Милицейский «оборотень»-насильник из Донецка наконец-то осужден

«Совершена кража. Ваша дочь похожа на подозреваемую», — с ходу заявил милиционер внезапно появившейся в подъезде женщине — матери девушки, которую он собирался… изнасиловать. В Донецкой области вынесен приговор капитану милиции, обвиняемому в четырех изнасилованиях, разбое и мошенничестве. 

Три года назад СМИ сообщали о том, что в Шахтерске (Донецкая область) задержан сотрудник милиции Луганской области, который подозревается в нескольких изнасилованиях, разбоях и мошенничествах. На днях суд первой инстанции огласил свой приговор. 30-летнего капитана милиции обвинили по шести статьям Уголовного кодекса Украины и приговорили к девяти годам лишения свободы.

При виде служебного удостоверения люди выворачивали карманы и отдавали «сыщику» свои мобильные телефоны

Молва приписывала оборотню в погонах десятки преступлений, милиция — чуть более десяти. На днях Шахтерский горрайонный суд Донецкой области признал 30-летнего сотрудника органов внутренних дел Луганской области виновным в девяти преступлениях.

— Схема всех совершенных подсудимым преступлений была примерно одинаковой: капитан Сидоров (фамилия изменена. — Авт.) вечером в местах отдыха — возле дискотеки или в городском парке — присматривал себе жертву, — рассказал «ФАКТАМ» судья Шахтерского горрайонного суда Александр Капкин, председательствовавший на процессе. — Представившись и предъявив служебное удостоверение, Сидоров заявлял, что расследует преступление. Капитан милиции объявлял человеку, что он (или она) похожи на подозреваемых. Либо — что они нужны ему в качестве понятых для составления протокола. А мобильные телефоны он забирал в основном у парней-подростков под предлогом проверки по базе данных украденных вещей. Версию о якобы совершенном преступлении он придумывал на ходу.

Милицейское удостоверение и специфические термины, которыми сыпал Сидоров, заставляли людей подчиняться ему. Даже пневматический пистолет, который он демонстрировал при каждом удобном случае, не так устрашающе действовал на потерпевших! Зато при виде удостоверения не слишком просвещенные в законодательстве парни выворачивали карманы и отдавали милиционеру, одетому в спортивный костюм, свои мобильные телефоны, не требуя при этом составления протокола. «Подозреваемые» девушки позволяли милиционеру прямо на улице обыскивать себя и проверять на наличие особых примет: пирсинга и татуировок на теле.

Его первая жертва готова была отдать ему свои золотые украшения — лишь бы он снял с нее «обвинения» в краже! Девушку, шедшую домой с работы мимо городской дискотеки октябрьским вечером 2005 года, Сидоров догнал у подъезда ее дома. Сначала милиционер разыграл перед ней роль сыщика, выполняющего оперативное задание: просил изобразить его возлюбленную — посидеть с ним в обнимку на лавочке. Затем спросил девушку, есть ли тут… подвалы, где они могли бы спрятаться. А потом вдруг заявил, что она похожа на подозреваемую, и… отнял у нее мобильный телефон без объяснений. К счастью, тогда укромного уголка загадочный сыщик не нашел, а то бы дело явно не ограничилось изъятием телефона: опер допрашивал «подозреваемую», положив ей голову на плечо.

Свои преступления капитан Сидоров совершал в заброшенных или недостроенных зданиях и даже в кустах. А одну несовершеннолетнюю девочку он затащил в… общественный туалет в парке. Серийный насильник не останавливался ни перед чем.

— Однажды ему хитростью удалось избавиться от паренька, провожавшего после дискотеки девушку, — рассказывает судья Капкин. — Заявив парочке, что ему нужны понятые для составления протокола по факту кражи, он отправил парня обратно на дискотеку, чтобы тот поискал опергруппу и еще одного понятого, а девушку увел в безлюдное место и изнасиловал.
«Один из парней, обманутых оперативником, успел запомнить фамилию»

— Как-то Сидоров преследовал от самой дискотеки 16-летнюю девушку, — рассказал «ФАКТАМ» капитан милиции Александр Гайворонский, старший оперуполномоченный уголовного розыска Шахтерского городского отдела милиции Донецкой области, который тогда работал над раскрытием серии преступлений Сидорова. — Мать, заждавшаяся дочку с дискотеки, то и дело выглядывала в подъезд.

И как только женщина услышала голос дочери, тут же спустилась на первый этаж, где застала свою девочку с незнакомцем. Не моргнув глазом, Сидоров представился маме школьницы, показал свое служебное удостоверение и заявил: «Совершена кража, ваша дочь похожа на подозреваемую». Но собеседница оказалась осведомленной в законах. Она ответила милиционеру, что если ему нужно допросить ее несовершеннолетнюю дочь, пусть он их вместе вызовет повесткой в горотдел — как положено. Милиционер ушел, несолоно хлебавши. Спустя пару месяцев он снова подстерег девочку возле дискотеки и затащил ее в кусты… Придя домой, школьница сообщила матери, что ее изнасиловал тот самый милиционер.

Одна из потерпевших вспоминала, как пыталась разжалобить милиционера-насильника. Она сказала, что больна и подошло время срочно принять лекарство. Девушка говорила правду. «Моя мама тоже страдает этим заболеванием, я знаю, какое лекарство тебе нужно. Сейчас куплю его тебе в аптеке», — ответил капитан милиции.

Этот факт подтвердился в суде: выяснилось, что мать Сидорова действительно страдает тем же заболеванием, что и девушка, которую милиционер хотел изнасиловать.

— Жертвы Сидорова приходили к нам в горотдел: оказывается, всем им он обещал, что после проверки мобильные телефоны, которые он у них изъял, они смогут забрать в горотделе, — рассказывает старший оперуполномоченный Александр Гайворонский. — И когда мы уже понимали, что орудующий в городе мошенник и насильник — одно и то же лицо, один из парней, обманутых Сидоровым, сообщил нам его фамилию. Оказывается, когда милиционер отбирал у него телефон, потерпевший успел хорошо разглядеть его удостоверение и запомнить данные. Жаль только, что не успел прочесть сведения о месте работы Сидорова…

Милиционеры проверили больше сотни Сидоровых, которые обладали удостоверениями, похожими на милицейское — и действующих, и когда-то работавших или утерявших удостоверение правоохранителей всех органов, а также сотрудников МЧС и даже… работников газовой службы. Проверили и владельцев пистолетов. В Донецкой области поиск ничего не дал. Ориентировку с фотороботом разослали в другие области Украины, но ответов так и не поступало.

К счастью, зачастивший в Шахтерск из соседней области милиционер сам попался на глаза потерпевшим.
«Отпустите меня, договоримся», — просил капитан милиции… школьников

— Мы слышали, что в городе уже больше года судачат о маньяке, но не думали, что это и есть тот мошенник, который у моих друзей забрал мобильные, — рассказал «ФАКТАМ» донецкий студент Сергей Небогин, который вместе с двумя своими товарищами три года назад задержал заезжего оборотня в погонах.

По словам Сергея, за три недели до задержания Сидоров забрал мобильные телефоны у его друзей — 11-классника Андрея Татенко и молодого рабочего Вадима Мусиенко. Подойдя к ребятам, которые мирно пили пиво в парке, милиционер (на три года опередив принятый недавно закон) пригрозил ребятам штрафом — за распитие спиртного в общественном месте. Затем страж правопорядка потребовал у парней показать ему их мобильные телефоны и… документы на них. Как правило, документы на мобильные телефоны никто с собой не носит. И это не преступление. Но милиционер говорил так убедительно! При этом, как обычно, заверил «правонарушителей» в том, что завтра они смогут забрать свои телефоны в горотделе…

— Я был с ребятами, когда они приметили своего обидчика возле дискотеки,- вспоминает Сергей Небогин о том, как вечером 13 апреля 2007 года удалось задержать капитана милиции. — Он держался на расстоянии от клуба и будто кого-то высматривал. Заметив, что мы следим за ним, он дал деру, а мы помчались за ним, по пути крикнув продавщице, выглянувшей из соседнего магазина: «Вызывайте милицию!» Вскоре мы повалили его на землю и удерживали до приезда наряда. Он все время вырывался и просил: «Отпустите меня, договоримся».

Правоохранители Шахтерска до той долгожданной встречи с «дискотечным маньяком» все еще надеялись, что в городе орудует самозванец — лжемилиционер с липовым удостоверением. Увы, задержанный оказался самым настоящим опером из соседней области. «У меня свободное время, я его тут провожу», — промямлил милиционер, отвечая коллегам на вопрос о том, что он делает в Шахтерске.

— Получив с места работы задержанного распечатку графика его суточных дежурств в опергруппе, мы увидели, что он все успевал: если окончание его дежурства выпадало на вечер пятницы, то в 18.00 он, допустим, уходил с работы, а после 20.00 в этот же день в нашем городе совершал преступления, — вспоминает Александр Гайворонский. — От Красного Луча до Шахтерска — час езды на машине. У Сидорова был свой автомобиль.

Потерпевшие девушки, которых тут же вызвали в горотдел для опознания, увидев подозреваемого, начинали плакать. А собравшиеся под Шахтерским горотделом родственники потерпевших требовали: «Выпустите его! Мы с ним сами разберемся!» Милиционеры же пребывали в приподнятом настроении. Задержание оборотня в погонах они воспринимали как подарок к профессиональному празднику — 15 апреля в Украине отмечают День работников уголовного розыска. Однако Сидоров сумел испортить коллегам праздник.

Задержанный попросил умыться и, воспользовавшись тем, что с него сняли наручники, пустился наутек. Он юркнул в актовый зал — единственное помещение, где окна были не зарешечены. Когда Сидоров бросился в открытую фрамугу, Александр Гайворонский потянулся за ним, и, вывалившись из окна, неудачно приземлился на пятку. Превозмогая боль, Александр вместе с товарищами помчался в ближайший двор. Беглеца взяли на втором этаже двухэтажного дома, где он затаился в надежде, что погоня пройдет мимо.

— Врачи больше года спасали мне ногу, — вздыхает Александр Гайворонский. — Меня чуть не комиссовали из милиции по состоянию здоровья.

Суд над капитаном Сидоровым длился три года. Проверяли каждое алиби, которое выдвигали адвокаты подсудимого по всем эпизодам в Шахтерске. Сам же Сидоров от дачи показаний отказался и уже подал апелляцию на вынесенный приговор. С места работы оперативника в суд прислали исключительно положительную характеристику. Вообще, судя по всему, карьера опера складывалась неплохо: в 27 лет он уже получил звание капитана милиции. Да и на личном фронте у капитана все, казалось бы, в норме. В то время когда он после дежурства мчался в Шахтерск на охоту за юными девушками, дома его ждали жена и маленький ребенок. Правоохранители недоумевают: чего человеку не хватало?

Возможно, ответ на этот вопрос кроется в показаниях первой потерпевшей. Девушку, у которой опер Сидоров отнял мобильный телефон, он успокаивал: «Если бы я хотел тебя изнасиловать, то давно бы уже изнасиловал. Хотел бы убить — давно убил бы!» Похоже, этому неприметному мужчине нравилось ощущать власть над беззащитными людьми. Хотя бы иногда. После дежурства по пятницам…

Елена Смирнова, Донецк, Факты

Читайте также: