Ментовские байки: наша служба и опасна, и… смешна

Кто бы мог подумать, что милиционеры могут шутить и подсмеиваться над собой и коллегами. Что они часто попадают в самые нелепые и юморные ситуации. Служебными курьезами делятся менты. Как менты «молодого» гоняли

РУВД. Вечер. Сидим — я (опер угрозыска), два опера из ОБОП и следователь в кабинете. К нам всего неделю как назначили нового дознавателя. Только окончил школу милиции и по распределению к нам попал. На первый взгляд он нам показался немного странным. Ну, вот как-то так получилось, что все мы вчетвером — с «табельками» (табельным оружием). И вдруг в дверь стучится и заходит тот самый «молодой» — узнать кое-что у следака. Я заметил, с какой завистью в глазах поглядывал он на наши «железки», возьми да и спроси: «Слышь, а почему ты без «железки» бегаешь?». Этот вопрос как будто подарил ему вторую жизнь. У него зажглись глаза, появилась уверенная улыбка. «А как? Я очень хочу. Оружие — это моя мечта», — сказал он. И тут опер УБОП Толик говорит ему: «Давай, бери бумагу и пиши рапорт на имя начальника. Пиши: я такой-то, работаю на такой-то должности. В органах внутренних дел пять с половиной суток. Но невзирая на это и учитывая то, что я очень метко стреляю из огнестрельного оружия, прошу выдать мне табельное оружие марки ПМ. Обязуюсь беречь и заботиться о нем. Ибо понести наказание я готов».

Пацан быстро, аккуратно пишет рапорт. Естественно, ребята сообщают ему, что копий надо сделать четыре. Так как одна пойдет в МВД, другая в ГУВД, а третью надо повесить на доску, что справа от входа в управление. Далее ребята говорят, что перед тем, как отнести рапорт к начальнику, надо чтобы на обратной стороне подписались все опера отдела уголовного розыска, отдела по борьбе с оргпреступностью и незаконным оборотом наркотиков. А также старшие инспектора ГАИ и ОВИР.

Бедный пацан за полтора часа собирает все подписи. Естественно, все участники заранее были информированы, и никто ему слова не сказал. Через некоторое время с рапортом в руках врывается в кабинет к нам. И с радостным криком «Все подписали!» отдает рапорт Толику, а тот посылает его за подписью к начальнику дежурной части. И вот информированный начальник дежурки сообщает «молодому», что в данный момент ПМ нет в наличии. Но он может ему выписать АК-74, если он перепишет рапорт и укажет там вместо ПМ — АК. Пацан снова врывается в кабинет к нам и торопливо составляет новый рапорт. И снова — автографы у всего управления, копия рапорта к доске, что слева у входа, и обратно к нам. Мы его посылаем к начальнику дежурки, и тот, расписываясь, сообщает, что последняя инстанция — это начальник РОВД. Но в этот момент поступает срочный вызов, и мы выезжаем на место происшествия. Продолжение было на следующий день. Новичок с утра бежит к шефу и отдает это заявление ему. Мы давно всем управлением в его кабинете не собирались. Начальник сначала возмущался и кричал, но потом у него начался приступ хохота, и смеялись мы долго.

Показания с пристрастием

Было это в середине 90-х годов. В кабинете у «карманников» я, начинающий сотрудник милиции, беседую с потерпевшим и уговариваю его вспомнить обстоятельства — как и кто мог украсть его бумажник. Потерпевший — маргинального вида мужичок, на все вопросы отвечает: «Не знаю», «Не помню…». В это время в кабинет входит дежурный по РОВД, суровый дядька, и показывает мне знаками, мол, продолжай, сынок, беседу. Я, вдохновленный его присутствием, опять начинаю задавать вопросы: где, когда и как??? «Терпила» (потерпевший, на милицейском сленге) снова блеет — не помню, не знаю. Неожиданно он получает звонкую оплеуху от зама, далее следует тирада о том, что попал он как кур в ощип, что здесь он вспомнит все, и убийство Кеннеди в том числе…

После этого зам поворачивается ко мне и спрашивает: «Кто это? Откуда доставили?». Я объясняю, что потерпевший по карманной краже, обратился сам… Зама из кабинета как ветром сдуло. «Терпила» тоже стал мне объяснять, что у него еще масса дел, что не до заявления, что напишет его в следующий раз. Больше я потерпевшего не видел.

Просили содрать — содрал

«Пасли» как-то злодея, надо было уточнить его данные, но сделать это тихо и незаметно. Решили попросить помощи у гаишников:

— Нужно тормознуть машину такую-то, с такими-то номерами и содрать все данные водителя. Понял?

— Понял, о чем речь, не первый год палкой махаю!

Ну, опера в кусты и ждут. Действительно, гаишник тормознул нужную машину, грамотно поговорил с водителем, докопался до всего, что нужно было, и, как и было велено, отпустил его. Сыщики подходят:

— Ну как, получилось?

— Конечно, обижаете, вот ваша доля, — и протягивает 200 рублей.

— ??? А данные водителя?

— Какие данные?

— Ну, мы тебя просили с его документов данные содрать!

— Ничего не знаю, вы сказали содрать — я содрал…

— Да ты… (и идет целый ряд отборного мата).

— А че вы злитесь-то? Мало дал, что ли?

Опознание на ощупь

Как-то случилось у нас «на земле» (районе) такое. Зимней ночью на возвращавшуюся домой женщину напал насильник. Но то ли от холода то ли по иной причине, он не смог довести задуманное до конца. Маньяк убежал, а потерпевшая смогла позвонить по телефону. Проезжавший наряд милиции в метрах пятистах задержал похожего по приметам мужчину.

В отделении милиции женщина неуверенно указала на задержанного. Он, конечно, все отрицал.

Задержанного мужика поместили в «обезьянник». Утром стало известно, что у потерпевшей сломана рука, так что дело «по телесным», а не только по изнасилованию, возбуждать придется.

Что делать? Опознание проводить нельзя, потерпевшая лица не запомнила, следов спермы не имеется. Тут женщина заявляет мне, что может опознать преступника по его… мужскому достоинству, мол, там шары были закатаны. Я ее спрашиваю: а как вы представляете опознание? А она говорит: мол, поставьте трех мужчин, завяжите мне глаза, и я на ощупь определю, который из них на меня напал… Каково?

Я тут же представил эту картину у себя в кабинете, в присутствии понятых и следователя-женщины… Ну, в итоге пришлось мне со злодеем побеседовать часа три, признался он и в этом, и еще в трех изнасилованиях. По другим эпизодам закрепили уже опознаниями, как положено.

Коротко и неясно

Из протокола осмотра места происшествия:

«В ванной кв. 14 по ул. Ремесленной, 16 обнаружен труп Панасенко, который мылся в горячей воде, употребив перед этим спиртное».

***

Запись в журнале приема граждан.

В графе «Ф.И.О» — «Гр-ка Иванова». В графе «кратко причина обращения» указано «очередной прилет инопланетян». В графе «принятые меры» — «организована встреча, проведена беседа, взято на личный контроль».

***

«Заявил г-н Пупкин… о том, что в период времени с… по… путем взлома дверных запоров было совершено проникновение в квартиру по месту жительства, откуда были похищены принадлежащие ему ветвистые рога…»

***

Из материалов УД: «В неустановленное время в неустановленном месте неустановленное лицо неустановленным способом изготовило огнестрельное оружие».

***

Развод перед операцией «Улица», сотрудник ДЧ (дежурной части) зачитывает ориентировки. Объявляет о розыске грабителя, приметы: «Была одета в черную вязаную шапочку, черные волосы…».

***

Заявление: «Начальнику ОВД Н-ского района подполковнику милиции Н.Н.Н.

Прошу привлечь Вас к уголовной ответственности…»

***

Из материалов УД: «Гражданин Е. в нетрезвом состоянии шел за гражданкой К. два квартала и нецензурно восхищался».

***

Из протокола допроса: «Принимая во внимание, что Ф.И.О. причинен оральный и физический вред…»

***

Из протокола осмотра места происшествия:

«Одна нога была согнута в колене, другая откинута в сторону, а левая — вытянута вдоль тела».

***

«Входная дверь в комнату оббита металлическим листовым железом».

Алла Дунина, «ВВ»

Читайте также: