Последнее пике Нестерова

95 лет назад русский летчик Петр Нестеров первым в мире совершил воздушный таран. Но еще до легендарного тарана штабс-капитан прославился другим воздушным «изобретением». Тысячи зрителей, собравшихся на киевском аэродроме «Святошино» осенним днем, стали свидетелями невиданного доселе зрелища.  

Самолет «Ньюпорт», управляемый штабс-капитаном Нестеровым, на высоте около 1000 метров совершил полный круговой оборот в вертикальной плоскости и продолжил полет без поперечных кренов и изменения направления. Знатоки той поры назвали это смертельным трюком, который не получит практического применения в авиации.

Время доказало, что консерваторы ошиблись. Повторение этой фигуры высшего пилотажа стало самым престижным знаком качества при проверке умения летчиков. Не зря Петр Нестеров изучал труды профессора Николая Жуковского, консультировался с ним в личной переписке, досконально совершенствовал технику пилотирования. «Мертвая петля» принесла ему всемирную славу.

Первая мировая война, конечно же, закрутила в своем водовороте и воздушного аса. Летом 1914 года в небольшом старинном городке Жовква под Львовом размещался один из штабов русской армии. Здесь же базировался и авиаотряд, которым командовал штабс-капитан Нестеров. Он и его подчиненные не раз отличились при разведке позиций противника и в бомбометаниях по неприятельским целям.

В один из дней конца августа, когда на фронте случилось временное затишье, командующий устроил бал для офицеров в местном замке. Приглашение на него получил и Нестеров, хотя напыщенные аристократы-золотопогонники не скрывали пренебрежения к этому выходцу из разночинцев. Но в то же время они его и побаивались. Очень уж самостоятелен и прямолинеен он был в суждениях, никогда не опускался до холуйского чинопочитания.

В разгар бала к командующему подбежал запыхавшийся адъютант и что-то взволнованно прошептал на ухо. Лицо генерала исказила гримаса недовольства. Осмотрев зал, он нашел взглядом того, кого искал:

– Штабс-капитан Нестеров, вы обещали покончить с австрийским «Альбатросом». А мне только что доложили, что он снова летает и ведет разведку наших боевых позиций. До каких пор это терпеть?!

– Господин генерал, но ведь у него самолет в три раза больше моего, да и мощность двигателя несравнима с моим «Мораном».

– Вы слышите, господа, – сказал гневно генерал, апеллируя к залу, – и это говорит наш герой «мертвой петли»! Хм, наверное, вас, штабс-капитан, перехвалили.

– Даю слово офицера, – побледнел Нестеров, – австрийский барон больше над нашими позициями летать не будет!

Отдав честь, он стремительно повернулся к двери и вышел из зала.

Это были не пустые слова. В планшете штабс-капитана уже лежали детальные расчеты и схемы будущей воздушной дуэли.

В то время самолеты еще не были вооружены пулеметами. Поэтому Нестеров задумал таран.

После набора высоты русский летчик подобрался сзади к австрийцу, совершавшему очередной круг над городом. На фоне огромного «Альбатроса» его «Моран» выглядел игрушечным. Но Нестеров знал, что делать. Пропеллер его самолета врезался в крыло противника. От этого удара вырвался двигатель «Морана», и самолет стал падать вниз. Австриец же продолжал лететь! Но это были лишь мгновения. Перейдя в крутое пике, он врезался в землю…

Этот день стал последним в жизни русского летчика, совершившего беспримерный ратный подвиг, позже названный «тараном Нестерова». Так Петр Николаевич еще раз вписал свое имя в историю мировой авиации.

В 1984 году, к 70-летию гибели Нестерова, возле села Воля-Высоцкая Львовской области был сооружен мемориальный комплекс. 45-метровую стелу, облицованную черным мрамором, увенчал выходящий из крутого виража стальной самолет. Неподалеку открылся дом-музей, в котором были собраны уникальнейшие экспонаты. Тысячи и тысячи экскурсантов с благоговением читали на гранитной плите: «На этом месте 8 сентября (26 августа) 1914 года в воздушном бою, впервые в истории авиации применив таран, геройски погиб славный сын русского народа, выдающийся военный летчик, основоположник высшего пилотажа, первым в мире выполнивший «мертвую петлю», Нестеров Петр Николаевич. Вечная слава герою!»

Казалось, этот известный туристам многих стран уникальный комплекс будет существовать всегда. Увы, в пору «самостийности» он превращен в руины, словно ожесточенные сражения проходили здесь лишь вчера. Музей полностью разграблен, от него остались лишь стены. Гранитная стела лишилась и плит из черного мрамора, и барельефа воздушного аса. Вырублены вечнозеленые ели. Тщетно искать теперь и плиту с напоминанием потомкам о подвигах летчика. Зрелище угнетающее! Местные старожилы рассказывают, что все сделано по указанию властей, так как в нынешней Украине вредна пропаганда «какого-то москаля»…

А в райцентре, десятки лет носившем имя Нестерова, но переименованном «новыми» украинцами в Жовкву, на том же самом постаменте, где был памятник Петру Николаевичу, теперь возвышается скульптура основателя Организации украинских националистов (ОУН) Коновальца. Большего кощунства представить невозможно. Поистине беспамятство и варварство идут рядом.

Юрий Кириллов, ТРИБУНА

Читайте также: