Ментовские байки. «…Причинен оральный и физичиский вред…»

В журнале учете приема граждан запись: «гр-ка ХХХХ, в графе «кратко причина обращения» указано: «очередной прилет инопланетян». В графе «принятые меры»: «организована встреча, проведена беседа, взято на л.контроль». Цитата из протокола осмотра : «Автомобильные аудиоколонки яйцеобразной формы»…

Из протокола допроса: »…подозреваемым оказался мужчина, который был описан медицинской сестрой»

Во времена печатных машинок лично видел постановление о признании потерпевшим, в котором было написано: «Принимая во внимание, что (Ф. И. О.) причинен оральный и физический вред…»

Служил-не-тужил один армянин в погранвойсках (на КПП) прапорщиком… Жена его на рынке приторговывала. Возможно, на семейном совете было решено направить бравого прапорщика погранвойск для продолжения службы в МВД. В общем, пришел он в отделение кадров, заполнил анкетки… В графе «ученая степень» честно написал — «прапорщик»! Год походил в милицейской форме — сдался, так как не мог смириться с тем, что нужно много всяких-разных бумажек писать… Вернулся в погранвойска — заведует продовольственным складом…

Сегодня держал в руках анкету одного кандидата на службу. В графах про род занятий родителей он написал «дома хозяйка» и «дома хозяин». Я минут пять ржал.

Это еще что! Был тут у нас один кандидат в ППС, анкету заполнял:

Имеете ли вы ученую степень : Механизатор.

Отношение к воинской обязанности : Положительно.

Отец — Такой-то, место работы — водитель продуктов.

Брат — такой-то, охранник перекрестка.

Но апофеоз — когда заявление писал — «ЗАЕБЛЕНИЕ».

Пасли как-то злодея, надо было уточнить его данные, но было известно, что он должен был проехать через один пост ГАИ. И опера, заранее приехав на этот пост, попросили помочь гаишника, вроде:

— Нужно тормознуть машину такую-то, с такими-то номерами, и содрать все данные водителя. Понял?

— Понял, о чем речь, не первый год палкой махаю!

Ну, опера в кусты и ждут. Действительно, гаишник тормознул нужную машину, грамотно поговорил с водителем, докопался до всего, чего только можно было. И, как и было велено, отпустил его. Сыщики подходят:

— Ну как, получилось?

— Конечно, обижаете, вот ваша доля! — и протягивает операм 200 рублей.

— ??? А данные водителя?

— Какие данные?

— Мы ж тебя просили с его документов данные содрать!

— Ничего не знаю, вы сказали – «содрать!» — я содрал… А чё вы злитесь-то? Мало дал, что ли?

Черный юмор. Выехали на труп, дежурка передала, что, возможно, криминальный. Едем понурые, «мокруху» отрабатывать никому не охота. Злее всех опер Ероха. Заходим, смотрим – оказывается, рядовая скоропостижка; дедушка чинно на кровати лежит, родни полно, как положено. И тут Ероха от обилия переполнивших его эмоций выдает: «Эх! Скоропостижка! Ху..ня же!» — и радостный выскакивает из квартиры. Родственники в ауте, занавес…

2000-й год. РУВД. Вечер. Сидим я (опер УгРо), два опера из ОБОП и следователь — у последнего в кабинете. К нам неделю как назначили нового дознавателя. Только окончил ВУЗ и с распределением к нам попал. На первое впечатление он нам показался немного странным. Ну вот как-то так получилось, все мы вчетвером с «табельками». И вдруг в дверь стучится и заходит тот самый зеленый – мол, узнать кое-что у следака. И, как ни странно, я уловил его завистливые взгляды на наши «железки». Спустя две минуты я спросил: «Слышишь, а почему ты без «железки» бегаешь?». Этот вопрос как-будто подарил ему вторую жизнь.

У него зажглись глаза, появилась уверенная улыбка. «А как? Я очень хочу. Оружие — это моя мечта», — сказал он. И тут опер УБОПа, Тофик, сказал ему: «Давай так: бери бумагу и напиши рапорт на имя начальника. Пиши: я такой-то, такой-то, работаю на такой-то должности. В органах ВД пять с половиной суток. Но, не взирая на это, и учитывая то, что я метко и очень элитно стреляю из огнестрельного оружия, прошу выдать мне табельный оружие марки ПМ. Беречь и заботиться о нем гарантирую. В случае чего, понести наказание я готов.» Пацан быстро, аккуратно и собственноручно пишет рапорт. Естественно, ребята сообщают ему, что копий надо сделать 4. Так как один пойдет в МВД, другой — в ГУВД, а третий надо повесить на доску, что справа от входа в Управление. Далее ребята сообщают ему, что перед тем, как отнести рапорт к начальнику, надо, чтоб на обратной стороне рапорта значилось, что с ним ознакомились и подписались все опера ОУР, ОБОП и ОБНОН.

А так же старшие инспектора ОГАИ и ОВИР. Бедный пацан за полтора часа собирает все подписи! Естественно, все участники заранее были информированы. И спустя некоторое время с рапортом в руках малец врывается к нам в кабинет. И с радостным криком «Все подписали!» отдает рапорт сотруднику, на что он посылает его в дежурную часть, чтоб напоследок подписался еще и начальник дежурной части. И вот информированный нач.деж. сообщает несчастному, что на данный момент ПМ-а нет в наличии, но он может ему выписать АК-74, если он поменяет рапорт и укажет там вместо ПМ-а автомат АК. Пацан снова врывается в кабинет к нам и, торопясь, составляет новый рапорт: «Я такой-то, такой-то, работаю на такой-то должности.

В органах ВД 5 с половиной суток. Но, не взирая не это, и учитывая то, что я метко и очень элитно стреляю из огнестрельного оружия и то, что на данный момент в управлении нет в наличии ПМ-а, прошу выдать мне табельный автомат АК-74 (со штык-ножем). Беречь и заботиться о нем гарантирую… Понести наказания готов». И снова автографы у всего управления, копия рапорта к доске, что слева у входа, и обратно к нам. Мы его посылаем к нач.дежу, и он, расписываясь, сообщает, что последняя инстанция-это начальник. И как раз в этот момент сообщают о крупном разбое, и все управление выезжает на м/п. А этот новичок бежит к шефу и отдает свое заявление ему. Представьте, мы давно всем управлением к нему в кабинет не собирались… Начальник сначала орал, но потом смеялись мы долго…

Хотите верьте, хотите — нет. Аналогичное мы проделали с таким же новеньким опером (с «гражданки»). Правда, до АК-74 мы не додумались, а посоветовали ему написать рапорт на получение «маузера (из конфиската)».

Из протокола осмотра места происшествия:

— Входная дверь в комнату оббита металлическим листовым железом;

— от калитки к дому ведет дорожка шириной 1.5 м, длиной 8 м. Вся дорожка в следах изнасилования.

Я, начинающий СМ, беседую с потерпевшим по карманной краже, уговариваю его вспомнить обстоятельства: как, кто мог совершить преступление и т.д. Потерпевший — маргинального вида мужичок, на все вопросы отвечает: «Не знаю…», «Не помню…» В это время в кабинет входит зам по опер РОВД, суровый дядька, и показывает мне знаками: мол, продолжай, сынок, беседу. Я, вдохновленный его присутствием, опять начинаю задавать вопросы: где, когда и как? «Терпила» снова блеет: не помню, не знаю… Неожиданно он получает звонкую оплеуху от зама по опер, далее следует тирада о том, что попал он, как ХХЙ в рукомойник, и что здесь он вспомнит все — и убийство Кеннеди в том числе… Я, мягко сказать, опешил… Зам зам по опер. поворачивается ко мне и спаршивает: «Кто это? Откуда доставили?» Я объясняю, что потерпевший по карманной краже, обратился сам… Зам посоветовал мне заниматься дальше и вышел из кабинета…

Терпила тоже стал мне объяснять, что у него еще масса дел, что не до заявления, что напишет его в следущий раз…

Работал в райотделе следак по имени Федя. И не шло у него никак с начальником СО, не любили они друг друга. И вот сидит как-то Федя вечером на работе, печатает обвинительное, ну и бодрит себя пивком под это дело. А в то время у нас было всего одно ФМ-радио на всю округу – «Русское». И там программа идет по заявкам – «Презент», что ли. Федя туда дозвонился и говорит: «Прошу передать для моего любимого начальника (называется фамилия, имя, отчество) песню «Я убью тебя, лодочник!». Так как «Русское радио» на всю округу одно, то Федю слышит почти весь РОВД. Финал истории был печален…

Заходит в кабинет, набитый коллегами, молодой следователь и громко так спрашивает: «Мужики, у кого есть методика изнасилований?»

Вышло так, что нужно было провести очную ставку между злодеем и свидетелем. А свидетель находился в местах не столь отдаленных. Приезжаем мы в эти места, я через оперчасть начинаю «пробивать» проведение следственного действия. Вопрос вроде начал решаться, и я пошел на улицу, где меня ожидал злодей. Ждали мы еще минут 15, а отбывающего наказание свидетеля никак не вели… И тут терпение злодея иссякло. Глядя мне прямо в глаза, он достал мобильный телефон, набрал номер и произнес в трубку — «Алле, это снова я! Мы тебя уже заждались, ты там найди опера, или кого там еще… Пусть тебя в оперчасть приведут».

На «02» звонит мужчина и дрожащим голосом сообщает, что на оживленном перекрестке, в центре города, практически у входа в магазин, мужчина насилует женщину, и они лежат на тротуаре у проезжей части. При этом, со слов информатора, рядом стоят граждане и наблюдают данное шоу. В ДЧ немая сцена — каждый представляет себе эту картину…

На место направляем экипаж, по станции объясняем причину. По прибытии, минут через 10, сообщают, прерываясь от истерического хохота, что «износа» нет, а имеет место случай эпилептического припадка у женщины, а прохожий оказывает ей медпомощь. Вокруг стоят граждане-советчики.

Прежний начальник УВД Тверской области носил фамилию Кузнечик. Как-то генерал-майор Кузнечик прогуливался вечером по набережной, где незадолго до этого произошел разбой. СОГ еще не приехала. А потерпевшего и место проишествия охраняли два сотрудника ППС. Генерал решил выяснить, в чем дело, и подошел с соответствующим вопросом к ППСникам. Они явно были не расположены беседовать. Ну он и спросил на свою голову — что тут происходит? ППСники ему: мол, кто ты такой, чтобы тут расспрашивать? Генерал опешил и не нашел ничего лучшего, как представиться: «Я — Кузнечик». А ППСник ему: «Ну, ты, кузнечик, прыгай отсюда… »

Самым шикарным отказным был — отказ по 111-й, «за ненадобностью». А дело было так. Местный алкоголик и гастарбайтер из Молдавии распивали… Что-то не поделили, и молдаванин отбил алкашу яйца. Бедолагу госпитализировали, из больницы пришла телефонограмма. Материал есть, а молдаванина – нет: уехал домой. Если возбудить дело сразу, то в два месяца уложиться будет проблематично, а отсрочку не дадут. И нужно время, чтобы его оттуда приволочь (хотя была информация, что сам приедет через месяц — полтора). Опера пришли к замначу следствия с просьбой написать «отказной» или потянуть время. Итогом трудов стал «отказной» следующего содержания: поскольку потерпевший — алкаш (справка из НД прилагалась) и вообще — асоциальный элемент, который не сможет заботится о потомстве — детей ему заводить противопоказано. Соответственно, данный орган ему не нужен. Учитывая вышеизложенное и руководствуясь… отказать в возбуждении уголовного дела.

Прокурор, читая этот отказной, напоминал светофор (красный – желтый, с прозеленью). Последующую тираду воспроизвести невозможно в силу того, что она была построена на междометиях. В итоге дело возбудили. Но, правда, осталось оно «висяком», поскольку опер, поехавший в Молдавию, «орла» притащить так и не смог…

«УК»

Читайте также: