, как до революции было принято: долг чести — пуля в сердце…

На похороны Владимира и Татьяны приехали все родственники семейной пары. Среди них — Олег Михеев, депутат Государственной думы России.

— У нас в России тоже очень много самоубийств из-за кредитов происходит, — сказал Олег Леонидович. — Однако этот случай, когда из-за долгов ушла целая семья, для всего СНГ — прецедент… Банкиры не захотели понять клиента, который, несмотря на кризис, старался выплачивать зарплаты, сберечь производство. Вместо того чтобы пролонгировать договор с ним, дать какие-то поблажки, они устроили форменный прессинг.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

— У поступка Владимира и Татьяны могла быть следующая логика: у них забирали дело всей их жизни — бизнес, тем самым у них забирали их жизнь. И в метафоричном смысле, и в прямом, — считает психолог Иван Ситник. — Вероятно, они не смогли пережить этого. Сомневаться ли в психическом здоровье людей? До революции, если человек не мог выплатить долг, он нередко сознательно шел на суицид, так как при этом долги с него и его семьи списывались. Так что дело тут не в ненормальности, к сожалению, нередко на самоубийство решаются вполне вменяемые люди.

То, что Владимир никогда никому не жаловался на свои проблемы, носил все в себе, но был с виду жизнерадостным, охотно помогал другим людям, говорит о его возможном внутреннем одиночестве. Другим помогал, а себе — не смог.

Как это ни банально прозвучит — надо, чтобы человек всегда ценил жизнь и дорожил ею. Жизнь — это самое дорогое, что у нас есть. А все остальное — предметы, вещи, деньги — преходяще. Все можно вернуть, без чего-то можно обойтись, не вернешь только здоровье, жизнь.

МНЕНИЕ ЮРИСТА

Адвокат Олег Веремеенко:

— Смерть должников, увы, не решает проблему. По закону, если в наследство вступят их дети, кредитные обязательства лягут на их плечи. Дети несут ответственность за родителей. Все может измениться только в том случае, если они откажутся от прав на наследство, особенно на залоговое имущество. В таком случае кредиторы получат право им распоряжаться на свое усмотрение.

КП-Украина

Читайте также: