Врач и деньги

Как свидетельствует история, труд врача оплачивался очень даже неплохо. Размышляющий Фауст у Кристофера Марло четко определил выгоды врачебной профессии — «Врачом будь, Фауст, деньги загребай. Прославь себя чудесным излеченьем».
 

 

В Торе (Шмот/Исход 21:19) сказано — «Если ссорятся люди, и один человек ударит другого камнем или кулаком и тот не умрет, а сляжет в постель… то ударивший … пусть оплатит полностью лечение его».

 А поскольку обращение к врачу равносильно обращению к Богу, ибо истинный врач — это Бог, как Он Сам говорит в Торе — «Ибо Я — Бог, твой Целитель» (Шмот/Исход 15:26), то и плата врачу — богоугодное действие. 
 
В Гемаре эта мысль выражена еще лаконичнее — врач не берущий плату не достоин ее.
 
Недаром истинные врачи-бессребреники — Пантелеймон, братья-хирурги Козьма и Дамиан, Преподобный Агапит и наш недавно «почивший в бозе» соотечественник профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий (отец Лука) — канонизированы христианской церковью. Не много же их было за более чем тысячелетие.
 
Врачей во все века, при любом строе кормили, кормят и будут кормить больные, а не государство..
 
Отец медицины — Гиппократ в своих «Наставлениях» советует своему ученику, когда дело идет о гонораре, дифференцированно подходить к разным пациентам — «И я советую, чтобы ты не слишком негуманно вел себя, но чтобы обращал внимание и на обилие средств (у больного) и на их умеренность, а иногда лечил бы и даром , считая благодарную память выше минутной славы». 
 
Заметим, что даром Гиппократ советует лечить иногда.
 
Уважали врачей и в древнем Риме. Первый врач-профессионал появился в Риме в 219 г. до н.э. Был он иностранцем — греком из Пелопоннеса, звался Архагатом и был по специальности хирургом. Встретили его римляне с радостью и не поскупились на «подъемные». Дали римское гражданство (а были они на этот дар скупы) и предоставили ему купленное на государственные деньги помещение. 
 
Не обошлось, конечно, без конфликтов. Не всех устраивали те способы, которые он применял при лечении. 
 
Сначала Плиний, а потом Катон попытались сфабриковать «древнеримское дело врачей- убийц ».
 
Так, Катон писал он сыну — «Считай, что слова мои пророческие…, греки дали друг другу клятву погубить своим лечением всех варваров; этим именно они у нас и занимаются и за это берут деньги , – иначе им не стали бы верить и не так легко было бы им изничтожить нас». 
 
Если проанализировать положение врачей, которые жили не в Риме, а практиковали по большим и малым городам Италии, то и среди них бедняков не было.
 
Врач Арий Келад за свои средства отремонтировал целый храм Марса, а другой врач Ацилий Потин смог предпринять далекое путешествие из Бононии в Афины.
 
Были среди врачей и настоящие богачи. Эрот Мерула, глазной врач из Асизия, в I-II вв. н.э. оставил после себя капитал в 800 тыс. сестерций.
 
Чуть позже в начале III в. городской врач Стей Рутилий Манилий в Беневенте вступил в сословие всадников, т.е. располагал цензом в 400 тыс. сестерций, которые, надо думать, были только частью его богатства. 
 
В другой ранней цивилизации — Древней Индии получение врачом гонорара за лечение считался нормальным, также как и отказ во врачебном совете преступникам. В то же время существовали и «льготные категории» пациентов. Врачу предписывалось лечить даром — прежде всего своего учителя и брахманов, а также — бедных, друзей и соседей, сирот и чужестранцев.
 
****
 
На Руси брали и берут всегда и за все. Брали, берут и будут брать и врачи — кто «огненной» жидкостью, кто яйцами, кто борзыми щенками, а кто в конвертах.
 
Уже в «Русской Правде» Ярослава Мудрого указано о плате врачу за лечение ран. Церковный устав Св. Владимира (996 г.) объявил «лечцов» (врачей) — людьми церковными и четко определил источник их финансирования — «десятину» от »…ссудных дел, от торговли, от урожая и т.п.». 
 
В «Изборниках Святослава» 1073 и 1076 гг., компилированных для черниговского князя Святослава Ярославовича с «Изборника» болгарского царя Симеона (Х век) — говорилось и о вознаграждении врачу — »…аще лечец получится, привести его к больному и уплатить за его труд ».
 
Часто примером врачебного бескорыстия приводят Киево-Печерский монастырь (ХI век). Печерский Патерик донес до нас имена бессребреников, подвижников монастыря. 
 
Глава 8 Патерика содержит сведения «О житии святого преподобного отца нашего Феодосия, игумена Печерского», а глава 27 — «О святом и блаженном Агапите, безмездном враче». 
 
Навечно прославили монастырь «даром исцеления и врачевания больных» Антоний Преподобный, Домиан, св. Алипий, Вирменин, Агапит Печерский и Пимен Постник. 
 
Другой монах — Преподобный Агапит, прозванный «врачом безмездным» (денег за лечение он не брал ) , лечил и монастырскую братию, и мирян, которые обращались к нему за помощью. Свое прозвище Агапит получил после того, как раздал нищим «щедрые дары» Черниговского князя Владимира Мономаха. Заметим, правом врача было раздать «щедрые дары», но обязанностью излеченного больного — рассчитаться с врачом. После этого в сознании Владимира произошел переворот. Поступок Агапита с дарами так потряс князя — тогдашнего олигарха, что главным делом его жизни после выздоровления стала благотворительность. 
 
****
 
Все известные медики земского периода — XIX столетия — были достаточно состоятельными людьми. Подчеркиваю — известные, т.е. состоявшиеся в профессии медики, а не неудачники-недоучки. Не потому ли медики в земство стремились? И объяснений этому несколько.
 
Обратимся к сведениям, приведенным в сохранившемся до наших дней отчете «Самоуправление Ярославльской губернии», (1864). Цифры более чем красноречивы.
 
Жалованье находившегося на государственной службе врача в Любимском, Пошехонском, Углическом уездах составляло 400 рублей в год, а в Рыбинском, Ярославском, Ростовском – 700 рублей, то старший врач при Ростовском земстве Н.Б. Гейднерейх получил от земства в 1870 году 1200 рублей, а младший врач Д.И. Васильев 900 рублей (одна корова в то время стоила 25 рублей).
 
В начале ХХ века оклады земских врачей увеличились до 1500 рублей в год, причем такое жалованье было уже в большинстве уездов губернии.
 
Само самим разумеющимся была оплата врачу поездок на учебу, съезды и конференции, в том числе и за границу, а также компенсация расходов на книги и журналы.
 
Интерес представляют и сведения о ценах на рубеже XIX — ХХ веков.
 
Цены на «главнейшие продукты первой необходимости» в 1913 году были такие: мука пшеничная высшего сорта — 13 коп. за кг, мука ржаная — 6 коп. за кг, хлеб пшеничный — 12 коп. за кг, французская булка — 7 коп. за 400 г, картофель — 2 коп. за кг, крупа гречневая — 16 коп. за кг, рис — 20 коп. за кг, масло подсолнечное — 33 коп. за кг, сахар (песок) — 25 коп. за кг, телятина — 32 коп. за кг, свинина — 38 коп. за кг, рыба (щука) — 63 коп. за кг, молоко — 12 коп. за литр, масло сливочное — 1 рубль 31 коп. за кг, яйца — 31 коп. за десяток. Разливное пиво (0,5 литра) стоило 5 копеек. Разлитое в бутылки пиво стоило дороже — 12 копеек. 
 
Обед из двух блюд в кафешантане «Шате да флер» обходился в 16 — 20 копеек.
 
Отобедать в фешенебельном ресторане «Жорж» или «Франсуа» можно было за 2-3 рубля. 
 
Мужской костюм в то время стоил 35 — 40 рублей, брюки — 13 рублей, зимнее пальто — 60 рублей.
 
****
 
Что было дорого — болеть. В больницах были, конечно «бесплатные» койки, но их не хватало. Поэтому приходилось раскошеливаться. В общих палатах брали по 30 копеек за койко-место, а в отдельных уже 1 — 1,5 рубля в день. Это без учета самого лечения.
 
Более незавидным было положении врача, находившегося на «государевой службе». Его зарплата, по сравнению, например, с министром или депутатом была в то время такой же нищенской, как и сегодня. 
 
Но нищих врачей почему-то не было. Наоборот, врач был человеком зажиточным. Их богатство основывалось не на государственном жаловании, а на гонорарах, получаемых от пациентов. Так, в издаваемой в те годы Манассеиным газете «Врач» были опубликованы сведения о размерах гонораров выдающихся врачей (Шарко, Бильрота, Склифософского, Захарьина и др.). Это были астрономические суммы — 40 тыс., 25 тыс., 6 тыс. рублей. Это не секрет, данный факт известен всему миру (И. Шамов, 2004).
 
****
 
Почему же сегодня, ссылаясь на примеры бескорыстия отдельных древних врачей, общество настойчиво продолжает призывать всех современных эскулапов работать задаром? 
 
Почему такая избирательная историческая память?
 
С врача что взять. Он обязан быть нищим.
 
Обществу больше нравится Шекспировский Кент — «Убей врача, а плату за лечение — отдай болезни» («Король Лир»).
 

Читайте также: