C ТОЙ, ЧТО ВСТРЕЧАЛАСЬ С ГОНГАДЗЕ ПОСЛЕ СМЕРТИ ГОТОВЫ СУДИТЬСЯ

«УК» уже рассказывала о даме, которая на многочисленных пресс-конференциях и в интервью рассказывает о том, как она и ее родственники общались с Георгием Гонгадзе … после его смерти. Вернее, мы рассказали почему это есть ложь, сославшись на вполне официальные авторитетные источники. Но едва на сайте появилась заметка, приуроченная к очередной пресс-конференции симферопольской бизнесменши Потапенко, поддержанной некоторыми неуважаемыми Интернет-СМИ, как на электронный адрес «УК» поступило любопытное письмо на ту же тему. Автор не скрывает своей фамилии и своих контактов с Потапенко в прошлом. Здесь же он уличает неразборчивую даму в преднамеренной лжи. Более того, он готов отстаивать свои слова в суде. Ниже –письмо председателя правления МОО «Международная Лига защиты прав граждан Украины», руководителя международного правозащитного проекта «Черный список» Эдуарда Багирова.«В начале декабря 2002 года на мой мобильный телефон позвонила некая гражданка, представившись Галиной Потапенко и заявила, что у нее есть информация об истинных причинах смерти журналиста Георгия Гонгадзе. Она попросила встрече.

Во время встречи Потапенко заявила, что по отношению к ней налоговой милицией Севастополя было возбуждено уголовное дело, ее незаконно лишали свободы и похитили у нее драгоценности стоимостью около 500 000 долларов США. Она также добавила, что ее сын и брат встречались с Георгием Гонгадзе в Севастополе 16, 17 и 18 сентября 2002 года. Сначала я отнесся к ее заявлениям с определенным недоверием. Но ей удалось убедитьт меня в своей искренности. И как было не поверить, ведь она называла фамилии, имена и должности реальных людей, которые якобы видели Георгия Гонгадзе в Севастополе. Потапенко называла фамилию ветерана войны, героя Советского Союза, Вице-премьер министра одной из среднеазиатских республик и его племянника, работника прокуратуры Севастополя и еще около десятка иных свидетелей.

Каким-то образом ей удалось убедить меня в том, что истинные убийцы Гонгадзе – работники налоговой милиции Севастополя, и в необходимости опубликования этой информации в СМИ. Я обратился в информационное агентство УНИАН с просьбой предоставить зал для пресс-конференции 19 февраля 2003 года. 18 февраля поздно вечером Потапенко позвонила мне и сказала, что на пресс-конференции указанных свидетелей не будет, и сама она присутствовать не сможет, так как получила угрозы в свой адрес в связи с ее будущим выступлением на пресс-конференции. В последствии я узнал, что это было ложью. Таким образом, Потапенко Галина, выставила меня в роли дезинформатора, «подставила» меня. На следующий день, 19 февраля 2003 года, мне пришлось выступить перед журналистами, собравшимися на пресс-конференции, с заявлением об отказе Потапенко и оправдываться, доказывая свою непричастность к информации, предоставленной ею.

Изначально сомневаясь в чистоплотности Потапенко, я для подстраховки записывал наши беседы на диктофон, о чем ей известно. В записях есть любопытные заявления Потапенко о встрече с Александром Морозом, который якобы запрещал ей опубликовывать имеющиеся у нее материалы.

Заявления Потапенко на недавней пресс-конференции считаю в лучшем случае бредом и плодом болезненного воображения, в худшем – попыткой заработать дешевую популярность на боли и горе семьи и друзей Георгия Гонгадзе.

Если Галина Потапенко сочтет себя «оскорбленной», я готов в суде доказать лживость ее заявлений. По этому поводу 19.02.2003 г. я обращался в Генеральную прокуратуру Украины с соответствующим заявлением».

Эдуард Багиров, председатель правления МОО «Международная Лига защиты прав граждан Украины», руководитель международного правозащитного проекта «Черный список»

Читайте также: