Смерть Кирова. Опыт исторического анализа

1 декабря 1934 года в Ленинграде был застрелен 1-й секретарь Ленинградского обкома партии Сергей Киров. Который был буквально канонизирован партийной верхушкой Советского Союза в первые же дни после гибели. Взглянем же на историю далеких теперь уже 30-х прошлого столетия сквозь призму обретенных после развала СССР знаний — и ужаснемся.

…Зимой 1934-го года в Москве состоялся ХУ!! съезд ВКП (б). Вот что, в частности, пишет о нём известный историк Рой Медведев в своей работе: «О Сталине и сталинизме»:

« … на ХУ!! съезде образовался блок в основном из секретарей обкомов и ЦК нацкомпартий, которые больше, чем кто – либо, ощущали и понимали ошибочность сталинской политики. Одним из активных членов этого блока был И.М. Варейкис, тогда — секретарь обкома Центрально – чернозёмной области. Беседы проходили на московских квартирах у некоторых ответработникеов, и в них участвовали Г. Орджоникидзе, Г. Петровский, М. Орахелашвили, А. Микоян. Выдвигались предложения переместить Сталина на пост Председателя СНК или ЦИК СССР, а на пост генсека ЦК ВКП ( б ) избрать С.М. Кирова. Группа делегатов съезда беседовала на этот счёт с Кировым, но он решительно отказался, а без согласия всё задуманное становилось нереальным.

…недовольство Сталиным отразилось на результатах голосования при выборах ЦК ВКП ( б ). Председателем счётной комиссии был избран В.И. Затонский, нарком просвещения Украины, а его заместителем — старый большевик В.М. Верховский. Когда счётная комиссия вскрыла урны для голосования, оказалось, что… против Кирова проголосовало 3 делегата, против Сталина — 270. …обнародовать результаты голосования счётная комиссия не решилась.

По свидетельству В.М. Верховского, который чудом пережил все ужасы сталинских « чисток « и лагерей, В.И. Затонский немедленно доложил о результатах голосования Л.М.Кагановичу. ведавшему организационной работой съезда. Каганович распорядился изъять все бюллетени, в которых была вычеркнута фамилия Сталина. На заседании съезда было объявлено, что против Сталина так же, как и против Кирова, было подано 3 голоса.

… на ХУ!! съезде партии проявилось растущее недоверие к Сталину среди широких кругов партактива. К таким сигналам Сталин был всегда очень чуток. Он почувствовал опасность для своего положения и для своей власти, и эта опасность персонифицировалась для него в лице Кирова и многих делегатов ХУ!! съезда.

1 декабря 1934-го года в 4 часа 30 минут в Смольном выстрелом в затылок Киров был убит. «

Дальнейшее — общеизвестно. Стрелявшего в Кирова задержали, им оказался 30-летний член партии Леонид Николаев. В убийстве Кирова обвинили троцкистко – зиновьевскую оппозицию, Л. Николаева вместе с его « пособниками и вдохновителями « — казнили. А спустя два десятилетия Н.Хрущев озвучил версию о том, что Кирова убили по приказу Сталина, Из одной анти-сталинской работы в другую кочует аргументация в пользу этой версии, вариант которой в изложении Р. Медведева процитирован выше.

Сталин у гроба Кирова — в почетном карауле
Сталин у гроба Кирова — в почетном карауле

Но давайте присмотримся повнимательнее к этой аргументации и проанализируем её пункт за пунктом.

Обличающими и поучительными находим слова преподобного старца Макария Оптинского: «Чистотою мысли нашей мы можем всех видеть святыми и добрыми. Когда же видим их дурных, то это происходит от нашего устроения» http://www.optina-pustin.ru

1.

Секретари обкомов и ЦК национальных компартий избирались делегатами ХУ!! партсъезда не сами по себе, не как автономные, ни от кого не зависящие и лишь себя самих представляющие индивидуумы, а в составе делегаций на съезд от своих партийных организаций. Делегации эти выбирались на Пленумах обкомов и ЦК национальных республик в ходе обсуждения, в котором, без всякого сомнения, состав Пленумов выражал полнейшую поддержку генеральной линии партии, политике ЦК ВКП ( б ) и лично Генеральному секретарю ЦК И.В. Сталину.

Как делегаты съезда от своих парторганизаций, секретари обкомов и ЦК о б я з а н ы были отстаивать на съезде именно позицию своих парторганизаций, а не свою собственную, отличающуюся от неё позицию. Если же личная позиция секретаря обкома или ЦК отличалась от одобренной Пленумом позиции, то руководитель данной парторганизации обязан был на том же самом Пленуме об этом и заявить открыто, и тогда Пленум мог либо переменить свою позицию и документально зафиксировать своё недоверие Сталину и ЦК, либо высказать своё недоверие секретарю парторганизации и переизбрать его ( и как минимум — не посылать его делегатом на съезд ).

Если тот же Варейкис на посту секретаря обкома ВКП ( б ) активно проводил сталинскую политику, на всех без без исключения Пленумах обкома и ЦК безоговорочно поддерживал сталинский курс в качестве именно надёжного сталинца был избран делегатом ХУ!! съезда, в ходе самого съезда сказал немало лизоблюдских слов в адрес Сталина и его линии, а в кулуарах съезда ту же линию партии называл « ошибочной « и требовал заменить так восхваленного им Сталина на посту Генсека Кировым, то, очень мягко выражаясь, это было бы двурушничеством, обманом ЦК и своей же парторганизации, пославшей его на съезд исключительно с полномочиями поддерживать Сталина, а не осуждать его.

2.

Достаточно перечитать стенограмму ХУ!! съезда ВКП ( б ), чтобы убедиться: все якобы голосовавшие против Сталина деятели в своих выступлениях на съезде Сталина хвалили и превозносили так, как в своё время никто и никогда не хвалил и не превозносил того же Ленина. Допускаю, что многие из вынужденно хвалящих Сталина партактивистов в душе недолюбливали и даже ненавидели его, но вообразимо ли, чтоб они, так превознеся Сталина на съезде, затем вдруг попробовали бы « прокатить « его же на выборах?!. Зачем же превозносить того, кого собираетесь низвергнуть, и как же собирались они в дальнейшем объяснить партии своё двурушничество?..

3.

Сталина можно обозвать кем угодно, но только не слабаком. Безусловно, по складу характера это был боец, совершенно не боящийся борьбы ( как открытой, так и скрытой, закулисной ), наоборот — как лидер партии он вырос и окреп именно в предыдущей многолетней ожесточённейшей схватке с разнообразными оппозициями, уклонами, течениями и группами, возглавляемыми конкурирующими с ним лидерами партии.

Они были умны, энергичны, беспощадны и авторитетны ( некоторые даже были куда авторитетнее самого Сталина ), но Сталин победил их всех. Он любил, хотел и умел бороться с теми, кто противостоял его линии, а это были ещё те зубры — члены Политбюро ЦК ВКП ( б ) Председатель Реввоенсовета СССР Троцкий, Председатель Исполкома Коминтерна Зиновьев, Председатель Совнаркома СССР Рыков, Председатель ВЦСПС Томский, главный теоретик и любимец партии Бухарин, председатель Моссовета Каменев…

В сравнении с теми, кого побил и повалил на обе лопатки стальной Коба, какой – то там секретарь Центрально – чернозёмного обкома Варейкис — это мелюзга, о которой говорить как о серьёзной угрозе сталинского господства смешно!.. . Партия привыкла к постоянной борьбе Сталина со своими противниками и к тому, что в борьбе этой Сталин всегда оказывается победителем. Ни кто иной, как Варейкис со товарищи помогали Сталину побеждать оппозицию, с пеной у рта опровергая « домыслы « оппозиционеров о том, что Сталин — плохой, а курс партии – гибелен.

И если бы при выборах Генерального секретаря ЦК на ХУ!! съезде они же вдруг заявили бы, что Сталин — плохиш, а линия партии — неправильна, то партактив привычно воспринял бы это как появление очередной антисталинской оппозиции, которую по указке вождя следует бить, гнуть и крушить. А что среди « новых оппозиционеров « почти сплошь — видные большевики и твои же вчерашние боевые товарищи, то ведь и « старая оппозиция « сплошняком состояла из таких же, а заслуг перед партией у них ещё и побольше было!..

На ХУ!! партсъезде все бывшие оппозиционные лидеры выступили с покаянными речами, капитулируя перед Генсеком, что вынудило его в заключительном слове даже вздохнуть горестно:« Бить здесь некого, да и не за что!..« Неожиданное же появление в ходе выборов ЦК трехсот новых оппозиционеров не только не стало бы для Сталина « страшным ударом « ( как наивно полагают некоторые далёкие от атмосферы тех лет историки ), но совсем наоборот — было бы для него настоящим подарком!..

После такого « дружного и сплочённого « партийного форума, тут же окрещённого « Съездом Победителей « — и такой подлый, вероломный, совершенно не подготовленный всем предыдущим ходом событий удар в спину приведшего партию к такому триумфу вожака!.. Такой страшный удар по единству партии, по её сплочённости вокруг ЦК!..

Окажись зимой 1934-го года Сталин неизбранным в состав членов ЦК ВКП ( б ), и никакой Киров или кто бы то ни было ещё никаким Генсеком избран не был бы. Сила Сталина заключалась вовсе не в той формальной должности, которую он занимал, а в людях, крупных партработниках, которые верили ему и шли за ним. Оглашение итогов выборов в ЦК вначале стало бы настоящим шоком для членов новоизбранного ЦК ( а большинство в нём — сторонники Сталина! ), для делегатов партсъезда и для всей наблюдавшей за ходом съезда страны.

Поборов минутное замешательство, Сталин — великолепный стратег и тактик! — тотчас подаёт в отставку со всех постов:« Я не могу нормально работать, когда такое количество моих товарищей а н о н и м н о оказывает мне подобное недоверие!.. « ЦК требует от всех, тайно голосовавших против Сталина, назвать свои имена и объяснить свои мотивы. Если они не назовут себя, не выступят против Сталина с открытым забралом — то всё голосование против Сталина станет посмешищем, выходкой трусливых идиотов, а если назовут — собственные же организации, пославшие их на съезд. тут же дезавуируют их действия, лишат всех должностей и исключат из партии — « за антипартийное двурушничество и подрыв единства «. Очень долго потом придётся ЦК уговаривать уехавшего в родной Гори « заниматься рядовой партийной работой « коммуниста Джугашвили вернуться в свой кремлёвский кабинет.

« Устал я, прошу партию дать мне возможность отдохнуть и подлечиться! « Уговорят, вестимо, но — какой кровью!.. Тот же Киров на коленках перед Сталиным настоится, умоляя его вновь возглавить и повести за собою…

Понимал ли именно такой исход любого голосования против Сталина на ХУ!! съезде тайный блок « Варейкис плюс кто – то там ещё « ( если он действительно был )? Разумеется!.. Номенклатура партии состояла из опытных, искушенных во подобных делах и знающих все ходы – выходы работников, уж им – то не надо объяснять, что такое — формальные нормы партийной демократии, а что такое — спецоперации НКВД!..

Сталину только дай зацепку — 300 голосов « против « — для создания очередной годной для биться оппозиции!.. Пойти против Сталина т а к — значит обязательно проиграть, потеряв власть и привилегии, а возможно — и жизнь… Варейкис со товарищи не были лопухами. Голосовать против Сталина на выборах ЦК после ХУ!! съезда они — не могли.

4.

Секрет могущества Сталина, повторюсь, держался не на формальных постах, которые он занимал, а, во-1-х, на его превосходстве над окружающими ( он оказался дальновидней, расчётливей, твёрже и, если хотите, в каком – то отношении «гениальней» всех остальных лидеров ), и, во-2-х, в его опоре на кадры, которые он подготовил и расставил на все ключевые места, и которые верили ему и слепо исполняли его волю.

В таких условиях избрание Генеральным секретарём ЦК другого человека ровным ничего не означало. Реально страной и партией руководил бы всё равно Сталин, кем бы его ни назначь — Председателем Совнаркома, Председателем ВЦИК или Председателем Исполкома Коминтерна… Кто в подобное не верит — должен вспомнить, что ведь на ХУ!! партсъезде Сталин и не был избран Генеральным секретарём ЦК ВКП ( б )!.. Без какой — либо помпы и объяснений Генеральным секретарём ЦК не был избран н и к т о.

19 лет должности главы партии вообще не было ( лишь в 1953 – м году ввели должность Первого секретаря ЦК и назначили на неё Хрущёва, и только в 1966 – м Брежнев переименовал эту должность, и в партии вновь появился Генеральный секретарь ). Сталин же с 1934- го по 1941 – й год был всего лишь членом Политбюро и Секретарём ЦК ВКП ( б ), что не мешало ему сделать с партией и страной всё, что он хотел. Не должность ставила его над всеми в стране, повторюсь, а масштаб личности

и опора на заблаговременно расставленные им на ключевые посты кадры.

5.

Допустим, 300 голосов против Сталина на съезде — не выдумка, и « новая оппозиция « действительно пыталась объединиться вокруг личности Кирова — что в этих условиях давало Сталину убийство Кирова? Ничего. С одной стороны, он дал понять своим врагам, продолжавшим занимать важные посты в партии и государстве, что расшифровал их замыслы и готов пролить их кровь, сделав завтра с ними то, что сегодня он сделал с Кировым.

С другой — Сталин дал им время опомниться и подготовить новую атаку на него, не покончив с ими тотчас после смерти Кирова, в 35 – м, максимум в 36 – м… Такой смертельной промашки Сталин сделать не мог. С другой стороны, и « ново — оппозиционеры «, уже увидев, что Сталин убил их ставленника ( того, на кого они поставили ), почему – то не всполошились и ничего не предприняли, позволив Сталину вначале тщательно подготовиться, а затем, в 1937 – м, разгромить их всех, поочередно нанеся удар по каждому… Именно сам факт того, что они оказались не готовы к открытой схватке со Сталиным, доказывает, что они не чуяли за собою никакой серьёзной вины перед ним, и, следовательно, что ни в 34 – м, ни позже свергать Сталина они не готовились.

6.

Ещё раз допустим — всё правда насчёт 300 « против « на ХУ!! – м съезде… Но тогда почему хоть и был через несколько лет отправлен на пенсию, но не уничтожен глава ВУЦИК Г. Петровский?.. В эпоху, когда миллионы убивали просто так, без малейшей вины, оставлять живым завзятого заговорщика и двурушника — непредставимо!..

И уж тем более показательна судьба другого якобы – оппозиционера А. Микояна, продолжавшего и в дальнейшем, до самых последних лет жизни Сталина, являться членом Политбюро ЦК… Вы верите, что Сталин мог т а к о е простить?.. Я — не верю. Даже если предположить, что хитро-задый Микоян притворялся своим среди заговорщиков, а сам доносил обо всём Сталину — даже и в этом случае Сталин затем убрал бы его как опасного свидетеля…

7.

Как уже говорилось, обнародование неприятных итогов голосования на ХУ!!-м съезде навредить Сталину не могло, скорее даже было бы ему на руку. А вот факт сокрытия от партии итогов голосования с последующим разоблачением этого факта перед партактивом навредил бы Сталину колоссально. Скрыть же такую фальсификацию было невозможно — ведь 300 проголосовавших « против « знали, что голосовали так, а не иначе, и из разговоров друг с другом не могли не узнать, как проголосовали их единомышленники… Зачем Сталину пытаться спрятать то, что невозможно спрятать?.. Он был кем угодно, но только не идиотом.

8.

Ладно — сфальсифицировали выборы, огласили ложные итоги… Что дальше?.. Логичный ход — уничтожить ставших смертельно опасными свидетелей фальсификации – сразу же, пока они не успели ничего никому рассказать… Но Затонского, главу счётной комиссии, расстреляли только через три года, а его заместитель Верховых « чудом уцелел « в ГУЛАГе…

Вы верите, что в той устрашающей по беспощадности машине уничтожения кто — либо мог уцелеть « чудом «, и уж тем более — столь опасный для Сталина человек?!. А Каганович — так тот вообще дожил до конца 80 – х … Я понимаю, что был он вернейший Сталину человек и всё такое, но вернейшими были и многие другие, не знавшие на Сталина никакого компромата, и тем не менее им убитые… Почему же уцелел носитель столь опасной для Сталина информации?!.

9.

Предположим, Сталин действительно захотел избавиться от Кирова, но выдвигать против него политические обвинения, травить и арестовывать его не хотел — слишком популярен… Но какой резон был устранять его именно так, в результате очевидного всем политического убийства?!. Можно было устроить ему автокатастрофу ( как, предположительно, был убран Камо ) либо же « залечить « до смерти ( как Фрунзе, Менжинского, Куйбышева, Жданова)…

Однако Киров оказался не только первым, но и единственным действующим членом Политбюро ЦК, погибшим в результате теракта. ( Можно вспомнить только выстрел Каплан в Ленина в августе 1918 – го, но ведь Ленин тогда выжил ). Публичное убийство одного из высших руководителей державы с одной стороны позволяло Сталину закрутить гайки и ускорить процесс ликвидации его противников, но с другой — слишком уж явно показывал этим самым противникам, как следует поступить с самим Сталиным, если они не хотят сгинуть в застенках. Такой опасной подсказки своим врагам считающий варианты на много ходов вперёд Сталин давать не стал бы…

10.

Но возьмём за данность, что Сталин счёл нужным уничтожить Кирова именно в результате политического теракта, то почему же это было сделано в Смольном, где кругом — полно людей, где каждый посетитель — на виду, и убийце элементарно могли помешать. Есть тысячи других мест, где организовать покушение на первого секретаря Ленинградского обкома партии было куда сподручней и надёжней, в Смольном же Николаеву просто повезло беспрепятственно выстрелить, при этом не промахнуться, да ещё и убить Кирова наповал. ( А убить человека, кстати, не так уж и легко, как кажется на первый взгляд, иного изрешетят пулями из автомата — а он всё равно жив! )

Кроме того, логичней было самого Николаева убить потом « в перестрелке «, найдя у него потом при обыске на квартире материалы, « неопровержимо свидетельствующие « о причастности Николаева к троцкистко – зиновьевской оппозиции… Однако и взяли Николаева живым, и никаких улик о причастности к убийству оппозиции у него на квартире не нашли — и не только потому, что таких улик не было в природе, но и — главное! — потому, что никто эти улики заранее не сфабриковал и в жильё Николаева не подбросил…

А почему эти улики не были заранее сфабрикованы и подброшены?.. Естественно предположить — потому, что убийство Кирова 1 декабря 1934 – го года было подготовлено и осуществлено не по приказу Сталина — не его почерк, его руки не чувствуется, нет присущей его злодеяниям филигранной отточенности деталей.

11.

Самым « железным « доказательством того, что Николаев был сталинским киллером ( пусть и используемым вслепую ) обычно называют то обстоятельство, что незадолго перед покушением личная охрана Кирова дважды задерживала пытавшегося приблизиться к Кирову Николаева, и при обыске у него находили револьвер, но – де по приказу облуправления НКВД оба раза его отпускали.

А потом, уже после убийства Кирова, когда на допрос к Сталину везли начальника кировской охраны Борисова, в машине он был якобы убит сопровождавшими его чекистами, инсценировавшими автокатастрофу. Шофер той машины « чудом уцелел « в сталинских чистках, и уже ХХ – го съезда дал соответствующие показания организованной по приказу Хрущева комиссии.« Заметали следы по приказу Сталина!.. Следовательно, и убили Кирова тоже по его приказу!.. « — заключают многочисленные исследователи. Но давайте разберёмся.

Если чекисты, получив команду на самом высшем уровне, действительно готовили теракт против члена Политбюро ЦК ВКП ( б ), то каким же образом оказалось, что в киллера был использован человек, ранее « засветивший « не только свой интерес к Кирову, но и заботу Ленинградского облуправления НКВД к тому, чтобы этот свой к Кирову он мог беспрепятственно продолжать и дальше?..

Что, у НКВД не было других секретных сотрудников и просто подконтрольных им людишек, способных убить Кирова и при этом ранее не « засвеченных «?.. Откуда эта зацикленность именно на Николаеве, который из – за своей неуклюжести ранее уже два раза ухитрился попасть на глаза кировской охране — неужели не ясно, что убить Кирова подобный недотёпа может только случайно?..

Теперь о Борисове. Если Киров убит по приказу Сталина, то зачем убивать Борисова п е р е д допросом у Сталина?.. Если Сталин всё знал и организовал, то куда логичнее было бы убить Борисова п о с л е допроса у Сталина, объявив затем, что Борисов дал такие – то ( а именно — необходимые Сталину ) показания. При этом совершенно не важно, какие в действительности показания дал бы Сталину Борисов — на бумаге бы осталось только то, что Сталину было нужно…

А вот если Сталин убийство Кирова не организовывал и ничего о его подготовке не знал, то тогда всё становится логичным: некто не хотел, чтобы Сталин на допросе Борисова узнал бы о нём нечто, и Борисов был убит ДО допроса у Сталина. Кто же этот мог быть этот некто?.. Скорее всего — руководство областного управления НКВД, но возможно, что и они лишь действовали по приказу высшего руководства НКВД… Но если чекисткие « верхи « причастны к гибели Борисова, то означает ли это, что и Киров убит ими же?.. Вовсе не обязательно. Борисов — пешка, расходный материал, жизнь копеечной ценности, подобных ему губили мимоходом миллионами, а вот Киров — фигура первой величины, устранение которой могло привести к каким угодно последствиям, в том числе — и совершенно Сталину не желательным… Что же такое знал Борисов, о чём не должен был узнать Сталин?..

В точности мы этого никогда уже не узнаем, но предположить — можем. И вот вам моя версия произошедшего…Подозрительный Сталин не доверял никому из своего окружения, в том числе, разумеется — и чересчур популярному Кирову. Выполняя приказ Сталина, НКВД через своё областное управление приглядывало за Кировым, собирая на него компромат, а по мере возможности — и организовывая его…

По одной из широко распространённых версий, жена Николаева была любовницей Кирова. Вполне возможно, что она была чекистким сексотом, через неё НКВД выведывал какую – то информацию о Кирове, а возможно — и пытался как – то повлиять на его поведение… Николаев про шашни своей супруги с САМИМ узнал, заревновал до бесчувствия, начал качать права. Разумеется, никто и предположить не мог, что у него подымется рука на парт – Лидера. ( Мало ли кто ревнует свою жену к большому начальнику, при этом вполне допустимо набить жене физиономию, но чтоб застрелить самого начальника?!.

Совершенно не бывалый в советской истории случай!.. ) Вот почему отпускали пытавшегося поговорить с Кировым и задержанного охраной Николаева — облуправление НКВД не хотело разбирательства и скандала, после которого неминуемо пришлось бы выводить жену Николаева из игры, что сорвало бы проводимую НКВД оперативную комбинацию.

Ну а начальник личной охраны Кирова Борисов либо был в курсе происходящего ( ибо и сам был приставленным к Кирову « глазом и ухом « НКВД ), либо, скорее всего, не мог не догадываться о смысле того, что происходит, но благоразумно закрывал глаза на всё, что могло помешать его чекисткой карьере. Далее произошло вот что: НКВД перестарался и переиграл, оставленный без присмотра Николаев выстрелил в Кирова и, как на грех, убил его наповал.

Но что дало ему и мотив, и возможность приблизиться к Кирову?.. То, что его жену НКВД подсунул Кирову в постель.. Следовательно, вина заигравшихся чекистов в гибели Кирова ( пусть и — косвенная ) — несомненна. Вот о чём мог рассказать на допросе у Сталина спасающий свою шкуру Борисов. Вот почему его и убили до допроса, пока Сталин ничего не узнал. Во всяком случае именно такое объяснение является наиболее логичным.

Отсюда мой вывод: Сталин приказ на убийство С. М. Кирова 1 декабря 1934 – го года — не отдавал.

Значит ли это, что Сталин и в дальнейшем не собирался убивать Кирова?.. И был ли вообще у Кирова шанс уцелеть в устроенной Сталиным кровавой номенклатурной мясорубке в конце 30 – х годов?.. На оба вопроса я отвечаю утвердительно.

Поклонники Сталина, отрицая даже потенциальную возможность какой — либо вины Сталина в подготовке убийства Кирова, приводят обычно два довода: « 1. Киров был предан Сталину и не собирался идти против него — у Сталина не было мотива его убивать. 2. Сталин любил Кирова как брата — он не смог бы его убить! «

Но преданность в политике — вещь очень условная, хрупкая и обманчивая… Да, Киров постоянно демонстрировал лояльность Сталину, поддерживая его во всём, но как на самом деле относился он к Иосифу Джугашвили и что думал о происходящем в стране — нам этого не узнать, и Сталин этого точно знать не мог. Слепая, ни на что не оглядывающаяся преданность Лидеру обычно свойственна личностям примитивным и ограниченным.

Наверняка Киров не был таким. Он был умён, опытен, знал людей и обстоятельства, сегодня ему выгодно поддерживать Сталина — он и поддерживает, но завтра изменится баланс сил, во имя собственных ли корыстных интересов либо во имя своего субъективного понимания интересов партии и державы выгодным может стать внезапное антисталинское выступление… Возможно, даже в подобной ситуации Киров не пошёл бы против Сталина, но потенциально он м о г пойти — подозрительному Сталину одного этого соображения было вполне достаточно.

Диктатура пролетариата, навязанная стране большевиками и означавшая на деле диктатуру якобы — пролетарской партии, неминуемо выступала в форме диктатуры Вождя, единоличного правителя, при которой главное — вовремя замечать и устранять из политики ( а ещё лучше – из жизни! ) всех, способных в будущем стать конкурентами на твой трон. Киров, вполне возможно, ещё и не задумывался о том, не всадить ли Виссарионовичу острый ножик в спину, как Сталин, просчитывая варианты и играя партию как бы « за Кирова «, уже подумал, что, будучи Кировым, он при таких – то и таких – то обстоятельствах сделал бы ему, Сталину, такие – то и такие – то гадости…

А если, по логике Сталина, он « за Кирова « думал такое, то и Киров, думая за самого себя, тоже такое думал… Следовательно, Киров — опасен. И в подобной ситуации — говорить о личной преданности?!. В конце концов, среди уничтоженных Сталиным номенклатурщиков было полно преданных ему лично людей ( то ли тупиц, то ли карьеристов ), даже и на расстрел идущих с криком: « Да здравствует Сталин!.. « — ну и что?.. Кого – то из них понадобилось ликвидировать в интересах дела, а кто – то просто пошёл в распыл для круглого счёта… Политика!..

И уж тем более смешно говорить, что политик кого – то « любит «… У политика есть только одна, главная и она же единственная по – настоящему искренняя любовь — это любовь к власти. Всё остальное — вторично, малоценно и легко откидывается в бок при малейшей в том надобности.

Многие мне не поверят, скажут: « Нет, Сталин тоже любил! « Хорошо, давайте тогда присмотримся к судьбе тех, кого когда — либо любил Сталин.

Разумеется, больше всего Сталин любил Ленина. Он ему всем был обязан, считал своим Учителем и действительно почитал. Ленин создал большевисткую партию « под себя «, не терпя в её руководстве никого, кто был в состоянии интеллектуально или организационно встать с ним вровень.

Лишь поэтому к моменту тяжкой болезни Ленина в 1922 – м и сложилось, что в партии посредственностей « самым способным в ЦК « оказался и вовсе не – большевик « Иудушка «-Троцкий, а на звание главного теоретика партии оказалось некому претендовать, кроме Н.И. Бухарина, который — « дьявольски неустойчив «, да и вообще — « никогда не учил и не понимал вполне диалектику!..« С таким главным теоретиком — да и не загреметь потом под фанфары?!.

Ну вот, а главным аппаратчиком партии был занимавший при Ленине скромную тогда должность Генерального секретаря ЦК Сталин. Пока Ленин был в силе — ни на что особенное Сталин не претендовал, был энергичным ленинским порученцем, за что и ценился, но вот Основоположник ослаб, утратил былую хватку, и власть из его быстро дряхлеющих рук начали выхватывать боевые соратники…Именно Сталин проявил себя в этой ситуации самым подлым, самым откровенно бесстыдным образом!.. Лишь один всем известный эпизод: Сталин в беседе оскорбил жену Ленина Крупскую. Об этом узнал Ленин…

Вы только представьте его реакцию!.. И дело было совершенно не в Крупской ( подумаешь — коммунист обматюкал коммунистку ), а в том, ч ь ю супругу обложили матом… Можно ли представить, чтобы при престарелом и тяжко болеющем Брежневе кто — либо из членов Политбюро посмел бы оскорбить его жену?!. Да от этого обнаглевшего члена через неделю в Политбюро и духу бы не осталось!..

Если на твою жену вякает — значит тебя за начальника больше не почитает, значит — держит тебя самого за какашку…Потрясённого таким отношением к себе Ленина хватил удар, от которого он до самой смерти уже не оправился… Что, Сталин болтлив и жёнку Ильича по горячности опарашил?!.

Да нет, не был Сталин болтуном, если говорил что – всегда по делу и с расчётом… Ему тогда в сговоре с остальными членами Политбюро ( позднее им расстрелянными ) понадобилось указать нынешнее место Ленина в партии, дескать – лежи и не вякай… Сталин и указал, да так, что Ленину вместе с Крупской икнулось!.. При этом замечу :Ленина Сталин ведь и вправду обожал!.. Но и с ним – так.

Другой пример — Бухарин. Очень близкий и душевно дорогой Сталину друг!.. Они долго корешились — пока никогда не понимавший вполне диалектики Бухарин был Сталину полезен как союзник в борьбе с троцкистами. Но потом Бухарин попытался ( как при обожавшем дискутировать с ним и легко побеждать в этих дискуссиях Ленине ) колебнуться в какую – то не ту, не сталинскую сторону. ( Надо же было до такой ерунды додуматься: « мирное врастание кулака в социализм «!.. Будто неясно, что социализм и нормальная экономика несовместны, и либо кулак сожрёт социализм, либо социализм просто — таки обязан слопать всё неколхозное крестьянство!.. )

После недолгой схватки Сталин выкинул его из высшего руководства. Не до конца выкинул, оставил пару должностей, « пусть дружбан Коля какую – то пользу мне приносит!.. « Но настал конец 30 – х, понадобилось истребить оставшиеся от Ленина кадры… Сталин не хотел убивать любимого корефана!.. Тому енсть железное доказательство: в 1936-м году в условиях уже заметного всем приближения массового террора против элиты Сталин отправил Бухарина в служебную командировку в Париж, да ещё и разрешил взять с собою туда свою юную беременную жену!..

Явная же была подсказка: стать невозвращенцем, дурашка!.. Спасись сам, и семью свою спаси!.. Но опальный любимец партии ничего не понял — вернулся, и через считанные месяцы был осуждён и казнён, успев из камеры смертников отправить Сталину прощальную заметку: « Зачем тебе понадобилась моя жизнь, Коба?.. « Одно слово — болван! Так ничего и не понял…

Ещё один из близких друзей Сталина — Серго Орджоникидзе, нарком тяжёлой промышленности, хорошо знавший Кобу ещё по грузинскому периоду его деятельности. Всегда и во всём поддерживал Сталина, сыграл огромную роль в индустриализации страны, подготовив и возглавив огромную армию командиров производства.

Но тут грянула эра Великой Чистки. Думаю, лично против Серго Сталин камень за пазухой не держал, но в интересах дела понадобилось расстрелять или сослать в ГУЛАГ почти весь комсостав Наркомтяжпрома, а Орджоникидзе не захотел сдавать « своих « людей.

Сталин долго и упорно уговаривал дружбана: арестовал всех его заместителей, потом арестовал его родного брата, однажды крепко поговорил с Серго по душам, убеждая его выступить на очередном Пленуме ЦК ВКП (б) с докладом о вредительстве в НКТП. Видать, по – большевистки крепки и увесисты были доводы Кобы, потому что Серго не стал дожидаться и Пленума, а пошёл домой и той же ночью–застрелился. Похоронили его пристойно, как якобы умершего от болезни, а всех его замов, брательника и кучу директоров с инженерами — расстреляли.

Вместе со Сталиным руководил чисткой номенклатуры страны Председатель Совнаркома СССР ( с 1930 по 1941 г.г. ) В.М. Молотов. Авторитетный, уважаемый Сталиным, чуть ли не единственный уцелевший после чисток член Политбюро, который хотя бы изредка мог позволить себе говорить со Сталиным н а  р а в н ы х .

Твёрдый сталинист не по необходимости, а по убеждениям. Быть может, чуть меньше, чем близкий друг, но куда больше, чем просто товарищ. И как же отблагодарил Сталин своего верного кореша? Сперва, уничтожив в конце 30 – х годов практически всех советских наркомов вместе с активом Наркоматов, Сталин дал указание НКВД присмотреться и к главе СНК, после чего из арестованных на допросах стали выбивать компромат и на Молотова, а многих его доверенных людей — репрессировали.

Но тогда Сталин Молотова решил не добивать, а лишь понизил в должности с наркома до главы одного из управлений его жену, и сам в мае 1941 – го года занял должность Председателя Совнаркома СССР, оставив за Молотовым лишь должность Наркома иностранных дел. В качестве такового Молотов очень много сделал и для страны, и для Сталина в период войны.

Потом война закончилась, и Сталин задумался: как отблагодарить двух самых главных его соратников в дни военного лихолетья — Жукова и Молотова?.. С Маршалом Жуковым поступили просто: обвинили в куче злоупотреблений ( в том числе — и в мародерстве ), ошельмовали, резко понизили в должности… С политтяжеловесом – Молотовым вели себя осторожней: вначале арестовали и сослали его жену, затем последовательно стали собирать и озвучивать различный компромат на него, показывая партии, кто следующий кандидат на ликвидацию.

Самым последним из выступлений Сталина на Пленумах ЦК оказалось то ( в 1952 – м году ), где он ожесточённо нападал на Молотова и ещё одного своего давнего соратника Микояна, навесив на них кучу предрасстрельных обвинений. Съёжившиеся от ужаса участники Пленума ждали, что обоих антипартийщиков здесь же в зале и повяжут, но задуманная Сталиным очередная комбинация, видать, требовала некоторого времени, и в этот раз Молотова с Микояном не « взяли «.Лишь смерть Сталина в марте 1953 – го года помешала довести задуманное до конца. Можно с уверенностью сказать, что проживи Сталин ещё год – два, и быть бы Молотову расстрелянным!..

Среди нового пополнения членов Политбюро ЦК ВКП (б) чуть ли не самым любимым Сталиным в конце 40 – х годов был Председатель Госплана и первый заместитель Предсовнаркома СССР Н. Вознесенский. Сталин особо выделял его и неоднократно подчёркивал:« Вот кто сменит меня на посту главы Совнаркома!..« Чувствуя поддержку Вождя, Вознесенский вёл себя на заседаниях Политбюро независимо, часто оспаривал даже и сталинские суждения, Сталин же не только не сердился, но и ставил его в пример остальным членам Политбюро: « Вот вы со мной никогда не спорите, а он — спорит!..Спорьте со мной так же, как и Вознесенский!..

« Члены Политбюро глухо отмалчивались, сталинский любимец млел от сознания собственного превосходства. В 1949 – м году его арестовали, в 195о – м — расстреляли ( по другой версии — перевозили в мороз в неутеплённом фургоне, и он замёрз до смерти ), Сталин уже никому не ставил в пример быстро забытого им Вознесенского, но иногда продолжал упрекать соратников: « Но почему вы со мной никогда не спорите?!. Спорьте, я приказываю! «

Ещё одним сталинским любимцем до последних его дней был Хрущёв, который оказался умнее Вознесенского и в споры со Сталиным никогда не вступал, предпочтя репутацию безобидного дурачка — благодаря чему только и уцелел… Но до самой своей смерти Хрущев с дрожью вспоминал, как Сталин мог, вызвав его к себе, вдруг спросить: « А почему это у вас сегодня глаза бегают?!. «, а сам — смотрит пристально, пытаясь понять, не испугался ли ты, не заюлил ли, не доказал ли своим поведением, что и впрямь замыслил что–то плохое против товарища Сталина…

И горе тебе, если и впрямь дёрнешься глазами и замешкаешься с уверенным ответом — в тот же день сведут тебя в пыточный кабинет, а в соседней комнате будут бить и терзать твоих домочадцев, помощников, сослуживцев и просто знакомых… И стоит ли дивиться, что именно сталинский любимец Хрущев первым против Сталина после его смерти и выступил… Разве ТАКОЕ — простишь?!.

Или взять самых верных из сталинской челяди — личного секретаря Поскрёбышева и начальника личной охраны Власика. Уж эти–то доказали свою собачью преданность долгими десятилетиями беспорочной службы, но в начале 50 – х Сталин спохватился: « А чего это я им так доверяю?!.« Обоих оклеветали и сняли с должностей, Власика – и вовсе арестовали… Ничего не скажешь — отблагодарил их Вождь!..

Нигде так не проявляет себя человек, как в общении со своими близкими, со своей семьей. ( Для грузин семья — это вообще святое!.. ) Есть все основания утверждать, что Сталин глубоко и страстно любил свою жену Надю, обожал своих сыновей Якова ( от первой жены ) и Василия, баловал и нежил дочь Светлану… Разумеется, как всякий любящий муж и отец он хотел своим близким только хорошего, и как никто другой в стране мог сделать для них ВСЁ. Теперь посмотрим, что же сталось в результате всех его усилий и забот. Не снеся его придирок и оскорблений, в 1932–м году жена Надежда — застрелилась.

Сын Яков после одной из ссор с отцом пытался застрелиться, но остался жив. Ушёл офицером в армию. В 1941 – м году попал в плен к немцам ( и это при всем известном отношении Сталина к пленённым врагами — « предатели! « Получается, что сам Сталин — отец предателя, то есть — член семьи врага народа. Уму не постижимо!.. ). Сталин палец о палец не ударил для того, чтобы выручить Якова из плена. Известна его киношная фраза: « Я солдата на фельдмаршала не меняю!..»

Но, если быть точным, Яков был не солдатом, а офицером, и обменять его можно было не на фельдмаршала Паулюса, а, скажем, на попавшего в плен под Сталинградом племянника Гитлера… Однако Сталину не нужно было возвращение из плена живого Якова, тогда опозоренного пленом сына пришлось бы судить и, скорее всего, казнить. Сталин предпочёл убить старшего сына немецкими руками — Яков остался в плену и погиб там. Жена его по сталинскому приказу была репрессирована…

Другой сын Сталина, Василий, стал лётчиком, храбро сражался, благодаря и заслугам, и родословной ( сын Вождя! ), скоро стал одним из самых молодых генералов. Быстро спился, ещё при жизни отца за упущения попал у него в опалу, а после смерти Сталина

за опасную болтовню в адрес руководства неоднократно арестовывался, умер в ссылке. Дочь Светлана, став взрослой девушкой, влюбилась не в того человека ( еврея! ), его арестовали и сослали, тогда она второпях вышла замуж… потом – ещё… В итоге уже после смерти Сталина сбежала за границу — и это при том, как её отец относился к невозвращенцам!.. Никого из своих домочадцев Сталин не сделал счастливым, все они оказались глубоко несчастными людьми, и в каждом из них замечалось стремление жить прямо противоположно тому, как хотелось бы Иосифу Виссарионовичу, как бы назло ему…

Известны последние дни и часы жизни Сталина. Потеряв сознание на своей даче, он полтора суток лежал на полу в своём кабинете, а охрана не заходила к нему без вызова — боялась!.. Всевластный правитель необъятной державы, наделённый вселенской властью, сдыхал как бездомная собака, лишённый элементарного ухода. Любящая жена не склонялась нежно над его изголовьем — он убил её грубостью и деспотизмом.

И дети не освещали его последние минуты своей преданной лаской — одного он загубил, не выручил из беды, двух других — оттолкнул от себя… И, наконец, где друзья его боевой юности?.. Где Серго и Мироныч, где славный парень Бухарчик?!. Где все те, кто и в революцию, и в гражданскую, и в 20 – 30 – е годы любил и боготворил Сталина, верно шёл за ним, готов был отдать за него свои жизни?!. Они и отдали… Расстреляны, замордованы до смерти, замучены в тюрьмах и лагерях голодом и болезнями. Убиты, убиты, убиты…

Им убиты. Сталиным.

Сталинская любовь убивала так же неотвратимо, как и сталинская ненависть.

Вот почему не надо говорить нам, что Сталин не мог убить Кирова, ибо любил его как брата. Именно потому, что — любил, именно потому — и убил бы почти обязательно. Почти — потому что шанс уцелеть в сталинской мясорубке у Кирова всё – таки был.

Он мог повторить судьбу Ворошилова. Ворошилов был главой Наркомата обороны, и Сталин относился к нему дружески. Потом понадобилось уничтожить наши военные

кадры. Их можно было уничтожить вместе с наркомом Ворошиловым, а можно было уничтожить и без него. Ворошилов занял правильную позицию, не мешал НКВД убивать свой командный состав, даже по мере сил помогал его убивать, в результате сам уцелел. Из наркомов обороны его турнули в 1940 – м, по итогам бесславной финской войны, и в Великую Отечественную он ничем не прославился, но — единственный из кадровых военных! — оставался членом Политбюро ЦК.

После войны Сталин держал его при себе, иногда приглашал на совместные пирушки, потом — перестал, заподозрив в нём то ли английского, то ли ещё какого – либо шпиона, но — не сажал, « пускай живет… « Говорят, до самой смерти Ворошилов не мог отделаться от приобретённой при Сталине привычки спать с пистолетом под подушкой — чтобы успеть застрелиться, когда тебя придут арестовывать… Совершенно сломленный человек!.. А ведь — герой гражданской войны…

Примерно та же судьба могла ждать и Кирова. Сталину нужен был разгром кадров, и в первую очередь это касалось ленинградцев. Согласись Киров на это, на массовое убийство « своих « выдвиженцев и замену их выдвиженцами Сталина — тогда, быть может ( но — не обязательно ) Сталин пощадил бы его лично. Сломал бы Кирова, душу его изуродовал бы — и держал бы при себе для надёжности.

Пил бы постаревший Киров водочку, славил бы Сталина в общем хоре прихлебал, сносил бы оскорбительные шутки типа: « А почему это у тебя сегодня глаза бегают?.. « или: « Да не английский ли ты шпион?!. « Пуля Николаева спасла Кирова от немыслимого выбора между расстрелом или позором. Спасибо тебе за это, товарищ Николаев!.. И от нас, и от Кирова — спасибо!

Ну и напоследок коснёмся мифа о том, что ежели бы « хороший « Киров сменил бы « плохого « Сталина у руля державы в 1934–м году, то всё в нашей истории сложилось бы иначе, и мы обязательно построили бы социализм с человеческим лицом…

Начнём с того, действительно ли был хорош Сергей Миронович Киров?.. Было два мифа о Кирова: тот, который сотворила сталинская пропаганда после его гибели, и тот, который он сам творил о себе при жизни. Согласно первому он — несгибаемый титан, соратник великого Сталина, в бессильной злобе загубленный подлыми врагами народа, согласно второму — великолепный человечище, простой, доступный массам, обаятельный, великолепный оратор… В первом мифе от реального человека вообще нет ни грамма правды, ко второму же стоит присмотреться повнимательнее…

Был ли Киров добрым человеком?.. Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, что он — давний член большевисткой партии, активный соучастник всех её злодеяний и во время революции, и в период гражданской войны, вместе со своей партией он гнул и ломал свой народ в 20 – е и начале 30 – х годов, попутно помогая Сталину сокрушать своих противников, готовить и осуществлять всё новые и новые кровавые преступления. Достаточно сказать, что Киров был одним из ведущих членов Политбюро ЦК ВКП(б) в период голодомора, когда миллионы украинских, русских и казахских крестьян были

убиты голодом во имя обеспечения необходимых для политики индустриализации страны хлебопоставок. Иногда говорят: « Киров спас тогда несколько десятков тысяч крестьян, приютив их в Ленинграде!.. « Чепуха!.. Какая в сущности разница, спас или не спас он несколько десятков тысяч, если при его активном соучастии в мирное время погиюбли многие — многие миллионы, и он не только не спас их, но никогда публично в их судьбе и не покаялся…

Где уж ему было думать про долю сдыхающих от нужды хлеборобов, если именно в эти годы вместе с главой ОГПУ Г. Ягодой он на костях многих тысяч заключённых возводил непонятно кому нужный Беломоро – Балтийский канал!.. Нет, Киров был недобрым, безжалостным, беспощадным даже, но при этом — популист, умеющий ладить и с коллегами, и с толпой, короче — рубаха-парень!.. По аналогии можно вспомнить Гитлера или Муссолини, которых тоже обожали массы – не все, конечно, а лишь массы тех, кого они не утесняли и не уничтожали… Люби Киров на самом деле людей искренно и глубоко — и он никогда бы не обрёк их на те страдания, которые принесли им все долгие десятилетия советской истории…

Был ли Киров гигантом мысли?.. Вряд ли. С одной стороны, никакого теоретического наследия ( подобно Ленину, Троцкому, Бухарину или тому же Сталину ) он не оставил. Только — речи и доклады, довольно зажигательные, надо сказать, но ведь и составленные явно не без помощи тогдашних обкомовских « речевиков «… С другой стороны, если говорить о практическом уме, то сам факт того, что Киров дал себя убить, т. е. свалял самого большего для любого политика дурака, явно не свидетельствует о нём как о человеке проницательном, видящем далеко вперёд, умеющем вовремя заметить и легко предупредить все грозящие ему неприятности…

Уже говорилось, что Сталин вряд ли отдавал приказ убить Кирова в декабре 1934 – го года, но не мог не отдать такой приказ в дальнейшем. Киров был практически обречён. Почему и когда сложилась такая ситуация.?.. Чтобы понять это, давайте вспомним главный источник могущества Сталина: в его борьбе со врагами он всегда умел опираться на сильных союзников. Сталин всегда оставался бы в Политбюро на вторых ролях, не сумей он изгнать оттуда Троцкого, Зиновьева и Каменева, опираясь на желающих того же Бухарина, Рыкова и Томского. Но Сталин никогда бы не стал единовластным правителем страны, не шугани он из руководства Бухарина, Рыкова и Томского, опираясь в этом на Кирова, Куйбышева, Орджоникидзе, Косиора и других…

Теперь представим, что для упрочения своей власти он решил избавиться и от них, опираясь при этом на желающих занять их места молодых номенклатурщиков — на кого могли бы опереться они во внезапно вспыхнувшей схватке со Сталиным?.. Кто мог стать противовесом, уравновешивающим взращённую совместными усилиями ( в том числе — и того же Кирова ) сталинскую власть?.. Никто.

И в первую очередь решившегося на борьбу со Сталиным Кирова не поняли бы именно партийные массы. Они бы сказали: « Постой! Сейчас ты говоришь против Сталина именно то, что 5 — 10 лет назад говорили против него троцкисты и бухаринцы, и что ты сам тогда так убедительно опровергал… Так когда же ты лгал — тогда или теперь?!. « Киров не мог обвинить Сталина ни в одном из злодеяний, ибо сам был главным соучастником большинства из них.

И у него не нашлось бы мощных союзников против Сталина после политической нейтрализации последнего равноценного противовеса — лидеров « правого уклона «. Именно с этого момента, с момента вывода из Политбюро ( при кировском содействии Бухарина, Рыкова и Томского) обаяшка — Киров был обречён. Он сам, своими руками вырыл себе могилу. И не только себе, не только…

Но представим, что я ошибаюсь, и Киров был « хорошим «. Представим даже, что ему удалось, вступив в борьбу со Сталиным, каким – то образом победить в этой борьбе и возглавить страну — что было бы дальше?.. Убеждён: ничего хорошего… Все те беды,

которые случились с нами после 1917–го года, случились вовсе не потому, что Сталин – монстр изгадил отличную идеологию воплощением её в практику и всё испортил, а потому, что сама коммунистическая идеология с её лозунгами беспощадной классовой борьбы и диктатуры была бесчеловечной и противоестественной, и могла воплотиться в жизнь лишь сталинскими, то есть — варварскими и убийственными ( в прямом смысле слова! ) методами.

Большая часть народа пошла за большевиками — это факт, который явно свидетельствует не в пользу нашего народа. Победить большевицкие идеи могли, лишь сделав своим главным проводником какого — нибудь СТАЛИНА. Самым лучшим, самым эффективным СТАЛИНЫМ был бы Ленин, но он не вовремя умер. А после его смерти самым подходящим на роль СТАЛИНА оказался Иосиф Джугашвили.

Он потому и победил всех, что лучше их с этой ролью справлялся. Окажись Киров на должности Джугашвили — и либо он играл бы ту же роль СТАЛИНА ( но наверняка — не так результативно ), либо попытался сделать жизнь более человечной – и режим бы тотчас зашатался, а потом и рухнул… Народ в исторической перспективе только выиграл бы, но кто из большевиков всерьёз думал про народ!.. Киров слишком много лет жизни и души отдал торжеству большевисткого дела, чтобы в будущем стать его могильщиком. Следовательно, никакого выбора на месте Кобы у него и не было — только подличать, пытать и убивать… Нет, ещё раз спасибо Николаеву за его спасительную пулю!..

И последнее. Судя по многим воспоминаниям, большевики и около — большевисткая публика воспринимали 1 декабря 1934 – го года как некий переломный момент. Дескать, «до« этого момента дела в стране налаживались, все намеченные цели — достигались, « жить стало лучше, жить стало веселее! «, короче — в обществе ощущалась атмосфера праздника и всеобщего энтузиазма. А « после « — потрясение, страх, террор, аресты и гибель близких, немыслимая катастрофа гигантских масштабов… Слом эпохи!..

Но давайте вспомним, что же « до « был и голодомор с миллионами умерших и бессильным горем тех, кто сумел выжить. Трагическая смерть такого огромного числа сограждан не нарушила праздничной атмосферы в большевисткой партии, потому что кто умер – то?!. Классовые отбросы, практически подкулачники, сперва пытавшиеся сорвать план хлебозаготовок, а затем своим поголовным падежом нагло намекавшие партии, что она не способна накормить свой народ и вообще – мерзавка!.. Таких — не жалко, от таких надо освобождать советскую землю, ликующему энтузиазму их смерть — не помеха. Да и без голодомора в стране в 20 – е и начале 30 – х творилось всякое…

Разгоны, разгромы, проработочные компании, аресты, судебные процессы, зверства ГУЛАГа , расстрелы по публикуемым в газетах спискам и индивидуальным, тайным… Большевики творили этот нескончаемый ужас и прекрасно себя в нём чувствовали, потому что знали — он их никогда не коснётся…

Палачи привыкли мучить и убивать, веря в полнейшую свою безнаказанность. Но потом пришла и их очередь. О. как позорно они засуетились, не в силах даже объединиться перед лицом нависшей над ними угрозы, как стремительно ломались на допросах и показывали друг на дружку, а потом рыдали в подвалах НКВД, умоляя их не расстреливать. Сами — то они умели без малейшей пощады расстреливать, вешать, топить в проруби, сжигать заживо, забивать ногами, сбрасывать с высоты, давить колёсами автомашин, умаривать голодом… Долог был их кровавый праздник, но затем одним палачам понадобилось убить других палачей…

Нет прощения Сталину за содеянное им, но за убийство э т и х людей — спасибо тебе, Иосиф Джугашвили!..

 Автор: Владимир Куземко, специально для «УК»

Читайте также: