Нацистское право. Почему на Нюрнбергском процессе глава немецких юристов Ганс Франк был подсудимым

5 декабря 1934 года в Германии вступил в силу «Закон о передаче Рейху судебной власти» («Gesetz zur Überleitung der Rechtspflege auf das Reich»). Фактической целью этой инициативы нацистов был роспуск судебных органов на местах и централизация судебной власти в Берлине. Это укрепило и без того неограниченную власть Гитлера и поставило немецкую юстицию под полный контроль нацистов.

 На Нюрнбергском процессе главе немецких юристов Гансу Франку пришлось выступить в роли подсудимого

После прихода к власти нацисты развернули террор против судей

Эти действия стали логичным продолжением первых шагов нацистов в рамках их курса по отношению к судебной власти в Германии. Сразу после прихода к власти озаботились тем, чтобы поставить ее, во времена Веймарской республики полностью независимую, под жесткий контроль.

Ради достижения этой цели в средствах не стеснялись. Уже в апреле 1933 года начался террор против судей-евреев, а также любого рода «политически неблагонадежных», которые работали в системе немецкой юстиции. Всех этих людей в один день уволили со службы специальным распоряжением рейхсканцлера Адольфа Гитлера.

Запрет на все юридические ассоциации и объединения, кроме одного

22 апреля 1933 года прокурор Ганс Франк был назначен рейхскомиссаром по унификации судебной власти на местах и правопорядку (именно так пышно называлась его новая должность).

Буквально в день назначения Франк запретил на территории Германии все без исключения юридические ассоциации и объединения. Их место занял разрешенный властями Союз национал-социалистических немецких юристов («Bund Nationalsozialistischer Deutscher Juristen»).

Человек авторитарный, независимый, образованный и веротерпимый. Сторонник научного прогресса и просвещения, блестящий оратор (чтобы достичь такого уровня мастера риторики необходимо как минимум закончить курсы ораторского искусства), активный общественник. Он то открывал воскресные школы, то создавал Общество трезвости, то организовывал сельскохозяйственные выставки, то участвовал в митингах . «Отец вечно спешил на какие-то заседания, собрания — уже за завтраком было видно, что он давно не дома».

Варлам Шаламов: Человек

Что вредно, а что полезно немецкому народу, решает судья

Особое внимание нацисты уделили положению немецких судей. Чуть позже, в 1935 году, рейхсмаршал Герман Геринг так охарактеризовал их функции в Третьем Рейхе: «Судья выполняет в нашей стране очень важную функцию. Он должен быть живым воплощением идеалов национал-социализма. Идеал немецкого судьи — человек из народа, который в состоянии понять, что этому народу принесет пользу, а что вред».

Подавляющее большинство судей моментально приспособилось к новым условиям. Несогласных тотчас увольняли или отправляли в тюрьму. Юстиция открыто стала охранять не справедливость, а интересы власти.

В сентябре 1934 года Ганс Франк открыто признал это, заявив: «Как глава немецких юристов, я могу сказать, что основа национал-социалистического государства — национал-социалистическое правосудие. Высшим авторитетом для нас в этом смысле является фюрер, ведь мы знаем, сколь священны для него законность и интересы немецкого народа. Помните (здесь Франк обращается напрямую к судьям — Право.Ru), что в том числе ваша безопасность и процветание целиком зависят от процветания нашего государства порядка, свободы и справедливости».

Женщинам не место в новой юстиции

Немецкие суды быстро превратились в инструмент борьбы с политическими противниками. Но не только с ними боролись нацисты. Занявшись чисткой в министерстве юстиции, они надолго отняли право занимать хоть сколько-нибудь важные посты и у женщин.

Еще в 1931 году будущий министр пропаганды Йозеф Геббельс рьяно выступал против того, чтобы представительницы слабого пола занимали посты судей или адвокатов, заявив, что «женщины-судьи — это попирание интересов правосудия». После 1933 года карьера в органах юстиции женщинам стала заказана.

Гитлер становится самым главным судьей

В июне 1934 года, когда Гитлер решил расправиться со штурмовиками из СА Эрнста Рема, стало окончательно понятно, что суды перестали играть хоть сколько-нибудь серьезную роль, когда речь шла об интересах верхушки Рейха.

Когда возникла необходимость избавиться от ставших слишком независимыми штурмовиков, СС и гестапо просто дали карт-бланш на их истребление без суда и следствия. Выступая перед Рейхстагом, Гитлер такобъяснил свое решение: «Мятежи всегда подавляли железной рукой. Если кто-то спросит меня, почему мы не привлекли суды (для борьбы со штурмовиками — Право.Ru), я отвечу, что в этот час за судьбу немецкого народа целиком ответственен я лично, поэтому судить и отдавать приказы могу только я. Я распорядился расстрелять глав мятежа и выжечь его язвы каленым железом».

Статус «города партийных съездов» (Stadt der Reichsparteitage) Нюрнбергу официально присвоили в 1935 году. Берлин был столицей «третьего рейха», Мюнхен — «столицей движения». Нюрнберг стал третьим по значению городом нацистской Германии. К этому привели как случайные обстоятельства, так и вполне конкретные идеологические причины. Первый съезд НСДАП состоялся в 1923 году в Мюнхене, второй — в 1926 году в Веймаре. Затем выбор пал на Нюрнберг. В начале — из чисто прагматических соображений.

Нюрнберг: Что стало с нацистским «колизеем»?

Убийства официально стали оправдывать «государственной необходимостью»

Германской юстиции в такой ситуации оставалось только повиноваться Гитлеру и придать его решению легитимность. Для этого был принят специальный закон (его немецкий текст доступен здесь), где убийства штурмовиков, совершенные с 30 июня по 2 июля 1934 года объяснялись «государственной необходимостью», а потому объявлялись легитимными. Этот закон кроме Гитлера послушно подписал министр юстиции Третьего Рейха Франц Гюртнер.

Специально созданная Народная судебная палата стала инструментом террора

Особых протестов подобная новелла (как и все предыдущие) не вызвала. А чтобы заставить даже потенциальных несогласных смириться и замолчать, в 1934 году в Лейпциге создали Народную судебную палату, которая начала рассматривать политические дела. Не надо говорить, что о процессуальной стороне особо никто не заботился, а судьи Народной палаты назначались лично Гитлером.

В 1939 году, когда началась Вторая мировая война, это учреждение превратилось в эффективнейший инструмент террора и борьбы с несогласными. И нет никаких сомнений, что фундаментом для этого послужил быстрый и успешный развал нацистами судебной системы в том виде, в каком она существовала в Веймарской республике.

Источник: Право.ру 

Читайте также: