Невидимые сети квартирных аферистов

Количество граждан без определенного места жительства (или попросту бомжей), к сожалению, не уменьшается. Оставшись по тем или иным причинам без крова и средств к существованию, они постепенно деградируют, скатываются на дно жизни. Но за каждой исковерканной судьбой своя трагедия. Большинство бездомных — жертвы квартирных мошенников. И от подобной участи не застрахован ни один владелец квадратных метров, даже если он семи пядей во лбу. Вопрос лишь во времени, квалификации преступников и некоторых деталях… 

Жилищные аферы мы бы разделили на два основных типа: инициированные совладельцами квадратных метров (супругами, родственниками) во время бракоразводных процессов, принятия наследства, отчуждения; заранее спланированные нечистыми на руку дельцами брокерских и нотариальных контор.

В первом случае жертвами могут стать граждане среднего достатка и обеспеченные. Во втором — злоупотребляющие спиртными напитками, наркозависимые, признанные частично недееспособными, одинокие старики. И просто обладатели жилья, не разбирающиеся в юридических тонкостях, квартира которых приглянулась аферистам.

Главное, о чем следует помнить владельцам и совладельцам недвижимости, — оригиналы правоустанавливающих документов должны храниться в недоступном для посторонних лиц месте. С каждого на всякий случай следует сделать нотариально заверенную фотокопию.

Любая преступная сделка начинается с кражи, незаконного изъятия, уничтожения или пропажи бумаг, подтверждающих право собственности (свидетельство, технический паспорт), паспорта гражданина Украины, идентификационного кода.

Разумеется, изъять документы у деградировавших граждан несложно. Изначально к ним втирается в доверие специальный человек, заводит «теплые дружеские» отношения, попутно выясняя местонахождение нужных для последующей аферы бумаг, доводит клиента «до кондиции» и крадет их. Что касается паспорта и кода — достаточно снять с них ксерокопии (позже прилагаются в регистрационное дело у нотариуса и в бюро технической инвентаризации) и вернуть лоху обратно. На этом этапе начинает работать мошенническая схема. Быстро изготавливается справка БТИ, необходимая при совершении сделки и подтверждающая соответствие жилых помещений техническому паспорту. По процедуре такое действие производится после подачи заявки в БТИ, оплаты услуг техника, который обязан лично осмотреть жилье.

В подобных случаях нужная справка может быть составлена и без «выхода» названного работника.

Далее действие перемещается к нотариусу. Отчуждение (продажа, дарение) осуществляется либо от имени ничего не подозревающего, но якобы лично присутствующего у нотариуса владельца (его подпись на договорах подделывается), либо от имени доверенного лица. Доверенность якобы с добровольного согласия владельца имущества на участника коррупционной схемы уже была сделана этим же или другим карманным нотариусом. Для чего использованы ксерокопии кода и паспорта «клиента».

После нехитрых и, к сожалению, ставших привычными манипуляций возникает договор купли-продажи или дарения. Расчет производится в полном объеме в нотариальной конторе. Оригинал полученного документа, технический паспорт на приобретенное жилье, копии паспорта гражданина и кода подаются в БТИ для регистрации в реестре имущественных прав.

После получения свидетельства на право собственности «покупатель» становится хозяином недвижимости. А через несколько дней после сделки армия бомжей пополняется «кинутыми». Они долго не могут понять, что именно с ними произошло. И не имея моральных и финансовых возможностей, даже «не дергаются». Другие, как правило, окунаются в бесперспективные судебные разбирательства, годами обивают пороги милиции и прокуратуры.

Обманутыми зачастую бывают не только те, кто лишился жилья, но и те, кто имел неосторожность купить квартиру у аферистов. К такой категории относится недвижимость, которую мошенники вначале изымают у предыдущего обманутого владельца и пускают в преступный оборот. С этой целью фабрикуется несколько комплектов технических паспортов и справок БТИ. Одновременно заранее подыскиваются несколько желающих приобрести именно эти квадратные метры.

Далее, получив деньги от одного покупателя, мошенники организовывают сделку со следующим уже у другого нотариуса в то время, пока предыдущий еще не зарегистрировал свой договор в БТИ (не стал хозяином). А предыдущий нотариус «случайно» не внес сделку в нужную электронную базу Министерства юстиции. Поэтому владельцем до момента государственной регистрации по базе данных числится все тот же продавец.

Подобный «бизнес» процветает, число пострадавших от рук мошенников увеличивается, но юридических оснований привлечь кого-либо к ответственности нет. Поскольку следующий нотариус проверяет лишь принадлежность имущества продавцу по реестру, устанавливает личности участников сделки и их дееспособность.

Бывает и по-другому: человек продал все, что у него есть, часть суммы занял, купил однокомнатную квартиру в Днепровском районе г. Киева, заплатив 320 000 гривен.

С необходимым пакетом документов новоиспеченный владелец (вернее, считающий себя таковым) обратился в БТИ для получения свидетельства на право собственности. В итоге выяснилось — гражданин остался и без квартиры, и без денег. Оказалось, в схеме задействовали ранее утерянный паспорт. Фотографию мошенники, естественно, переклеили. Липовый продавец Заблуда Марина Викторовна (запомните это имя!) после продажи уже была «вне зоны досягаемости». По закону, нотариус не обязан проверять, числятся паспорта участников сделок в реестре утерянных или нет.

Если вас угораздило попасть в сети квартирных аферистов, обращайтесь в программу «Коррупция по-украински». Нередко журналистское расследование оказывается более действенным, чем обращение в суд и правоохранительные органы.

Наталья Сидорова, ВВ

*****

На юге страны орудовала жестокая бригада охотников за недвижимостью

В течение двух лет криминальная группа Григорьева вела беспрецедентное наступление на собственников жилья. Захваченные квартиры бандиты продавали через созданное ими агентство недвижимости.

ЗЛОУМЫШЛЕННИКИ выискивают и применяют все новые, более изощренные способы завладения вожделенными квартирами и частными домами. Вот что случилось в Николаеве. В квартире дома №15 по улице Красных Маевщиков на полу кухни был обнаружен труп Валентина Долгорукова (здесь и далее фамилии потерпевших изменены из этических соображений).

Спустя некоторое время в камере мусоросборника подъезда дома №38а по улице Лазурной дворник наткнулся на обгоревший труп неизвестной молодой женщины (позднее выяснили ее фамилию — Прокопенко). А потом в поселке Малая Корениха, возле причала на реке Южный Буг, всплыла большая сумка, а в ней — женский труп с размозженной головой. Сотрудники угрозыска установили личность погибшей. Ею оказалась Галина Ивановна Пекарь, прописанная в доме №24б по улице Лазурной.

Казалось бы, какая может быть связь между этими преступлениями. В ходе расследования было установлено, что все жертвы слишком необдуманно отнеслись к решению своего квартирного вопроса.

Итак, первое дело. Сыщикам стало известно, что из колонии освободился Дмитрий Пекарь, сын убитой женщины, чей труп всплыл в Южном Буге. Вернувшись домой из тюрьмы, Дмитрий увидел, что в его квартире живут чужие люди. И те заявили ему: они купили ее на законном основании. Возмущенный мужчина пошел в милицию, объяснил ситуацию. Следователь стал распутывать эту историю… Ему помогло то, что Дмитрий вспомнил и рассказал важный эпизод.

Где-то за полгода до его освобождения к нему в колонию приезжали несколько мужчин и уговаривали его оформить доверенность на продажу квартиры матери. Та, мол, тяжело больна, и ей срочно нужны деньги на лекарства. Вот и хочет она продать свою квартиру в городе, а взамен купить дешевый домик в одном из пригородов Николаева. Но для формальности им нужна от Дмитрия нотариально заверенная доверенность, чтобы лучше распорядиться его долей жилой площади. Приезжие «благодетели» нашли ключик к сердцу Дмитрия, пообещав привозить ему в зону продукты питания, сигареты, одежду. Клюнув на эту дешевую приманку, Дмитрий подмахнул бумаги.

Своим необдуманным поступком он собственноручно подписал приговор матери, которую эти «добренькие» дяди убили. К тому же Дмитрий так и не дождался обещанных передач от них. Зато он вспомнил, что уже, будучи на свободе, мельком видел одного из этих «благодетелей». И он вроде занимается посредничеством при купле-продаже жилья.

Вскоре сыщики установили личность этого риэлтора, им оказался Вадим Григорьев, 1977 г. р., ранее судимый. Ему ничего не оставалось, как признаться в организации синдиката смерти, назвать сообщников.

ЖИЛЬЕ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ

Выйдя на свободу после отбытия очередного срока, Григорьев быстро сориентировался и решил подзаработать деньжат на ниве квартирного бизнеса. Как-то он узнал, что некий Мамонтов, проживающий на улице Карпенко, сильно пьет. У Григорьева возник план завладеть двухкомнатной квартирой Мамонтова. Вначале он пришел к нему и предложил продать ему жилье, но тот отказался. Однако Григорьев был настойчив и для выполнения своего хитрого плана нашел себе подельника. Им стал 46-летний частный предприниматель Виктор Узлов, который был коллекционером антиквариата и мечтал со временем открыть собственный ломбард. Он то и предложил Григорьеву действовать более тонко.

Эти двое пришли к Мамонтову и снова предложили ему продать свою квартиру. Пообещав взамен купить однокомнатную, а разницу отдать Мамонтову на руки. Того подобный вариант устраивал, и он согласился. А двое мошенников сработали весьма оперативно. Налив клиенту стакан водки, привезли его в офис частного нотариуса и здесь, без лишних хлопот, оформили доверенность на приватизацию квартиры, а заодно и купчую на имя Григорьева. Через неделю это жилище было приватизировано. А потом Григорьев и Узлов на одной из товарных бирж оформили продажу этой недвижимости. А для Сергея Мамонтова всего на три месяца сняли жилье в одной из многоэтажек на проспекте Мира.

Зато такая удачная операция вдохновила Узлова на новые авантюры. Он узнал, что некий Шерстюк ищет деньги в долг для ремонта автомобиля. Найдя этого человека, Узлов предложил ему дать доллары взаймы под залог бабушкиного дома. Бабушку привезли на одну из товарных бирж, где она вместо договора залога подписала… купчую на собственный дом. И тут покупателем выступил все тот же Вадим Григорьев.

Затем криминальная группа вступила в преступный сговор с ранее судимым Арсеном Ушаковым, который работал на бирже. В квартирном «бизнесе» решил поучаствовать и некий николаевец Николай Цыганенко. И процесс пошел. А чтобы его упростить и главное — ускорить, бригада начала убивать владельцев жилья. И создала свое агентство недвижимости.

Первой жертвой стал 50-летний Валентин Долгоруков, инвалид детства. Узнав о его слабости к горячительным напиткам, злоумышленники стали приезжать к нему домой с выпивкой и закуской. За взятку, которую аферисты дали одному из заместителей директора универсальной биржи, они по документам стали владельцами квартиры Долгорукова. А потом решили ликвидировать инвалида и преподнести это как несчастный случай. В очередной раз явившись к Долгорукому, бригада напоила его водкой до беспамятства. Затем в вену бедолаги ввели смертельную дозу опия.

Вскоре была найдена очередная жертва. Григорьев узнал, что некая Галина Пекарь решила продать свою квартиру по улице Лазурной. Он пришел к ней домой с бутылкой водки и… молотком. Дождавшись, когда хозяйка повернется к нему спиной, Григорьев несколько раз ударил ее молотком по голове, размозжив несчастной череп. Затем отвез труп на берег Южного Буга и сбросил в воду.

Но как провернуть аферу с квартирой убитой женщины? И тут Григорьеву консультацию дал Арсен Ушаков. Потолкавшись по рынку, сообщники нашли женщину, внешне схожую с убитой гражданкой Пекарь. Пообещав ей за участие в небольшом «спектакле» хорошее вознаграждение и сунув ей в руки паспорт Галины Ивановны, повезли двойника к нотариусу. Затем Григорьев с помощью компьютера подделал документы от имени отбывающего наказание Дмитрия — сына Пекарь. Таким образом жулики выписали его из квартиры матери.

А потом охотники за чужой недвижимостью поехали в колонию, где отбывал наказание Дмитрий Пекарь, и обманным путем заполучили от него доверенность на право распоряжения его частью жилплощади. Лишь после этого им удалось получить документы на квартиру по улице Лазурной и часть дома по Баштанскому переулку. Недвижимость была продана.

ТЕПЕРЬ ИХ НЕДВИЖИМОСТЬ — КАЗЕННЫЙ ДОМ

Как показало расследование, получив за реализацию квартир убитых ими жертв солидные «гонорары», бандиты уже не могли остановиться. И шли на совершение новых, более жестоких преступлений.

Как-то Григорьев узнал, что Инна Прокопенко, проживающая с дочкой в двухкомнатной квартире по улице Чайковского, 4, остро нуждается в деньгах. Инна после смерти мужа сначала запила, а затем пристрастилась к наркотикам. Григорьев легко уговорил молодую женщину продать ему квартиру за хорошие деньги. Выбрав момент и перед этим напоив женщину, он привез ее к частному нотариусу. Здесь Инна и подписала договор купли-продажи. Однако денег ей не отдали. Инна пообещала заявить об этом в милицию. Чем и подписала себе смертный приговор. Григорьев ввел несчастной смертельную дозу опия, а для подстраховки еще и задушил. Но сколько веревочке не виться… Оперативники УБОПа и управления угрозыска областной милиции вышли на след квартирных аферистов, ставших убийцами. Первым взяли Григорьева, затем — Ушакова. Вскоре компанию им на нарах СИЗО составили и подельники.

Получив за реализацию квартир убитых ими жертв солидные «гонорары», бандиты уже не могли остановиться. И шли на совершение новых, более жестоких преступлений

Апелляционным судом Николаевской области Вадим Григорьев был приговорен к пожизненному заключению. Его подельнику Виктору Узлову суд определил 15 лет лишения свободы. К 14 годам лишения свободы был приговорен Николай Цыганенко. Свои очередные пять лет лишения свободы получил ранее трижды судимый Арсен Ушаков.

Владимир Зацеркляный, «ВЕДОМОСТИ»

Читайте также: