История одного убийства: свинцовый долг

Очередная жертва бессмысленной системы, Сергей Фельдман, по словам друзей, говорил, что хочет быть «добропорядочным буржуа — платить налоги и жить нормально». Меньше всего он хотел быть «бесправной скотиной». Теперь уже, конечно, не будет.

 I.

Денис Бурыгин, по словам своих подчиненных, был одним из тех людей, которым запрещено быть банкирами. Причина простая — он заботился о клиентах. Всё время ими интересовался, помогал и всячески старался услужить. И это — директор банка. Назначая его на этот пост в нехарактерно раннем для такой должности возрасте, глава «Стелла-Банка» Константин Аверин объяснил это тем, что увидел в Бурыгине профессионала и — что важнее — сначала банкира, а потом уже директора. Аверин не прогадал: его протеже действительно хорошо вёл дело, да и был в большом авторитете у сотрудников. У Бурыгина была семья: жена и трое детей. Младшему из них скоро исполнится шесть лет.

В 2006 году к нему обратился предприниматель Сергей Фельдман с просьбой о кредите на открытие бильярдной. Бурыгин взялся вести кредитную историю Фельдмана до самого конца — седьмого апреля 2015 года. До пятнадцатилетнего юбилея в должности Бурыгину оставалось четыре дня.

II.
Сергей Фельдман окончил ростовский техникум по специальности «кино и телевидение». Студентом он был успевающим и в девятнадцать лет стал главным инженером ростовского кинотеатра «Комсомолец». Вскоре его пригласили в ГДР — настраивать кинотеатры для частей советских войск. Проработав совсем немного, Фельдман уволился — ему не нравилось быть «под кем-то», к тому же начиналась перестройка. Сергею казалось, что именно такие молодые люди, как он, и нужны на родине. Вернувшись в Ростов, Фельдман продолжил свою работу и вскоре стал главным инженером целой сети кинотеатров города. Работа ему нравилась, он заметно шёл в ней вверх: став директором кинотеатра «Россия», вывел убыточный кинотеатр на самоокупаемость.

Со временем на удачное местоположение кинотеатра обратили внимание власти города и предложили Фельдману обмен любого места в городе на площади кинотеатра. Сергей отказал, предложение администрации приняло форму принудительного решения. Фельдман обратился в суд, но ожидаемо проиграл. У него уже появилась семья и ребенок, было как-то не до судебных разбирательств. Так Фельдман ушёл в бизнес, чередуя ломбард, склад сахара и круп, бытовой и ювелирный магазины. Со временем всё это пришлось закрыть — конкуренция и высокие арендные платы. Затем он с напарниками открывает два бильярдных клуба и, подкопив денег, решает начать по-настоящему серьезное и большое дело. Фельдман покупает дорогое помещение в центре Ростова и планирует открыть там бильярдную для состоятельных посетителей. Он обращается в «Стелла-Банк» за кредитом на ремонт и открытие.

III.
Седьмого апреля 2015 года в мрачноватой девятиэтажке на Театральной площади в Ростове-на-Дону одним выстрелом был убит Денис Бурыгин. Следом за этим в стенах раздался ещё один выстрел, и на пол упал мужчина, уронив при этом лист бумаги в файле и пистолет «ТТ». Появившийся вскоре охранник тут же вызвал милицию — застрелен директор «Стелла-Банка», а убийца, похоже, свел счёты с жизнью прямо на месте преступления. Как выяснится позднее, вторым человеком был Сергей Фельдман.

Первое время мотивы убийства казались кристально ясными. Затем в этом деле появилась предполагаемая предсмертная записка стрелявшего (к слову, не единственная: всего записок было, как минимум, семь; содержание некоторых из них до сих пор неизвестно даже семье), в которой было написано следующее (орфография и пунктуация автора сохранены):

«Поясню причины моего поступка:

В мае 2006 на ремонт нежилого помещения и развитие бизнеса я взял кредит в ОАО АКБ «Стелла-Банк» в размере 230 тыс. долларов США. Кредит был оформлен в валюте, но получил я в рублях 6 млн. руб. по курсу ЦБ РФ на то врем. Деньги брал под залог этого помещения. С 2007г. но 2012г. я выплатил банку 8,5 млн. рублей, то есть погасил кредит полностью, осталось выплатить небольшие проценты.

Но банк фиктивно обманом оформил на меня повторно якобы взятый 01.12.2011г. ещё один кредит в размере 226 тыс. долларов США. Перед Богом клянусь, я этих денег не получал. Зачем мне врать, я скоро перед Божьим судом предстану. Затем, банк требует с меня возврата «кредита» с процентами в размере 280 тыс. долларов США и обращает взыскание на заложенное помещение.

По решению суда его выставили на торги по оценочной цене установленной судебной экспертизой. Стоимость заложенного помещения значительно превышает «долг». Но банк это не устраивает и он останавливает реализацию залога и на основании ещё одного липового заключения нанятого банком оценщика составленного на устаревших и недействительных документах и заниженной площади, добивается снижения цены заложенного имущества на 10 млн. рублей с целью затем перепродать это помещение вдвое дороже. И хотя сам банк остановил реализацию залога, банк одновременно продолжает начислять проценты, пеня, штрафы ещё на 55 тыс. долларов США.

При этом моё заложенное помещение площ 450 кв. м. на ул. Пушкинской в результате махинаций банка уменьшено в цене в 3 раза до 9 млн. рублей. Таким образом, получив кредит 6 млн. рублей, я уже выплатил банку 8,5 млн рублей. Банк дополнительно получит залоговое помещение стоимостью 9 млн. рублей и я останусь ещё должен 323 тыс. долларов США. Чудовищный беспредел.

Все мои попытки оспорить решение банка в суде оказались неудачными. Суды либо коррумпированы, либо просто безразличны. Суды не хотят объективно разбираться в ситуации и занимают сторону банка. Судебные тяжбы тянуться третий год, помещение закрыто под арестом, но с меня требуют расходы на содержание ЖКХ, налог на недвижимость, транспортный налог на автомашину, которую взломали и угнали судебные приставы Октябрьского района от моего дома ещё в июне 2013г.

Недавно в коридорах Очередного суда, начальник юр.отдела банка Дьяченко мне прямо заявил, что у них «в судах всё схвачено, банк у должников отбирает всё до нитки и они ещё остаются должны банку. Потом эти должники из окон выбрасываются… это ждёт и тебя». Типа угроза. Судя по решению наших «самых гуманных и справедливых» судов я легко в это верю. Очень мне хочется встретится с этим юристом в непринуждённой обстановке.

У меня нет другого выхода, как самому отстаивать свои права и наказать зарвавшихся от запредельной жадности и безнаказанности негодяев и мерзавцев … Мне очень не хочется умирать …. Но ещё больше я не хочу жить, как бесправная скотина…

Если каждый уничтожит хоть одну сволочь, возможно жизнь станет лучше и чище…»

IV.
История начинается в 2006 году, когда Фельдман взял кредит в «Стелла-банке» для того чтобы сделать ремонт бильярдного зала. Он задумывал это как заведение для таких же предпринимателей, как и он сам, хотел привлечь обеспеченную публику для цивилизованного отдыха. Бильярдная начала приносить доход, ему нравилось его дело, он постоянно говорил, что важно относиться к этому как к искусству. Кредит Фельдман выплачивал без проблем.

Как-то на ровном месте в «Скобу» зачастили сотрудники разных инспекций с ненавязчивыми вопросами, мол, не хочет ли бизнесмен поддержать рублём отечественные правоохранительные и контрольные органы. Получав от Фельдмана категорический отказ, они смиренно уходили, а затем возвращались, но уже со штрафами, допустим, за закрытую (или открытую) форточку, отсутствие половых ковриков или таракана у входа в бильярдную, бережно доставленного сотрудником органов в коробочке из под монпансье. Фельдман не только искренне возмущался вымогательству, но даже обращался в суд с жалобами на инстанции, однако от раза к разу безуспешно.

V.
Под полученный кредит Сергей Фельдман включил в качестве залога само помещение бильярдной, которое находилось в его собственности. Получив деньги, Фельдман начал делать ремонт «Скобы» и постепенно выплачивал кредит. По договору, подписанному сторонами, механизм выплат был следующий: в первую очередь Фельдман погашал основную сумму займа, тем самым уменьшая проценты, которые распределялись на оставшуюся к оплате сумму. В 2009 году банк внезапно изменил порядок выплаты кредита с основной суммы на проценты.

Зачем Сергей подписывал это соглашение — неясно, остаётся лишь полагать, что он понимал, что делает; в суде, по крайней мере, никаких протестов по поводу конкретно этого эпизода у него не возникало, он не отрицал аутентичности своей подписи на документе. В сущности Фельдман, выплатив половину основной суммы кредита, вдруг начал выплачивать проценты, которые формируются из тела кредита. Это позволяло банку немного больше зарабатывать на процентах от займа.

После 2008 года со «Скобой» начались проблемы: ходоков от инстанций становилось всё больше, да и кризис тогдашний сказался на доходах. В связи с этим появились проблемы с выплатой кредита банку. Реакция последнего не заставила себя ждать: на Фельдмана подали в суд за просрочку выплат. Параллельно, по договору, банк начислял пени и штрафы. В суде Фельдману выставили сумму, которая в разы превышала его задолженность.

До некоторого момента он защищал себя в суде сам, поскольку все бумаги были у него на руках и он чувствовал себя уверенно. По ходу дела банк предоставлял всё больше бумаг с одинаковой датой и подписями, но разным текстом. Впоследствии появится подозрение, что юристы банка фальсифицировали некоторые документы. Фельдману становилось всё сложнее разбираться в процессе. Его уверенность дала трещину, он обращается в компанию «Legal MH Consulting» к юристу Юлии Ермаковой.

VI.
Посмотрев бумаги, Ермакова узнала, что в 2011 году Фельдман брал ещё один кредит на сумму 226,4 тыс. долларов США. Выплата по этому кредиту была ещё одной претензией банка. Не совсем понятно, как этот кредит вообще мог быть выдан, ведь в правилах банка указывается невозможность получения такой большой суммы при условии невыплаченного предыдущего займа. Но дело даже не в этом. Дело в том, что Сергей Фельдман этих денег никогда не получал. По его утверждению на суде, подпись под договором о втором кредите не принадлежит ему. В этом уверен и сын Сергея, Артём Фельдман. На запрос о предоставлении договора по поводу выдачи кредита, банк начал сыпать бумагами, у которых не совпадали то дата, то название, не говоря уже о банальных юридических, фактических и других ошибках. Но подпись Фельдмана на бумагах стояла. Подлинность подписи до сих пор уточняется.

В сложившейся ситуации с путаницей в документах, которую создавал банк, и ниоткуда взявшемся кредите Фельдману не оставалось ничего другого, кроме как ждать реализации залога, то есть самой бильярдной. Проведя в 2013-м оценку ещё по реализации первого (почти выплаченного) кредита, эксперты оценили помещение площадью более 400 кв. метров на сумму 21 млн. рублей. Этой суммы хватало, чтобы полностью погасить любые задолженности банку.

Совершено неожиданно «Стелла-банк» без внятных на то причин останавливает реализацию залога, продолжая начислять пени за просрочку. Через год ожиданий и взысканий штрафов с Фельдмана банк подает в суд заключение, где заложенное помещение в центре города, на основании новой экспертизы оценивается в 13,5 миллиона рублей. «Новая» оценка помещения, по словам Фельдмана, просто не могла состояться.

Оценщик может попасть в помещение только с судебным приставом, ключи же хранятся у третьего лица. Эксперт провел свою оценку на основании тех данных, которые имелись на 2006 год, именно тогда, когда Фельдман впервые обратился в банк. Однако же тогда был указан стройвариант, который как раз благодаря первому кредиту был отремонтирован и расширен Сергеем, увеличив соответственно стоимость помещения (на основании независимой экспертизы проведенной Фельдманом) до 27 миллионов рублей. На основании того, что «изменился рынок», залог был ещё раз уценён уже до 9 миллионов.

За всё это время, пока шли оценки и экспертизы, Фельдману начислялись проценты за просрочку. Подключился и ТСЖ, подав в суд за неоплату коммунальных услуг помещения, которое является опечатанным и никак не функционирует. Затем налоги на недвижимость и, наконец, — угон приставом машины Фельдмана прямо из-под окон его дома. Как выяснилось позднее, справку об аресте имущества ему просто не предоставили.

* * *

Постоянные суды, неудачи в них, вечно закрытые двери и очевидная ангажированность суда и других структур вплоть до ЖКХ разом ударила по Фельдману. Все, кто мог хоть как-то помочь вмиг стали враждебны. Рука руку, как говорится — моет. Друзья Сергея интересовались, не нажил ли он влиятельных врагов; единственными врагами Фельдмана оказались его упорство и фанатичное стремление к справедливости.

Просто кто-то вдруг решил задавить человека, не оставив ему ничего. Фельдман  заранее знал как поступит: записка, найденная на месте убийства и разосланная бывшей жене и родственникам была написана за два дня до смерти. В ней были указаны цены и номера похоронных агентств, воля о захоронении. У себя дома на столе он оставил стопку водки, накрытую куском хлеба, а рядом — ещё один экземпляр записки и решения суда.

Очередная жертва бессмысленной системы, Сергей Фельдман, по словам друзей, говорил, что хочет быть «добропорядочным буржуа — платить налоги и жить нормально». Меньше всего он хотел быть «бесправной скотиной». Теперь уже, конечно, не будет.

Автор: Алексей Шандра, The Slump

Читайте также: