Многие украинцы были причастны к развитию новой российской империи — Советского Союза

Говорят, история наша очень трагическая. Много в ней страданий, крови. Что поделаешь — такую нам написали наши историки. И продолжают писать. Рассказывая, в частности, о страшных поражениях украинцев. Один стон о разгроме под Берестечком чего стоит! А рассказы о Полтавской баталии!

Хотя история какого народа не является трагической? Неужели мало трагических страниц в истории поляков? Кровавые подавления российским царизмом Ноябрьского и Январского восстаний, потопленное в крови Варшавское восстание. Или возьмем еще одних соседей — венгров. Был у них разгром в битве под Мохачем, трагедия 1956 года. Список можно продолжать.

История народа — это не только поражения. Это и победы.

Лично я далек от мысли, что наша история трагическая. Скорее, ироническая.

МЛАДШИЙ-СТАРШИЙ БРАТ

Разве не ирония истории то, что мы взлелеяли крупнейшего своего врага — агрессивную имперскую Россию? При этом так и не хотим осознавать враждебность для нас этого врага.

Следовательно, ирония с россиянами. Во времена Руси нынешние «великороссийские земли», населенные финскими племенами, начали подбивать под себя киевские князья, потомки Владимира Великого. Завоевание осуществлялось с помощью военных дружин, которые оседали на новых землях. Они, а также переселенцы из «правдивой Руси» вступали в семейные отношения с покоренным населением. Таким образом формировался этнический гибрид, который со временем получил название россиян. В окультуривании этого гибрида большую роль сыграла православная церковь, утвердившаяся во времена князя Владимира. Она принесла на финские земли, завоеванные русьскими князьями, и православное вероисповедание, и язык церковнославянский, который здесь стал языком культуры. Собственно, русский язык в значительной мере формировался на базе церковнославянского.

По-своему можно согласиться с Владимиром Путиным, который на годовщине оккупации Крыма заявил, что россияне и украинцы — один народ. Да, русы-украинцы пытались создать новый, т.н. русский народ по своему подобию. Правда, творился он из другой «глины». И подобие оказалось другим. Поэтому мы словно и одинаковые, но и очень разные одновременно.

В течение многих веков русины-украинцы лелеяли созданный им гибрид, который со временем начал именоваться русским народом. Вспомним, что героем Куликовской битвы, которой так гордятся россияне, был выходец из украинских земель, князь Боброк Волынский. Русин-украинец Петр Ратенский перенес в Москву резиденцию киевского митрополита, сделав этот город значительным религиозным центром.

В Московию осуществлялась постоянная эмиграция из украинских земель. Эмигрировали даже князья со своими слугами, духовные лица, военные люди. Особенно эта эмиграция стала заметной со второй половины XVII ст. — после т. н. «воссоединения», точнее инкорпорации Левобережной Украины Московским государством. Это и не удивительно. Немало украинцев, в частности культурных деятелей, предпочитало покинуть беспокойные тогда украинские земли и направиться в Московию, где был и относительный покой, и неплохие возможности заработать себе на проживание.

Русины-украинцы сыграли заметную роль в становлении и развитии Российской империи. Мы как-то стесняемся об этом говорить, но на самом деле далеко не последняя роль в перестройке этого государства принадлежит украинскому гетману Ивану Мазепе. Он помог Петру І утвердиться на престоле. А также как человек европейской образованности поддерживал «европейские инициативы» этого правителя.

Не стоит забывать, что ведущим идеологом молодой Российской империи был украинец Феофан Прокопович. Он реформировал Русскую православную церковь, превратив ее в инструмент российского самодержавия. Далеко не все это знают, но Петр І сначала вынашивал план построить столицу своей империи не на холодных и туманных берегах Финского залива, а на землях, где селились украинцы, в Таганроге. Представим, если бы там была построена столица. Вероятно, история России и Украины была несколько другой. Но это уже сюжеты для альтернативной истории.

В конечном итоге украинцы приложили немало усилий для построения Петербурга. Не один украинский казак положил свою жизнь на тяжелых работах, сооружая этот столичный город. А еще немало украинцев поселилось в Петербурге. Были они и при императорском дворе, и в разных государственных институциях. Если говорить о Петербурге XVIII ст., то его можно считать частично украинским городом. Звучала здесь речь украинская. Даже существовала мода на украинское — на украинские блюда, одежду, песни.

Даже в ХІХ ст., когда украинцы потеряли свои позиции среди элиты Российской империи, они оказывали заметное влияние на развитие российского социума, в частности это касалось вопросов культуры. Например, великаны русской литературы Николай Гоголь, Антон Чехов по происхождению были украинцами. Причем они, как правило, осознавали свое украинство.

Немало украинцы сделали и для перестройки новейшей российской империи — Советского Союза. Так, «отцом» советской ракетной техники был украинец Сергей Королев.

ГРАВЮРА ПОСВЯЩЕНА И. МАЗЕПЕ. НА НЕЙ ИЗОБРАЖЕНЫ ЦЕРКВИ, ПОСТРОЕННЫЕ ЗА ЕГО ДЕНЬГИ.1706 г. / ИЛЛЮСТРАЦИЯ ИЗ АЛЬБОМА «ІЗ КИЇВСЬКОЇ СТАРОВИНИ», 1991 г.

 Поэтому можно сказать, что, по большому счету, украинцы создали россиян. Да и продолжают создавать. Ведь мало ли наших земляков ныне трудится в «белокаменной», занимая высокое положение в нынешней российской имперской иерархии. Мы точно не знаем, сколько украинцев сейчас живет в Москве. Но, вероятно, счет здесь идет не на сотни тысяч, а на миллионы. А еще миллионы украинских заробитчан трудятся на пространствах России-матушки. Причем часто на квалифицированных работах. Представим, если бы эти миллионы однажды исчезли из России. Могла бы ли она это пережить? Не упал ли бы этот колосс на глиняных ногах?

Возможно, для кого-то это прозвучит парадоксально, но Украина — это основа империи Российской. Это прекрасно понимали ее созидатели — и Петр І, и Екатерина ІІ, и Ленин. Поэтому они так старались присоединить украинские земли к своей империи. Понимают это и нынешние российские власти предержащие. Из-за этого они так не хотят «отпускать» Украину от себя, в Европу. И затеяли нынешнюю войну на Донбассе. Потому что знают, что без Украины России не будет.

Действительно, если кто-то и доконает Россию — то это Украина. Здесь поневоле вспоминается крылатая фраза из известной повести Гоголя, когда ее герой, Тарас Бульба, говорит своему сыну Андрею: «Я тебя породил, я тебя и убью».

«…ПОЛЬЩА ВПАЛА / ТА Й ВАС РОЗДАВИЛА!»

Названием для этого раздела являются слова из известной поэзии Шевченко «І мертвим, і живим…». В упомянутой поэзии Шевченко довольно критически отнесся к нашей «казацкой славе». Это произведение, которое можно считать одной из вершин творчества Кобзаря, дает глубокое осмысление истории Украины. Другое дело, что мы боимся этого осмысления. По крайней мере Шевченко критически относился и к личности Богдана Хмельницкого, и к Хмельниччине, которую мы сегодня пафосно именуем либо «народно-освободительной войной», либо «национальной революцией». В действительности эта «революция» была большой (если не крупнейшей!) трагедией нашего народа, последствия которой давали знать о себе в течение веков.

Говоря о нынешней войне в Украине, мы любим прибегать к историческим параллелям. То называем нынешнюю войну Отечественной (сразу напрашивается параллель с «Великой Отечественной»), то сравниваем оборону Донецкого аэропорта с обороной Сталинграда и т. п. Здесь наша массовая историческая память не уходит глубже событий Второй мировой войны.

И почему-то никто не стремится сравнить нынешние события в Украине с Хмельниччиной. Хотя в действительности сравнения поражающие. Другое дело, что они могут оказаться для нас неприятными и засвидетельствовать очередную иронию истории.

Ведь в нынешней ситуации Украинское государство играет приблизительно такую же роль, которую играла Речь Посполитая во времена Хмельниччины, а пророссийские сепаратисты Донбасса напоминают украинских казаков в те далекие времена. Понимаю, что многих шокирует это сравнение. И все же…

Мне приходилось писать о том, что между формированием Запорожской Сечи и формированием Донбасса есть немало параллелей. И туда и туда часто мигрировали асоциальные элементы, которым было неуютно в традиционном обществе. И там и там существовала своеобразная вольница, где определяющим было право силы.

Русины-украинцы сыграли заметную роль в становлении и развитии Российской империи. Мы как-то стесняемся об этом говорить, но на самом деле далеко не последняя роль в перестройке этого государства принадлежит украинскому гетману Ивану Мазепе. Он помог Петру І утвердиться на престоле. А также как человек европейской образованности поддерживал «европейские инициативы» этого правителя

В украинской историографии крепко утвердился миф, предложенный казацкими летописцами, будто причиной Хмельниччины было тяжелое положение казачества. Хотя в действительности это не совсем так. Например, один из первых казацких летописцев т. н. Самовидец писал, что в целом казаки жили зажиточно, хотя и испытывали определенные притеснения. По крайней мере их положение было не хуже положения простолюдинов в других регионах Речи Посполитой.

Иначе почему из этих регионов бежали люди на Сечь. Так же и положение довоенного Донбасса было не хуже, а то и лучше других регионов Украины. В этот регион вкладывались большие средства, а средний уровень заработной платы здесь был одним из наивысших в Украине. Однако жители Донбасса были убеждены, что их «обижают», что они не получают то, что будто бы принадлежит им по праву и т.п.

Хмельниччина была обусловлена факторами не столько внутренними, сколько внешними. Еще до начала восстания Хмельницкий заключил договоры с турками и татарами. Повстанческое войско Хмельницкого в значительной мере состояло из татарских отрядов. Это была едва ли не самая квалифицированная и боеспособная часть этого войска. Достаточно было татарам в те или иные моменты отойти от казаков, как последние терпели поражения.

Имеем ли не то же самое на Донбассе? Да, здесь есть местные сепаратисты. И они пользуются поддержкой со стороны населения региона. Но без российских войск они не могли бы противостоять украинским вооруженным силам — как и Хмельницкий не мог бы противостоять «польской» армии.

В начале Хмельниччины видим разложившееся войско Речи Посполитой, бездарных полководцев, которые благодаря связям и деньгам оказались на высоких положениях. Почти то же самое имели мы в начале войны на Донбассе.

Не удивительно, что войско Речи Посполитой терпело поражения от казацко-татарской армии, которая, как и донбассовские «ополченцы», действовала без правил. Были Желтые Воды, Корсунь, Пилявцы. Не напоминает ли это нам проигранные Иловайск и Дебальцево?

И пока к руководству войском Речи Посполитой не пришли новые люди, которые хорошо знали военное дело, не сформировались закаленные в боях «добровольческие» отряды, поражений невозможно было избежать.

Поражения заставили полководцев горя Речи Посполитой уступить Яреме Вишневецкому, который был русьским, собственно, украинским князем. Его крестили как православного, но в зрелом возрасте он принял католицизм. Это, однако, не означало, что он стал врагом православия. Будучи католиком, он помогал своему дяде — киевскому православному митрополиту Петру Могиле. Даже во времена Хмельнитчины Вишневецкий (как ни парадоксально это кому-то может показаться) опекает некоторые православные монастыри, например, монастырь Почаевский.

И таких «Вишневецких» было немало. В т.н. «польском» войске воевали русины-украинцы — и униаты, и православные. Так, во время Берестецкой битвы в этом войске находился холмский епископ Яков Суша, который благословлял воинов известной святыней — иконой Холмской Богородицы.   

Можно ли этих людей назвать предателями, как это часто делается в нашей литературе? Ведь они оказались верными своему государству и не захотели поддержать ее разрушителей. Разве стоит их за это осуждать?

Не похожая ли сегодня у нас складывается ситуация? По логике российских оккупантов, все или почти все русскоязычные должны были бы пополнить ряды пророссийских сепаратистов. Однако этот расчет дал сбой. Немало русскоязычных, людей, которые не являются этническими украинцами, оказались патриотами Государства Украина. И кто знает, не из среды ли русскоязычных командиров добровольческих батальонов у нас появится свой Вишневецкий?  

Понимаю, что прогнозы — вещь неблагодарная. Но… Если приведенные мной параллели не безосновательны и «история повторяется», то, возможно, мы в этом году будем иметь «свой Збараж» — героическую оборону одного из стратегически важных городов. Не Мариуполя ли? И, возможно, именно там появится «наш Вишневецкий». А дальше этот Вишневецкий должен выиграть свое Берестечко. После этого пророссийским сепаратистам ничего не останется, как ринуться в объятия «старшего брата» и устроить очередной Переяслав — хотя бы для своего маленького региончика.

Но не будем о деталях. Поговорим об общих тенденциях. Сначала бросим свой взгляд на Донбасс. Оккупированная его часть с российскими войсками, анархическими «ополченцами», которые между собой выясняют отношения, чем-то напоминает территории, контролируемые войсками Хмельницкого. Правда, вместо российских войск были татары. Вместо «ополченцев» — казаки. И еще одна «интересная» параллель — во времена Хмельниччины татары и даже казаки активно торговали «живым товаром». То же самое делают и пророссийские сепаратисты, требуя за пленных и даже мертвых украинских воинов деньги. Есть и параллели в плане символическом.

Среди «ополченцев» существуют отряды, представители которых считают себя казаками. Еще «ополченцы» заявляют, что они «защитники канонического православия». А о любви к «единоверной» и «единокровной» России не стоит и говорить. Как сторонники Богдана Хмельницкого, так и донбассовские «ополченцы» «очарованы на восток». Единственный существенный момент, который отличает Хмельниччину от нынешних пророссийских сепаратистов, это то, что у последних нет авторитетного лидера.

А теперь посмотрим, какая была политическая ситуация в Речи Посполитой середины XVII ст. Во многом она напоминает политическую ситуацию в нынешней Украине. Слабая и неавторитетная центральная власть, ограниченные возможности влияния короля (ныне — президента), широкая демократия, граничащая с анархией, и сплошная коррупция, когда государственные должности продаются и покупаются.

Хмельниччина, несмотря на ее масштабы, так и не изменила кардинально Речь Посполитую, не сделала управление ею более эффективным. В этом коррумпированном государстве, где политика часто подменялась циничным интриганством, часто на высоких государственных должностях оказывались никчемные люди, зато люди талантливые оказывались на маргинесе. Это и порождало немало проблем в Речи Посполитой, которая оказалась не готовой воспринимать новые вызовы, в результате чего потерпела поражение.

Конечно, я далек от мысли, что история должна обязательно повторяться один к одному. Повторяется она, скорее, в своих тенденциях. Ведь люди, несмотря на изменения материальные и технические, мало изменились.

Хотелось бы верить, что украинцы вынесут уроки из своей истории — не той мифологизированной, которую нам подсовывали и подсовывают, а из истории реальной, адекватной. Тогда, возможно, мы избежим тех ошибок, которые в свое время допустила Речь Посполитая.

ПОСЛЕСЛОВИЕ 

Недаром говорят, что интересный, глубоко продуманный, пусть даже во многом полемический материал, «провоцирующий» на дискуссию, — вещь более полезная и нужная, чем набор банальностей, часто предлагаемый в наших СМИ под видом якобы «нового слова». Именно этим привлекает внимание статья доктора философских наук Петра Кралюка — здесь есть о чем спорить, и это в данном случае — существенное преимущество. Очень сжато, надеемся на продолжение дискуссии, отметим ее главные «контрапункты».

1     Автор вполне справедливо (и об этом у нас действительно пишут слишком мало) отстаивает тот взгляд, что именно мы, Украина, невольно (трагикомедия история) вырастили самого большого своего врага — агрессивное имперское российское государство. Почему так случилось? Об этом можно говорить долго, и тема эта является достаточно обширной и, в отличие от многих общепризнанных «клише», мало еще освоенная. Следовательно, впереди еще много работы.

    Еще значительно более дискуссионны примененные Петром Кралюком исторические параллели «Запорожская Сечь, Хмельнитчина — современные ополченцы на Донбассе». Хмельницкий, один из самых образованных людей своего времени, правитель, в столице которого, в Чигирине, выстраивались в очередь на прием послы уважаемых иностранных государств (вспомните картину Шевченко «Дары в Чигирине. 1649 год»), казаки и крестьяне, которые боролись за освобождение своей земли от чужой для них (и это не «миф историографии», они действительно так считали!) Речи Посполитой, с одной стороны, — и никем не признанные «ДНР» и «ЛНР», Захарченко, Плотницкий и другие «типажи», с другой стороны. Параллель действительно очень интересная, но не безукоризненная. К тому же трудно избавиться от впечатления, что автор уж слишком идеализирует Ярему Вишневецкого, на руках которого — ужасно много украинской казацкой крови, что признавал в свое время даже блестящий «воспеватель шляхетства» Генрик Сенкевич (не говоря уже о нашем классике Иване Нечуе-Левицком).

Поэтому корень вопроса к автору статьи: были ли наши казаки и крестьяне в такой же степени «сепаратистами» относительно польского государства ХVII в., как ныне «ополченцы» Донбасса? Думаем вместе!

Автор: Петр КРАЛЮК, ДЕНЬ

Читайте также: