Солдаты народа — 3. Евреи и начальство

Мы с Юркой (тоже – младший референт) такие умные – что ты!.. Какую из наших мыслей ни возьми – ну просто кладезь мудрости!.. «Что человек кушает – то он и есть!» — это Юркины золотые слова!.. А вот и мои, платиновые: «Раньше народ любил читать газеты, а теперь не любит — то ли газеты обмельчали, то ли люди…»

Ну и как и все умные не-евреи, евреев мы с Юрасем искренно недолюбливаем. Ох и развелось же у нас этих семитских жучар! В какую из относительно процветающих у нас сфер жизни ни плюнь – обязательно угодишь в чью-либо характерную носяру!..

В одной толстой книжке Юрка прочёл, что даже в уголовном жаргоне многие словечки позаимствованы из еврейского наречия. Скажем, даже общеизвестное слово «мусор» в переводе с идиш означает всего лишь – «доносчик». (А мы-то, наивные, этим словом с измальства сотрудников милиции величаем…)

Среди заправил преступного мира добрая половина — евреи. Интересно, что и среди сыщиков в большинстве стран эта же нация тоже составляет заметную часть. Одни евреи, совершая преступления и набивая себе карманы, попутно дают работу для других евреев, расследующих эти преступления и ловящих преступников. Насколько успешна эта ловля — судите по тому, что ни в одной стране искоренить преступность полностью так и не удалось.

Теперь представьте чувства еврея-сыщика, логикой обстоятельств вынужденного всё же посадить в тюрьму еврея-преступника – это ж такая непонятная для посторонних трагедия в душе — Шекспир – отдыхает!.. Вот почему среди евреев-сыщиков много лысых — это от постоянных переживания за собственную нацию!

Другой пример: еврейские фотографы обожают делать на продажу порнушные фото обнажённых девушек. Естественно — не-еврейских!.. Бедные красотки пашут на семитского сластолюбца в поте живота своего, а тот ещё и плату натурой с них норовит содрать… (Кстати, если снимки у еврея-фотографа получаются некачественными, то скорей всего еврей это – не чистокровный, с примесями, а от тех примесей – и брак!)

А что евреи на телевидении вытворяют?!. Заграбастали ТВ в свои волосатые лапы, и издеваются над нашим братом-славянином как хотят!..

Сам видел, как в одной детской телепередаче, где две команды ребятишек с приятными нашенскими лицами соревнуются друг с другом (улавливаете втихую подсовываемую провокационную мыслишку: «Эти славяне с малолетства постоянно готовы сцепиться друг с другом!»?..), носастый и щекастый ведущий коварно спросил у симпатичной девчушки: «Ну так что, замочишь соперницу?» И эта детсадовская малышка, науськиваемая семитом-хитрованом, без раздумий крикнула: «Да!»

Тут-то он и среагировал: «А ведь быть кровожадной – нехорошо!» Вначале, выходит, сам же её спровоцировал, а потом её же злобной дурочкой перед телезрителями и выставил… Вот в этом — вся суть еврейства!..

Хотите знать, почему издатели-евреи обожают печатать книги с широкими полями?.. Потому, что книги они издают с оглядкой прежде всего на еврейского читателя, а для него книги — не только для чтения, но и для того, чтобы делать на полях деловые заметки. И ещё: чем шире поля – тем меньше текста, и тем больше денежек на гонорарах экономишь.

Постоянно думаю: если я такой умный – то почему ещё не начальник? Решил даже сменить имидж. Раньше был спортивен, подвижен, резок в движениях, говорил громко и по существу. Теперь же стал округл, нетороплив, негромок (кому надо – пусть вслушивается, повторять дважды не собираюсь!), и постоянно тянет на философские дискуссии о смысле бытия и судьбах человеческой цивилизации… Всем своим видом намекаю начальству: пора меня двигать на повышение! Но – не замечают моих намёков в упор…

Тогда решил дать толчок карьере с помощью тайной дипломатии.

Есть у господина Паляницы й первый заместитель — очень влиятельный господин! По общему в ЗДАНИИ мнению, именно он когда-нибудь сменит на посту градоначальника Антона Антоновича.

Так вот, начал я усиленно создавать иллюзию, что для го первого всё ж таки чуточку больше, чем рядовой младреферентовский клоп. В разговорах с сослуживцами мимоходом ссылался на якобы где-то когда-то сказанные им одобрительные в мой адрес слова (проверять, понятно, никто не будет — не у самого же го первого спрашивать, да и слова не принципиально важные), но в памяти у многих обо мне застряло: приближён к сиятельному телу!..

Намекал многим, что разрешает мне й первый заносить ему письма на подпись не через помощников и секретарш, а прямиком, и чуть ли не — звонить ему домой в любое время суток!

Ну и что?!. Даже после этого меня так и не повысили в должности!.. Гады…

От избытка сердитости частенько мы с Юркой ехидно высмеивали своё непосредственное начальство. Сперва в приватных беседах, шепотом на ушко друг другу, потом – в громком общении с каждым встречным-поперечным, а там уж дошло и до юморесок с фельетонами про «славное руководство великого города Матюнинска», публикуемых нами под псевдонимом в разных газетёнках, естественно – не-матюнинских… Разумеется, господин Паляница со своими соратниками назывались там не своими, а придуманными именами, слегка изменены занимаемые ими должности и отдельные факты биографий, но кому надо – сразу догадался, про кого идет речь. Наверняка догадались про это и сами герои наших публикаций!

Полагаю, что установить авторов этих «гнусных, полных клеветы и лживых измышлений пасквилей» совсем не трудно. Написать сие великолепие могли лишь люди величайшего ума и таланта, причем явно — из своих, посвященных в учрежденческую «кухню Ну а кто из работающих в ЗДАНИИ — самый умный и талантливый? Конечно же – мы с Юркой!.. Вот так, в течении минут логических размышлений, любой и мог легко нас вычислить. Но мозгов у руководителей не хватило даже и для этого… Козлы!..

Как-то пошли мы с Юркой в туалет. В тот момент там оказалось пустынно.

Сели на унитазы в соседних кабинках, с дыркой в стене между ними, и от нечего делать затрепались, сперва – о разном, а затем о м первом – что за гусь, и куда так резво бежит вприпрыжку… Версий немного, всего две: моя и Юркина. И что интересно: обе — совпадали!..

Пришли оба к железному выводу, что хочет й первый путем всевозможных маневров свалить господина Паляницу, сев самому на его место. Во всяком случае, мы б на его месте шуршали мыслями именно в этом направлении.

Сидит й первый «на кадрах», всюду на ключевых постах расставлены «его» люди, и потому возможностей для действий у него – предостаточно. Скажем, организовать заговор директоров заводов: пусть, тихонечко сворачивая производство, разваливают экономику, месяцами не платят зарплату, провоцируют рабочих на недовольство и массовые акции протеста… Чем хуже дела в Матюнинске, тем легче обвинить в этом Антона Антоновича — пусть судорожно мечется, не понимая, с какой стороны свалилась эта нежданная гора напастей!.. А из-за его спины й первый нацелится ему в затылок холодным киллерским взглядом… Хорошо!..

. В третий раз спустив воду в унитазе, Юра коснулся другого аспекта – финансового. Известно, что свои жульничества господин Паляница проводит через банк «Чёрный» (директор там – из бывших заводских главбухов, тяжеловатый и неповоротливый, по меткому Юркиному замечанию – в самый раз для тюремной параши). Так почему бы не предположить, что й первый сделает ставку на другой банк, например — на банк «Белый», (где директорствует его кореш, бывший комсомольский вожак-запевала), и тайно поведет к тому, чтоб именно «Белому», а не «Чёрному», правительство выделяло бы льготные кредиты, — пусть тогда Антоныч удивляется, почему его «родной» банк опять обошли…

Кстати, попутно нафантазировали мы с Юрой про директора банка «Белый», что живёт-де в нём до сих пор пионерское детство и комсомольская юность, а потому в свободное от служебных деяний время, запершись в своём роскошном кабинете, и переодевшись в сшитую для него по спецзаказу пионерскую форму с пионерским галстуком, часами гудит он в горн, барабанит в барабан и звонко (чай, не весь ещё испился-искурился!) выкрикивает: «Пионеры, делу Ленина будьте готовы!.. Всегда готовы!..»

. Антон Антонович – плохой, а й первый его заместитель — условно хороший, но принципиально разницы ни малейшей: оба, борясь за власть, действуют примерно одинаково… Общи их цели с идеалами, и лишь средства немножко разнятся, да и то до поры, до времени…

Давно замечено всеми: тянутся к мцу первому и любят его кадры… Оно и понятно: бараны, им вожака подавай, причём — такого, чтоб не только бояться, но и по возможности — уважать…

Но так ли уж он хорош?.. Зашуршали мы с Юриком мыслями, придумывая всяческие тайные пороки…

Скажем — клептоман!.. Ещё в детстве по мелкому обворовывал родственников, соседей и дружков-товарищей, за что неоднократно ими был бит… А ещё — импотент (хоть не совсем — дети же есть у него, но — частично и регулярно!), да ещё и извращенец. С подросткового возраста любимое развлечение – взяв из горы грязного белья трусики мамы или сестричек, часами нюхать… В одну ноздрю трусики засунет, в другую – пахучий лифчик, и – балдеет!..

. Вы спросите: а где — доказательства?.. Так мы ж – не в суде… Мы просто предполагаем!..

Раньше у го первого секретарша была толстая и в годах, но недавно он взял другую – молоденькую, смазливенькую, с челочкой, из-под чёлочки глазки поблёскивают зажигательно… ещё та девочка!.. Теперь спрашиваем: почему поменял секретаршу? Да потому, что с той, «коровой», уж не шевелится, а эта, зажигательная, ох сколько ещё пороха в его пороховнице обнаружить исхитрилась!.. Как?..

Юрка предположил, что потеет она как-то уж очень ароматно, — прислонит й второй ноздри к её пахнущим розой прелестям – и заводится как бык-производитель! Наверняка ведь она ещё и спортом по утрам занимается — штангой, например – чтобы регулярно тренировать потные железы…

Представьте картину: стоит эта девочка в кабинете шефа, задом к нему, наклонясь, а он припал носярой к её интиму — и вдыхает ароматы!.. Так, в всяком случае, Юре видится…

. Я в ответ предположил, что предыдущая секретарша-толстуха тоже сложа руки не сидит… Для начала отправила Антону Антоновичу анонимку, где раскрыла интриги го первого с банком «Белый», своему же экс-шефу подкинула информацию, что утечка произошла по небрежности её молодой конкурентки. (Толстушка хоть и кажется всем дурёхой, но наверняка –ещё та интриганка!)

К самой же конкурентке толстенькая приставила частного сыщика, и он исхитрился не только влезть к ней в доверие, но и — в постель. И там она в промежутках между половыми актами рассказала ему про го первого (под беззвучное скольжение ленты диктофона) все секреты: и что клептоман, и что нюхальщик, и что – импотент!.. Эту запись толстенькая, понятно, в самом скором времени положит на стол го первого – пусть, слушая откровения своей пассии, наслаждается!

Ну а дальше уж – дело техники. Ещё пара реплик со стороны толстенькой, типа: «Как, она не готовит вам ежедневно к . свежезаваренный чай из смеси трав?!», «Как, она не делает вам трижды в день массаж шеи?!» — и окончательная победа её гарантирована. Ту, что с челочкой — выгонят, а толстую корову вернут на прежнее место…

Так фантазировали мы с Юрой про начальство, будь оно трижды проклято, и сладко опорожнялись мочевые пузыри с желудками под аккомпанемент этих фантазий!..Потом Юра, кончив дел, ушел, а я замешкался… Вдруг в унитазе под мною запипикало. Нагнувшись к унитазу и прислушавшись, с ужасом услышал доносящийся из канализации металлический голос: «Я Кедр-. Разговор дробь четыре записан полностью, объекты покинули помещение, приём!»

Вздрогнув, быстренько застегнул брюки, и — кинулся наутек из туалета

Юрке ничего рассказывать не стал — зачем пугать раньше времени?.. Может, как-нибудь и утрясётся… Но – вряд ли.

Сегодня залетела к нам кабинет большущая изумрудная муха, и, сев на плафон под потолком, разоблачительно уставилась оттуда на нас с Юркой. Посидела,, а потом — с жужжанием в окно вылетела. Явно ведь – шпионка администрации!.. Ох, не к добру…

На всякий случай ответственно заявляю: там, в туалете, с провокационными вымыслами Юрки соглашался, и даже домысливал что-то своё я лишь с целью выведать его нехорошие анти-начальственные замыслы, дабы затем проинформировать про них руководство…

Пусть те, кому надо, это обстоятельство обязательно учтёт!..

Черный ящик

Кто есть сегодня наш брат-чиновник?.. Специалист узкого профиля, угнетённый пролетарий Административной Системы, раб Власти, и одновременно её маленький винтик.

Взять, к примеру, нас с Юриком, двух младших референтов администрации города Матюнинска: представительная внешность, солидные манеры, оптимальный уровень активности.. Делаем не то, что начальство приказывает, а то, что оно хочет, чтобы мы НА САМОМ ДЕЛЕ делали, в этом и заключается главная номенклатурная мудрость… Подобные нам – это идеальные инструменты в руках нашего не шибко удачливого, но всё ещё достаточно мощного государства. Жаль только, взяток нам не дают… По должности не полагаются!.. При большом желании наверняка могли бы так устроить, чтоб — давали, но тогда ж потом посадят… Боязно!.. Поэтому и живём на одну зарплату!..

А вот каким бредом нам порою приходится заниматься…

Переслали в наш отдел из Канцелярии заявление некого гражданина Величкина. годков заявителю, между прочим!.. Дожил до полной замшелости, но ума не нажил… (А может и наоборот – стал дюже уж хитрым).

Короче, сообщил в администрацию родного города, что лет назад, будучи пастушонком и выгуливая коз на лугу за городом, видел там выступившие на поверхность следы месторождения бурого угля, и теперь, вспомнив оное, хочет предложить государству это месторождение найти и использовать в интересах народа. Дескать: вот тебе, родимый город, сто миллионов тонн угля в подарок от старого хрыча Величкина!

В Канцелярии сидят далеко не идиоты, но администраторская текучка порою и таких превращает в болванов… Прикинули: чем чёрт не шутит – вдруг и действительно разживёмся углём?!. И на заявлении появилась строгая резолюция: «Рассмотреть и доложить!»

А это значит, что мы с Юркой должны искать транспорт (а ведь кругом — перебои с бензином!), ехать к дряхлому старцу, грузить его в машину и везти за город — искать место, где чуть ли не столетие назад он якобы видел некие «следы»!..

Да наверняка же и не видел ни хрена, и всё напутал, старый склеротик!.. Но если и было что-то тогда, так ведь столько лет прошло!.. От этого гипотетического угля и следа наверняка не осталось…

Но и найдись уголь: — кому он нужен, если денег на разработку месторождения в бюджете города нет и в ближайшую пятилетку не появится?.. Бред полнейший…

Но ехать надо, работа у нас такая – исполнять указанное. И поехали… Ничего не нашли, вестимо, только весь рабочий день угрохали… И потом ещё половину следующего дня отписывались по данному заявлению… Ох, гады-начальники, что ж вы с нами делаете?!.

Не только сослуживцы, а и друзья мы с Юриком!.. Но как-то задумался: соглашусь ли его ликвидировать, предложи мне кто-нибудь за это хорошие деньги? И понял: всё зависит от суммы… За долларов — ни за что, ещё и в лицо заказчику плюну. Юрка мне – как брат!.. Верьте или не верьте, но и за долларов не подыму на него руку, однако плевать в лицо предлагающему уже не стану, просто откажусь вежливо… А вот если посулят за Юрася – всё, хана ему… За такие бабло не я, так другие замочит, так уж лучше я от его кончины выгоду заимею, чем какой-нибудь посторонний ему подлец…

Представил даже, как в последний перед ликвидацией день буду с дружком по особенному ласков и внимателен, бегом исполняя малейшее его желание…

По пьяни тут же взял да и рассказал Юре про свои мысли. Растрогавшись до слёз, крепко обнял меня кореш, сообщил радостно: «А вот я тебя и за сто долларов замочил бы!» Зауважали мы с ним друг друга после этого разговора ещё больше. Вот только спиной ко мне Юрка с тех пор больше не становится, да и я стараюсь наедине с ним больше не оставаться…

Что ни день получки, то сплошные огорчения: такой мизер на руки получаем!.. А ведь работаем на износ, пашем в поте лица, надрываемся как каторжные!.. И за это — жалкие гроши?!.

Однажды чем-то обиженный на городскую администрацию редактор «Вечернего Матюнинска» тиснул в своей газетёнке заметку про чиновничьи пенсии. Дескать, почему – намного больше, чем у рядовых граждан? Несправедливо!.. Просто безобразие какое-то!.. Пора разобраться, и решительно отнять у чинуш-бюрократов их преступно-высокие пенсионы!.. Как и следовало ожидать, в редакцию тут же стали десятками поступать письма нечиновных пенсионеров: «Неправильно!.. Возмутительно!.. Отнять и отдать простому люду!..» ( Любят людишки определённого сорта отнимать и экспроприировать – как будто сами от чужой обеднелости заживут хоть немножко лучше…)

Но не завидуйте пенсиям госслужащим, их не за красивые глазки платят!.. Кто думает, что чиновничья служба легка и необременительна (подумаешь: сиди себе в кабинете и бумажками шурши!), тот про эту госслужбу ничегошеньки не знает… Нагрузка на нервную систему громадная, люди изнашиваются буквально на глазах, и сколько бойцов административного фронта загнулось на своих боевых местах от инфарктов-инсультов-геморроев-пьянок, даже не дожив до ухода на пенсию — уму непостижимо!..

Всё время на службе приходится маневрировать в хитросплетениях внутри-учрежденческих взаимоотношений… И разве это бумаги лежат на чиновничьих столах?.. Нет, это мины с часовыми механизмами перед госслужащим тикают, и каждая ежесекундно может взорваться!..

Подумаешь – пенсия.. Плюют на неё работники, и толпами убегают из администрации!.. Текучка кадров бешеная, и лишь руководители высокого ранга у нас стабильно удерживаются на своих местах (им уходить опасно – преемники могут раскопать о них немало компрометирующего!), а чиновничья мелюзга – так и разбегается неудержимо!..

Чего мы с Юриком задержались в горадминистрации уж четвертый год — сам не пойму… В принципе, уходить-то особенно и некуда, да и по характерам — герои… Пламенные борцы за административное дело, так сказать… Пашем усердно, как шахтёры!..

Наш отдел курирует металлоёмкое производство. На металлургических заводах нынче из начальства не заколачивает приличную деньгу разве что ленивый. Вот лишь одна из множества схем… Икс – директор завода, (минимум — замдиректора), а Игрек – его сын (зять, шурин, иной родственник, просто друг). Игрек основывает фирму, которой Игрек по смешной цене продаёт некий производимый его заводом продукт, тотчас перепродаваемый Игреком (главным образом — за рубеж) уже по другой, совсем не смешной цене… Выручку Икс и Игрек делят, не забывая делиться с «крышей», — кем-либо из власть имущих.

Прочим же заводчанам от той прибыли ничего не достаётся, вот и нищенствуют на зарплату микробов, если только вовсе не сидят месяцами без работы и зарплаты (Иксу невыгодно производить то, что не нужно фирме Икса, и он втихую сворачивает производство всей ненужной продукции)…Все прекрасно знают про происходящее, но – молчат, потому как бараны и не желают ни во что вмешиваться… Практически на каждом крупном заводе ныне происходит подобное.

Есть и оригинальные «ноу-хау», при которых бабки делаются буквально из воздуха. Особенно изобретательны в этом отношении хитроумные семиты… Так, на проволочной фабрике два случайно застрявших здесь инженерами крючконосца якобы изобрели устройство, превращающее проволоку круглого сечения в квадратную… Зачем это, если проще проволоку изначально сделать нужного сечения? А хрен его знает… Само же устройство представляло собою запломбированный стальной ящик чёрного цвета с двумя дырками. Квадратная проволока входила в одну из дырок, и якобы выходила из другой дырки уже круглой в другую. (Факты многочисленных испытаний устройства подтверждался множеством документов. но кроме директора фабрики никто из посторонних на тех испытаниях не присутствовал).

Принцип действия устройства, естественно, изобретатели объявили засекреченным, и под совершенствование своего детища потребовали с фабрики энное количество дензнаков. Теперь спрашиваю: догадываетесь, кто по нации — директор той фабрики?.. Да-да, той самой… Короче, требуемые средства он щедро выделил!.. Дальше — ожидаемое: работа по совершенствованию устройства сильно затянулось, потом по неким «объективным» причинам «временно» приостановилась, и в конечном итоге все выделенные финансы — тю-тю! Сам чёрный ящик с тех пор за ненадобностью пылится на полке шкафа в директорском кабинете. И сильно подозреваю, что в ящике том — пустота… Вместо изобретения — обыкновенный мираж!..

Творя подобное, директора предприятий добросовестно делятся доходами с господином Паляницей и его компанией, — вот почему никто не хочет менять эту сложившуюся систему вещей. Кто этого не понял — тот кандидат на скорый некролог. Как некий матюнинский доцент-правдоискатель… Занимаясь своими научными изысканиями, открыл внезапно, что в Матюнинске на любом металлургическом заводе — полно неучтённого и якобы «некондиционного» металла, который в массовом порядке успешно списывается и затем продаётся «налево»…Вот доцент и разработал такую систему учёта на заводах, при которой ни грамма чугуна, железа или стали налево уже не пойдёт. Хорошая идея, умная, правильная, чертовски полезная для города… А вот для начальства разных уровней – вредная и опасная… Нехорошо!..

В пятницу утром глупый доцент отнес докладную в приёмную господина Паляницы и отдал лично секретарше Антона Антоновича, а уже в понедельник вечером случайно упал с крыши -этажки и разбился в лепёшку… Дурила!..

Регулярно на заводах случаются всякие ЧП: то ёмкость с газом рванёт, то из домны раскалённым металлом зальёт половину цеха, то железобетонная плита на головы десятка раззяв шарахнет…При Советской власти при таких чрезвычайных происшествиях для соблюдения приличий всегда находили стрелочников должностью пониже, и — под суд… Но ныне приличия уж давно никого не волнуют. «Как вы сказали — взлетел на воздух химкомбинат?.. Две тысячи убитых и раненых?!. Жаль!.. Что ж… Разработайте к следующему вторнику программу неотложных мероприятий по предотвращению подобного!..», и – точка. В крайнем случае — объявят выговор кому-нибудь уровнем начальника участка, или отстранят от работы на недельку парочку каких-нибудь прорабов или мастеров… Да и то… Жалко же — свои ведь люди!.. Номенклатурные! А пострадала лишь всякая не-руководящая шантрапа!..

Теперь о главном: по ЗДАНИЮ пронеслась сенсация: господин Паляница уходит!.. Из уст в уста передавалось: глава державы вызвал Антона Антоновича к себе и предложил немедленно возглавить одно из наиважнейших Министерств, а тот после недолгих бюрократических ужимок («а достоин ли?.. а справлюсь ли?.. а нет ли более достойных кандидатов?..»), это предложение — принял.

Чиновники разных уровней живо обсуждали: за что Антонычу такая честь?..

Дружный смех и ироничные улыбки вызвало предположение чиновной молодёжи: «Всё дело в том, что господин Паляница – выдающийся государственный деятель нашего времени, и он уже вполне созрел для министерского кресла!» Знатоки нашенской жизни прекрасно понимали, что выдающимся у Паляницы является только пузо, в остальном же он — заурядный вельможный горлопан. Правда – энергичный и целеустремлённый…

Вторая версия такова: «В правительстве одни болтуны и прохиндеи, вот Президент и усилил его «матюнинским бульдозером» — для разгребания текущих завалов». Но с каких это пор, спрашивается, Президента беспокоят жулики и говоруны в ближайшем окружении?!. Что Антоныч своё Министерство возьмёт в кулаке — сомнений нет, но как же на его фоне будет смотреться сам глава державы, не способный сжать в десницу собственную державу?..

Правдоподобней звучала третья версия: «Паляница слишком много политического веса набрал в родном Матюнинске, не исключено – и компромат против главы державы припас в кармане… Побаивается его Лидер, вот и норовит держать поближе к себе – на всякий случай…».

Но мы с Юрасем меж собою дополнили её ещё одной, совсем уж верной: у господина Паляницы и господина Президента предположительно есть общая любовница, скажем – какая-нибудь врачиха из матюнинской поликлиники. И не только Антона Антоновича переводит в столицу Президент, но и её тоже, потому как без Паляницы она переезжать наотрез отказалась… Так это или нет – оставалось только гадать…

И вот укатил Антон Антонович в столицу, а в Матюнинске «на хозяйстве», оставил го первого заместителя. (й первый заместитель в это время как раз лечился в зарубежной клинике от алкоголизма, и принять участие в схватке за власть не смог).

Через пару недель матюнинцы увидели господина Паляницу по общереспубликанскому телевидению. Интервью у него прямо в министерском кабинете брал прыткий как кузнечик моложаво-седенький столичный журналюга. Сладостно ёрзал задницей в уютном министерском кресле Антон Антонович, обживая ягодицами новую высоко-номенклатурную должность, и радостно млел от административного восторга. Плёл словесную кружеву насчёт своего неуклонного курса на глубинные реформы, и заливал соловьём про свою преданность интересам простых людей… В столичных кулуарах у всех это два любимых конька: чтоб и реформы двигались, и простые люди при этом не страдали!.. Это – на словах. Н:а деле реформы не идут вовсе, а простой люд мрёт как мухи.

Смотрелся господин Паляница ягнёнком, голосом не нажимал, моргал жалобно, показывал всем видом: «Вот он, я — провинциальный хозяйственник, волею Президента вознесённый к вершинам державной жизни, и готовый до конца своих министерских дней верно служить стране, народу и вышестоящему руководству!

В былые времена всех поверг на обе лопатки в родимом Матюнинске Антон Антонович, с тех пор расслабился маленько, растренировался, что ли…И теперь там, в столице, вдруг оказался одиноким волком во враждебной ему стае, где все одновременно — и грызутся между собою, и сплоченны прежними общими темными делишками… Небось, страшновато Палянице: а не сожрут ли его более опасные хищники?.. То-то будет хохоту у многочисленных недругов Антона Антоновича, если в столице его и впрямь слопают!..

Тем временем й первый уверенно повёл дела в Матюнинске — не зря столько лет ждал должности градоначальника… Одно совещание за другим, лавина новых идей, металлический голос, пламенный блеск в глазах… Но Юрка уверенно предсказал, что и от го первого не будет толку. Да — умный, уважаемый, не гад, не выжига… Но вся тонкость в том, что без внутренней подлянки на должности этой – ну просто никак! Не выдюжит эмоциональных нагрузок, сорвется, и либо запьёт по-бурлацки, либо скатится в дешевый волюнтаризм…

Как бы там ни было, но уж заходили толпами вокруг нового вождя матюнинские подхалимы, заранее метя в освобождавшиеся вследствие зреющих кадровых перемен руководящие кресла.

И вдруг бац – депеша из столицы… Оказывается, берет го первого Антон Антонович к себе в Министерство, одним из замов… Боится оставить в Матюнинске — слишком цепок!.. Случись господину Палянице в столице облом – некуда будет ему возвращаться… Не отдаст ему бывший заместитель своего теперь уже насиженного места!

А так, забрав в столицу, и при себе потенциального конкурента придержит, и столичной должностью человека обяжет, и толковый соратник под рукой всегда будет… Тройная выгода!..

На своё же место Антон Антонович неожиданно рекомендовал начальника городского управления торговли. Хитёр, влиятелен, связями оброс как ёж иголками, и рыльце в пушку, — такой в случае чего должность вернет Антону Антоновичу безропотно… Удачный выбор!..

Как узнал й первый, что не быть ему ХОЗЯИНОМ Матюнинска — словно воздух из него выпустили. Подменили человека: ни совещаний, ни заседаний, все текущие дела забросил, и даже перестал в ЗДАНИИ появляться, — сидел дома, пакуя чемоданы и загружая контейнеры мебелью. А толпы подхалимов уж вокруг начальника управления торговли закружились… Никого не смущала резкая перемена объекта подхалимажа — привычное дело… Да и какая разница, перед кем персонально лебезить? В подобных ситуациях не конкретному человеку ведь зад лижешь, а занимаемой им должности!

В период междуцарствия ЗДАНИЕ затаилось.… Пустынно, тихо, пыльно, безлюдно в учрежденческих коридорах. Затаившись в кабинетах, чиновники терпеливо ждут: куда повернёт фортуна? в какую сторону ветры перемен задуют? кого и куда выдуют- вдуют?.. Всем хочется перемен, но в то же время все понимают, что любые перемены потенциально опасны! Тронешь маленький камешек в фундаменте – и всё придёт в движение, завибрирует, задрожит, а то и обрушится, похоронив под обломками множество чиновничьих судеб…

Кстати, не тем же «чёрным ящиком» является и весь наш госаппарат?.. Впитывает в себя происходящее в государстве и обществе, переваривает, анализирует, обобщает, и вроде бы реагирует, принимая должные меры… Но не очередной ли это мираж?.. Не пустота ли внутри вместо чётко работающего государственного механизма?..

И что ждёт нас завтра?.. Что ожидает страну в результате всех нынешних усилий?.. Может – в самом скором будущем все наши дела поменяются в лучшую сторону?..

Не знаю… Но только лично я в этом сильно сомневаюсь!..

Продолжение следует

Автор: Владимир Куземко, специально для «УК»

Читайте также: