В застенках Донецка. «Разрешено запытать до смерти хоть 500 невинных»

В застенках Донецка. «Разрешено запытать до смерти хоть 500 невинных»

«Когда меня пытали в секретной тюрьме, так называемой «УБОП» «ДНР», в перерывах между издевательствами, чтобы я пришел в себя – меня или бросали на два-три часа в бетонную яму, или везли на «промежуточную беседу» к одному из моих дознавателей, который решал, какие пытки применить далее – к некоему «Иванову».

Он честно заявлял, что он, как и все сотрудники УБОП, ужe граждане РФ, и им разрешено запытать до смерти хоть 500 невинных, но выявить хоть одного сотрудника СБУ», – так в одном из своих писем о пытках в ОРДЛО пишет 48-летний житель Донецка Сергей Курис.

Его, руководителя небольшой охранной фирмы, боевики группировки «ДНР» схватили прямо возле дома в сентябре 2019 года. Мужчина жил в Харькове, но приезжал во временно неподконтрольный Украине город, чтобы увидеться с семьей и хоть как-то поддерживать бизнес.

Российские гибридные силы незаконно обвинили Сергея в шпионаже, терроризме и сотрудничестве с СБУ. По призрачным законам группировки «ДНР», за это мужчину могут приговорить к «пожизненному заключению», или даже к «смертной казни».

Служба безопасности Украины знает о Курисе и включила его в списки на обмен. Но боевики не подтверждают, что Сергей у них. С момента пленения мужчина всего раз виделся с женой, а первую записку ему удалось передать через одного из уже освобожденных узников.

Старшая сестра Сергея Оксана Курис рассказала Радио Донбасс. Реалии о том, где сейчас содержат ее брата, как его пленили и почему, по мнению родственников, не возвращают на мирную часть страны.

«Ждите, вам позвонят»

«Сергей, – говорит Оксана Курис, – никогда не скрывал своих проукраинских взглядов. Даже после оккупации он довольно много времени проводил в Донецке – считал, что не должен убегать из родного города. Брат даже отправлял мне разные патриотические картинки в соцсетях, а я переживала и говорила ему: «Будь, пожалуйста, аккуратен».

Сергея Куриса незаконно задержали во время прогулки с женой и ребенком: прямо возле дома его скрутили люди в гражданском и поволокли в машину. Растерянной супруге похитители сухо сказали: «Ждите, вам позвонят». А, по словам сестры пленного, родные, сначала, даже подумали, что боевики «взяли» его из-за каких-то проблем с бизнесом.

«Решили, – продолжает Оксана, – что, возможно, есть нюансы с местной «регистрацией» или «лицензией». Когда супруге сообщили, что Сергея «обвиняют» в «террористической деятельности» – мы не могли поверить. Не верим в это до сих пор».

В редких записках Сергей Курис пишет, что скучает по родным и хочет скорее обнять сына
В редких записках Сергей Курис пишет, что скучает по родным и хочет скорее обнять сына

Семья Куриса пыталась сразу же нанять адвокатов, но, как минимум, один, увидев материалы «дела», отказался. Через четыре дня после похищения «сотрудники» так называемого «УБОПА» перевернули вверх дном квартиру Сергея в Донецке: изъяли всю его личную технику и документы, включая паспорт гражданина Украины. На «обыске» присутствовал и сам Сергей – к жене и сыну его приволокли сильно избитого и в полу осознанном состоянии.

«Еще через несколько дней боевики вызвали супругу Сергея и устроили им очную ставку по телефону. Во время разговора брал, после пыток и побоев, снова был как будто не здесь, и даже периодически «отключался», – делится Оксана Курис.

«10-й пост»

Спустя какое-то время близким удалось нанять Сергею нового адвоката. Теперь его защитник – единственный, кого раз в несколько месяцев пускают на свидание к мужчине. Так называемых «судов», пока что, не было. Боевики озвучивают родственникам только список «обвинений» и уверяют, что продолжается «следствие».

Письмо с подробностями о том, где находится и через какие пытки пришлось пройти, Сергей передал одному из освобожденных пленных в декабре 2019 года. В записке, написанной от третьего лица, мужчина рассказал, что до СИЗО в Донецке его избивали, пропускали по телу ток и подвешивали на дыбы на территории так называемой «секретной тюрьмы» – в «УБОП» группировки «ДНР».

Сейчас, по словам Оксаны Курис, ее брата незаконно удерживают на самом нижнем уровне Донецкого СИЗО – на «10-м посту», в подвале. Скорее всего, Сергей «сидит» в камере, рассчитанной на двоих человек.

В редких записках родным мужчина пишет, что очень скучает, хочет скорее обнять сына и верит, что Украина не забывает о таких, как он.

«Мне, – подытоживает сестра пленного, – кажется, что боевики не вносят брата на обмен, потому что пытаются «сшить» ему слишком серьезные «обвинения». Из документов, подтверждающих, что Сергей в плену, есть только справка о том, что он находится в СИЗО в Донецке. При этом, родственников к нему не пускают, а свидание у адвоката, якобы, из-за коронавируса, было несколько месяцев назад. Вместе с близкими остальных узников ОРДЛО мы уже неоднократно выходили на акции под Офис президента: понимаем, что это не вряд ли повлияет на боевиков, но, возможно, поможет привлечь внимание международной общественности. Хотелось бы, чтобы к брату и другим пленным, как минимум, наконец-то пустили Красный Крест. И, чтобы о фактах похищения людей на оккупированной территории знал весь цивилизованный мир. Знал и осуждал это».

Автор: Ольга Омельянчук; Донбас.Реалії

 

Читайте также: