Атака на авианосец : ядерные хиппи из СССР

Простой матрос был свидетелем того, как карибский кризис едва не окончился ядерной войной. Свидетелями и участниками тех событий вселенского масштаба были простые люди – такие, как военный моряк Сергей Степанович Махорт. Никогда – ни до, ни после – мир не стоял так близко к ядерной катастрофе, как в дни Карибского кризиса. Войну могли начать командиры не самого высокого ранга… Но именно тогда, 45 лет назад, в двухполярном мире удалось нащупать стабильность. Был достигнут баланс, и руководители двух мощнейших в мире враждебных друг другу государств остановили сползание в апокалипсис.

В своих мемуарах Хрущев написал, как в болгарской Варне маршал Малиновский открыл ему глаза: ракеты с расположенных на территории Турции военных баз США смогут поразить Харьков за 5-6 минут, а Москву — за 10 минут. Тут же был придуман ответ — разместить советские ракеты и войска на Кубе, чтобы и до Вашингтона с Нью-Йорком можно было добить за 10 минут. Немалую роль в этом решении сыграло недавнее испытание водородной бомбы. СССР сделал это первым в мире.

Получить согласие Кастро на размещение советских ракет было проще простого. Восторженный коммунистический неофит Фидель Кастро, выходец из одной из богатейших семей в стране, еще пару лет назад, в начале своего правления, имевший весьма смутные представления, как о коммунизме, так и о социалистической системе хозяйствования – теперь был готов на всё. И даже на то, что в случае начала ядерной войны из-за этого самого размещения весь кубинский народ будет физически уничтожен.

Уже 24 мая 1962 года на заседании Президиума ЦК КПСС было принято подписанное всеми без исключения членами Президиума решение об отправке на Кубу ядерных ракет средней дальности и ядерных артиллерийских снарядов. А также войск прикрытия и обеспечения.

Ядерные хиппи из СССР

С этого дня СССР начал тайно перебрасывать на Кубу судами торгового флота ракеты, военную технику и войска. Танки, БТРы, БМПшки, САУшки маскировались под экскаваторы, бульдозеры, уборочные комбайны. Войска – солдаты и офицеры – были одетые в одинаковые штатские футболки и брюки. Тогда для маскировки солдатам и офицерам предписали отращивать волосы, усы и бороды. Впрочем, за недостатком времени сделать этого толком и не удалось. К октябрю 1962 года численность советских войск на Кубе достигла 40 000 человек. Чуть ли не караванами шли пароходы со странными ящиками на палубах.

Наплыв на Кубу огромного потока коротко стриженых советских туристов, конечно, не прошёл мимо внимания заинтересованных ребят из Лэнгли. Да и антикастровское подполье было ещё далеко не разгромлено. На Кубе продолжалось вооружённое сопротивление режиму пламенных братьев Кастро в горах Эскамбрая. С «острова Свободы» в США шел поток разведывательной информации.

С лета 1962 года советские торговые суда стали сопровождаться военными кораблями США. Но тут же оказалось, что и наши пароходы идут океаном до Кубы не в одиночку, а под охраной ядерных подводных лодок. При первых же попытках американских эсминцев вплотную приблизиться к судам для их досмотра наши подлодки всплывали на перископную глубину. И открыто выполняли враждебные маневры, вставая против американских кораблей в положение атаки.

Началась откровенная война нервов.

Сначала они сдали у американцев. В один из дней второй половины октября на стол президента Кеннеди положили аэрофотоснимки некоторых районов Кубы. На них ясно были видны возникший в джунглях аэродром и стартовые площадки ракет. К картам прилагались секретные сводки с Кубы о том, какого типа ракеты размещены на этих площадках, и справки специалистов о тактико-технических данных (ТТД) этих ракет. Из них следовало, что на подлёт к Вашингтону и Нью-Йорку требуется не более 10 минут.

В следующие несколько дней реакция с обеих сторон основывалась не на разуме, а на рефлекторных ответах. Кеннеди 22 октября объявил о воздушной и морской блокаде Кубы и о проверке всех без исключения судов с целью недопущения поставки любых вооружений. И о приказе топить все суда, нарушающие блокаду. СССР, в свою очередь, открыто признал, что советские торговые суда будут эскортироваться советским подводным флотом, которому предписано не допускать к ним корабли третьих стран.

27 октября наступил критический день. Над Кубой был сбит американский самолёт-разведчик. Пилот погиб. В этот же день в Карибском море американский противолодочный корабль, обнаружив советскую подлодку, начал бомбить пространство вокруг неё глубинными бомбами, принуждая к всплытию для последующего досмотра. Но лодка была ядерной, и её командование чуть не приняло решения о потоплении корабля ВМС США. Только отсутствие единогласия среди командования подлодки спасло мир от начала ядерной войны.

Свидетельство матроса Махорта

Да, ее начало находилось тогда не в руках политиков высокого ранга. Начать войну могли военные в совсем не высоких званиях. А то и вовсе – разного рода случайности.

Мой знакомый, бывший военмор из Северодвинска Сергей Степанович Махорт находился тогда на ядерной подводной лодке, сопровождавшей советские торговые суда с войсками и техникой на Кубу. Он служил «срочную» радистом-акустиком, и в его обязанности входило прослушивание моря вокруг лодки на предмет обнаружения другой подлодки или корабля.

В условиях, когда подлодки сопровождали торговые суда, делать это было очень сложно из-за наличия шума от двигателей и винтов этих судов. Всплывать же на перископную глубину командир лодки имел право только в особых случаях, когда судам грозила опасность. Тут уж лодка должна была отогнать корабли другой страны любой ценой, вплоть до применения оружия и потопления противника.

И вот в один из дней гидроакустик старшина (или матрос) 2-й статьи Махорт, как всегда сидел в наушниках возле своих приборов. И вдруг чуть ли не закричал от боли. Привычный небольшой шум в ушах с левой стороны (где располагалось советское торговое судно, эскортируемое подлодкой Махорта) вдруг резко сменился громким резким звуком, бьющим по ушам с обеих сторон. С таким за весь прошедший год службы матрос Махорт не сталкивался — ни на учёбе, ни на практике. В последние дни и недели подлодка Махорта встречала в море только корветы, эсминцы и противолодочные катера США. С шумом от них матрос уже хорошо ознакомился, и даже сразу давал приблизительное водоизмещение.

Молодой моряк тут же по внутренней связи связался с командиром лодки и возбуждённо закричал в трубку: «Товарищ командир, прямо по курсу что-то громадное – то ли скала, то ли риф, то ли банка с отвесными стенами!» В ответ услышал возмущенное: «Какой риф — мы в открытом море, под нами несколько километров глубины!». Но рёв в ушах становился всё громче и громче, и Махорт возбуждённо перебил командира: «Товарищ командир! «Оно» тоже движется – мы быстро сближаемся!»

Капитан среагировал мгновенно: «Лодку на перископную глубину!» В перископ он увидел: «оно» — это огромный авианосец США в окружении нескольких эсминцев, идущий курсом прямо на советское торговое судно. И явно намеренный сокрушить его своей мощью. Причём эсминцы, призванные оберегать авианосец от подлодок противника, не заметили из-за шума каравана советских торговых судов крадущуюся несколько в стороне подлодку. И сейчас она находилась между авианосцем и эсминцами, находясь в идеальном для нападения на авианосец положении.

Следующая команда командира подлодки также была, скорее, на уровне условного рефлекса, а не продиктована разумом. «На всплытие! Лодку в положение для атаки! Торпеды товсь!»

Советская подлодка быстро всплыла и, проделав боевой маневр, встала прямо против борта авианосца. Видимо, командир авианосца ясно понял намерения командира подлодки. Гигантский корабль выполнил какой-то совершенно нереальный маневр, но все-таки сумел отвернуть от советского торгового судна и пройти мимо него в каких-то нескольких десятках метров.

Ещё раз война на уничтожение вселенной чуть было не началась из-за действий двух не самых высоких военачальников. И лишь случайность спала цивилизацию от ее конца.

Выход из пике

Начиная с 22 октября, между США и СССР шли оживлённые переговоры на высшем уровне. После того, как 27 октября произошли ЧП в воздухе и море, Кеннеди выдвинул ультиматум – или до утра следующего дня «Советы» дают ответ, что они уберут ракеты и войска с Кубы, или американцы утром покончат с войсками и ракетами самостоятельно – разбомбив их. Причём, когда в СССР согласились на вывод войск и ракет с Кубы, времени на ответ по обычным дипломатическим каналам уже не осталось. Тогда решили дать ответ по открытому радио. Когда секретарь ЦК КПСС Ильичёв ехал с секретным текстом на радио, машина попала в пробку. Так что уничтожение земли чуть не состоялось из-за банальной – и совсем тогда не частой в Москве — пробки на дороге! В здании радиокомитета Ильичёв, забыв про свою степенность, в буквальном смысле слова бежал по коридорам к микрофону. Но всё-таки успел, и вовремя передал текст по радио.

Благополучный финал этой истории кажется нелогичным. СССР убрал ядерное оружие с Кубы – и все. На самом деле выход из ситуации был паритетным. США тоже убрали свои ракеты – больше 100 – из Турции. Но Кеннеди в виду приближающихся выборов уговорил Хрущева об этом не сообщать. Потом Кеннеди убили, а Хрущева сняли, и внешнеполитический успех СССР остался не замеченным мировой историей.

Сергей ВЕРЁВКИН , Наше время

Читайте также: