Известные мошенники: легендарный Волдемар Селга и другие

Схема «кинул и заболел» не меняется со времен легендарного Волдемара Селги. Меняется только фоновый фактор: в конце 90-х «дербанили» советские заводы, в конце нулевых — перепродавали земельные участки. 

…Скандальный юрмальский предприниматель Игорь Коблинец снова не явился на собственный процесс о мошенничестве. Сначала потерпевшие, которые второй раз специально приехали из Москвы и Монако, не теряли надежды: а вдруг он все же придет. Из больницы «Гайльэзерс» специально по запросу судьи Дзениса пришла обнадеживающая информация: «Состояние пациента стабильное, у него стабильный нейродефицит, но если он регулярно принимает прописанные ему медикаменты, вполне может присутствовать на ближайших судебных заседаниях». То есть — ждем.

Но не тут-то было. За полчаса до начала сегодняшнего заседания Коблинец отправил судье заявление из Дубултской больницы — он сейчас находится именно там. Суд начал проверку этой информации, результат пока неизвестен.

Таким образом судебное заседание во второй раз отложено. Потерпевшие — свободны. Им предстоит оформить документы и приехать в Латвию ещё раз. (О сути их претензии к Игорю Коблинцу — см. справку).

Ну, что сказать? Времена меняются, нравы — нет. Это общая схема действий наших известных махинаторов: кого-то кинуть и скрыться от суда на больничной койке. При этом они остаются милыми, обаятельными и улыбчивыми людьми. Профессия у них такая. «Сами видите, рад бы все вернуть — но обстоятельства… А справку — это пожалуйста.»

Легендарный Селга тоже часто болел

Его застрелили в Риге 15 марта 1994 года. В больницу Волдемара Селгу привезли еще живым. Но вскоре он умер на операционном столе.

Возможная причина этого так и нераскрытого убийства — гарантия, которую выдал банк Селги на астрономическую сумму — в 4,5 млрд долларов — некой финской фирме для закупки ею в России 33 кг осмия-187. В латвийскую прессу тогда просочились сведения о том, что финские компаньоны заподозрили двух руководителей латвийского банка в мошенничестве и обратились в Интерпол.

Начальник криминальной полиции МВД Латвии Лаймонис Лиепиньш в 1994 году рассказывал, что Селга был смертельно ранен в тот момент, когда без охраны возвращался из банка домой. Он остановил свой автомобиль Volvo-940 во дворе школы, находящейся рядом с его домом, вышел из машины и получил две пули в спину. После чего преступник скрылся.

Г-н Лиепиньш тогда не подтвердил и не опроверг версию о причастности банкира к закупке осмия в России, сославшись на тайну следствия.

К тому времени Селга был уже на слуху — о нем много писали в прессе в связи с «делом «Узвары». Но не только.

К этому моменту Волдемар Селга был очень уважаемым человеком: учредителем известной фирмы «Консум», президентом Коммерческого банка реконструкции и развития, владельцем телеканала NTV-5 и еще двух десятков фирм.

Тот факт, что в середине 80-х он отсидел за подделку документов и мошенничество при обмене квартир, латвийский бомонд не смущал. Осудили его тогда на 4 года, но он вышел уже через 2 -— был освобожден из Валмиерской тюрьмы с формулировкой «за примерное поведение».

В связи с кидком «Узвары» его ненадолго арестовали в сентябре 1992 года, но быстро отпустили — «по состоянию здоровья». Тем более, что за него поручились два депутата. Так тогда было принято.

Разумеется, тут остается место для рассуждения «сидел бы в тюрьме — остался бы жив». Но это мы передоверим нашим читателям, это вопрос личной философии каждого 🙂

Кидок известной кондитерской фабрики «Узвара» он совершил на гигантскую сумму — 51 миллион репшиков. Фабрика в итоге оказалась на грани разорения.

Вот как тогда описывал нам тогда эту историю директор «Узвары» Валерий Венедиктов:

— Селгу мне представил очень влиятельный в бизнесе человек. Речь шла о том, что Сегла может достать сахар по очень выгодной цене — 45 рублей за килограмм. В подтверждение он представил мне договор между его фирмой «Консум» и немецкой «Оствестимпекс» (Штутгарт), из которого следовало, что он действительно является владельцем солидной партии сахара, приобретенной у «Оствестимпекса».

Дальнейшее понятно: директор заключил договор на 1100 тонн сахара и согласился на 100-процентную предоплату. После этого он перечислил «Консуму» деньги, но сахара в условленное время не получил.

Зато явился Селга, элегантный, обаятельный, и заверил, что задержка будет незначительной. И после этого сахара на «Узваре» ждали почти три месяца. Пару раз даже посылали бригаду грузчиков — разгружать вагоны.

Но через три месяца директор «Узвары», наконец, поинтересовалься учредителями «Оствестимпекса». И, как вы уже догадались, обнаружил среди них Волдемара Селгу.

— Поняв, что Селга — непорядочный человек, я примирился с мыслью, что сделка не состоялась, — заявил тогда журналистам Венедиктов. — И потребовал вернуть деньги.

Селга, понятно, над этим предложением посмеялся.

Деньги к этому времени уже разошлись: 7 миллионов получил телеканал NTV-5, 300 тысяч пошли в фонд Консервативной партии Латвии,16 миллионов ушли в Белоруссию, остальное — на счета его фирм.

Последствия кидка для фабрики были самыми серьезными: 17 сентября 1992 года Банк Латвии закрыл предприятию кредит и оно оказалась на грани банкротства. Подавать в арбитраж было бессмысленно -— разбирательства тогда тоже длились по нескольку лет.

Селга такой вариант предвидел и даже сам его предлагал:

— Это спор двух хозяйствующих субъектов, его должен разбирать Хозяйственный суд, а не криминальная полиция, — рассказывал он нам в больнице, куда его отправили из тюрьмы. — Г-н Венедиктов, написав заявление в криминальную полицию, проявил некомпетентность.

Выглядел он при этом как всегда элегантно: бледен, печален, но оптимистичен.

— Истина восторжествует, — уверенно заявил он в том больничном интервью 1992-го года.

Напоследок владелец телеканала NTV-5 предложил у него поработать. Возможно.

Отметим, что в следственном изоляторе по подозрению в мошенничестве банкир Селга пробыл совсем недолго. Состояние его здоровья требовало немедленного перевода в больницу. Сначала в тюремную, потом в Институт травматологии. Положение банкира врачи нашли серьезным — у него якобы отнималась часть тела. К тому же в защиту больного выступили лидер консервативной партии В. Штейнс и академик В. Калнберзс.

Следствие под таким давлением, сами понимаете, стушевалось очень быстро.

Но это еще не все. После освобождения Селги из следственного изолятора был отстранен надзирающий за следствием прокурор и дело начало стремительно переходить в разряд сугубо хозяйственных. Однако банкира вскоре убили — и этим все закончилось.

К этому времени было абсолютно ясно: кидок «Узвары» на 50 миллионов — это, скорее всего, была только часть схемы Волдемара Селги.

Так, главный бухгалтер в ходе следствия вспоминал: в первые дни сделки Селга интересовался, подлежит ли «Узвара» приватизации? И ему объяснили: решением Совмина «Узвара» была внесена в списки приватизируемых объектов.

За Селгой числилось еще множество отнюдь не рядовых дел. И в частности:

  • полученная у чеченцев предоплата за автомобили, которые так и не были поставлены — на 183 миллиона рублей;
  • афера с фальшивыми чеками «Россия» на общую сумму 900 миллионов рублей — в цепочку сделок по ним был втянут «Лукойл», на 340 миллионов за нефть;

И т. д.

Суммы, согласитесь, впечатляют. На момент гибели Волдемара Селги его состояние оценивалось в 200 миллионов долларов. Но шансов выжить, пожалуй, было немного.

Кидальный туризм также лишает здоровья

Недавно был отложен суд по мошенничеству над хозяйками печально известного туристического агентства Royal Tour. Из-за болезни одной из фигуранток дела — Людмилы Огинской. 70 разъяренных потерпевших пока остались ни с чем.

Для сравки

В чем суть «дела Коблинца». Как рассказывает заявитель — российский предприниматель, живущий в Монако, Юрий Штанкин, — он по вине Игоря Коблинца потерял полтора миллиона евро. Все началось с того, что он в начале 2004-года решил организовать с Коблинцом совместный бизнес. Речь шла о покупке земли в Саулкрасты для строительства жилого поселка. В итоге бизнесмены создали предприятие, учредителями которого стали их офшорные фирмы. Так появилась компания Marts AG, владельцами которой стали принадлежащие Коблинцу и Штанкину фирмы Ronesta LLC и Kredo Finance LLC.

Поскольку Штанкин жил вне Латвии, он уполномочил Игоря Коблинца распоряжаться предприятием. Оно и приобрело землю, заплатив достаточно большую сумму. Но вскоре возникли подозрения, что у Штанкина Коблинец попросил денег намного больше, чем требовал владелец земли. А позже при помощи разных схем, Коблинец стал единоличным владельцем участка.

В 2005 году Юрий Штанкин обратился в экономическую полицию, однако поначалу в возбуждении уголовного процесса ему отказали. Но позже все-таки начали дело по подделке документа, которым компания Шанкина Kredo Finance LLC исключалась из учредителей Marts AG.

Дело «Викинга»: как миллионер Коблинец сел на 2 года

Это не первый уголовный процесс против Игоря Коблинца. Предыдущий суд над экс-президентом элитарного яхт-клуба «Викинг» оказался весьма бурным. На процессе выступали предприниматели Валерий Барьер, Василий Мельник, Юрий Качнов и Олег Моисиевич. Они рассказывали, как их кинул бывший президент «Викинга». И почему.

Заговор викингов

Как известно, Игорь Коблинец своей вины не признавал. Напротив, по его версии, во всем виновата некая группировка внутри «Викинга», которая давно уже замыслила захват клуба. В суде подсудимый выступил с речью, в которой изложил такую версию.

Общественная организация «Яхт-клуб «Викинг» была основана в 1998 году, автор идеи — он сам. Цель проекта — объединить единомышленников-любителей водного спорта. Вступительный взнос — от 9 до 12 тысяч латов плюс ежегодный членский взнос — около 2 тысяч латов.

И все какое-то время шло хорошо: в «Викинге» собралось около 20 заядлых яхтсменов, начали даже отстраивать помещение клуба. Однако в 1999 году вдруг начался разлад. Дело в том, что «актуализировался вопрос о земле», на которой стоял «Викинг». А именно: выяснилось, что она идет на приватизацию. Коблинец пояснил также — арендный договор с Госагентством недвижимости был подписан благодаря связям одного из членов клуба. И поэтому в Земельную книгу аренду не вносили. Однако теперь это нужно было срочно сделать, чтобы получить право первой руки при приватизации.

Тут, по словам г-на Коблинца, выяснилось: несколько членов клуба намерены лично поучаствовать в аукционе, чтобы заполучить этот участок на берегу Лиелупе и кинуть остальных. Он решил клуб защищать…

Кульминацией событий стало собрание яхтсменов в сентябре 2000 года, на котором Коблинец, по его словам, доложил членам клуба: им предстоят расходы для участия в земельном аукционе. Однако особого энтузиазма яхтсмены не выразили (по его словам, даже членские взносы они платили не слишком исправно). Тогда он договорился с членами правления «Викинга» о том, что проведет приватизацию земли на свою личную фирму, и получил для этого у них доверенность. А чтобы не помешали «заговорщики», специальным договором передал здание клуба опять-таки своей фирме.

В итоге аукцион состоялся и единственный претендент — фирма Коблинца — за 53 тысячи латов приобрела участок в Лиелупе. После этого он предложил членам правления компенсировать его расходы и одновременно обещал клубу вернуть его имущество… Потом было собрание членов клуба, где «заговорщики» ему угрожали.

Дальнейшее известно — началось следствие.

«Простое мошенничество на доверии. Нашем»

Позже в суде выступили члены правления «Викинга», которые подписывали пресловутый протокол, — Олег Моисиевич, Валерий Барьер и Юрий Качнов.

Свидетели были единодушны: ну, какой там заговор… Просто мошенничество со стороны Коблинца. Ведь есть такой очевидный факт: никто из яхтсменов (людей, кстати, весьма состоятельных) даже не пытался поучаствовать в том земельном аукционе. Коблинец оказался там единственным претендентом. Разве это ни о чем не говорит?

А что касается доверенности, то яхтсмены настаивали: в том документе, который они подписывали, не было полномочий «отчуждать» имущество клуба. Там речь шла только о регистрации в Земельной книге договора об аренде «Викинга».

Это позже, уже на следствии, они увидели другой документ — как минимум две фразы в него были допечатаны, причем на другом принтере.

— Протокол был подделан, — сделали общий вывод три члена правления «Викинга».

Тут адвокат подсудимого Эгил Радзиньш поднял такой вопрос:

— А если выяснится, что имущество «Викинга» возвращено — у вас по прежнему будут к подсудимому материальные претензии?

Суть вопроса вот в чем. В ходе следствия в этом деле всплыл еще один странный документ: «возвратный договор».

Напомним: сделка, по которой Игорь Коблинец отписал имущество клуба самому себе, была датирована февралем 2001 года. Однако через три месяца, когда в суде решался вопрос о мере пресечения обвиняемому Коблинцу, защита представила еще один документ — договор о возврате собственности прежним владельцам. Причем датирован этот «возвратный договор» был тоже февралем — 14.02.2001.

Подписали этот документ две персоны. Первая (продавец) — личная фирма г-на Коблинца ООО «Яхт-клуб «Викинг», которая была представлена полномочным представителем Сандисом Петровичем. Вторая (покупатель) — общественная организация «Яхт-клуб «Викинг» — была представлена ее тогдашним президентом Игорем Коблинцом. Стороны договариваются, что имущество клуба, купленное фирмой Коблинца, тут же возвращается прежнему владельцу.

Суд, впрочем, еще тогда скептически отнесся к этому «возвратному договору». Ибо документ вызвал у него целый ряд вопросов. И обнаружился он поздно — когда Коблинец был уже арестован. Разве не логичнее было предъявить эту бумагу в самом начале скандала? Ведь тогда и уголовного дела могло не быть. Да и в Земельную книгу он не был занесен…

В 2005 году Верховный суд вынес приговор экс-президенту яхт-клуба «Викинг» Игорю Коблинцу. За мошенничество при приватизации его приговорили к двум годам лишения свободы и взяли под стражу прямо в зале суда.

На фото слева — Игорь Коблинец.

Игорь Ищук, Марина Михайлова; Латвия, Криминал

Читайте также: