Смерть Колокольчика (из записок районного опера). Спортсмен-мафиозник…

Кое-что сделали, разумеется…. К примеру — проверили во всех эротических заведениях города, нет ли в их «учётных журналах» какие-либо следов общения тамошнего контингента с гражданином Мильманом Э.А. И – ничего не нашли. Для проформы дополнительно допросив человек двадцать-тридцать путанш этого уровня, сочли свой долг исполненным… 

  Глава 12. Тупик

Версию о том, что убийцей не «элитная», а среднего пошиба проститутка, угро отработал недостаточно.

Слишком уж много таковых в Энске!.. И слишком многих шлюшек пришлось бы допрашивать и «пробивать», причём — без уверенности, что след — правильный, а не очередная пустышка…

Кое-что сделали, разумеется…. К примеру — проверили во всех эротических заведениях города, нет ли в их «учётных журналах» какие-либо следов общения тамошнего контингента с гражданином Мильманом Э.А. И – ничего не нашли.

Для проформы дополнительно допросив человек двадцать-тридцать путанш этого уровня, сочли свой долг исполненным…

В принципе, всё положенное к исполнению в подобных случаях — было исполнено.

Но мне, внимательно читавшему материалы дела, было видно: сделали – не всё возможное. Главная причина этого — недостаточность выделенных для расследования сил.

Занимайся следственно-оперативными действиями не 10-15 наших сотрудников, а 100-150 (как это делается. скажем, при расследовании убийств сотрудников милиции или какой-нибудь властительной шишки, когда на расследование по всему городу порою кидают и тысячу человек), — тогда можно было в реальности опросить ВСЕХ продажных женщин нашего Энска, и абсолютно по каждой провести разработку: была ли знакома с Мильманом?.. где находилась в момент убийства?.. что сама из себя по жизни представляет?.. Вот тогда и был бы реальный шанс поймать в сети золотую рыбку…

Но сил – не хватило. И вот закономерный итог: сделали немало, и сработали вроде толково, но до должного уровня расследования всё ж — не дотянули.

…Со стороны многое вообще смотрится куда точней.

Так из материалов ОРД заметил я, что «Иббы-холдинг» не так уж и искрил заинтересованностью в том, чтобы убийц Мильмана обязательно нашли и покарали. То есть формально наличествовало в деле ходатайство правления корпорации об ускорении хода расследования, и обещалось уплатить крупное материальное вознаграждение тому, кто поспособствует поимке злодеев, но смотрелось это неубедительно, без должного напора…

Полагаю, вначале тамошнее руководство, подозревая заказное убийство, действительно было заинтересовано в его раскрытии (узнать, с какой стороны нанесён удар, — и ударить ответно…) Но потом, когда по обстоятельствам дела выяснилось, что скорее всего налицо — банальная бытовуха, да ещё с секс- уклоном, то активность хозяев корпорации резко упала… Ведь подлинные обстоятельства смерти Мильмана могли стать предметом судебного разбирательства, и, с подачи конкурентов, предметом всеобщей гласности!..

Поймай мы завалившую Эдичку шлюшку, и расскажи она на суде про те забавы, коим предавался с проститутками руководящий менеджер «Ибба-холдинга», — густую тень кинуло бы это на репектабельный имидж корпорации в целом!.. Только недавно там хоронили подавившегося импортным «Абсолютом» со-учредителя, а теперь ещё и руководителя одного из филиалов полосует ножиком второсортная проститутка!..

Солидным людям умирать ТАК — не положено… То есть делай что хочешь, никто тебе не мешает, но – не «светись», не попадайся «на горячем», не фонтанируй фекалиями на белоснежные рубашки коллег и сослуживцев…А Мильман это корпоративное правило — нарушил!..

Так что, исходя из интересов корпорации, его убийству лучше уж и вовсе остаться нераскрытым, — меньше шумихи и «засветки», больше возможностей для последующих маневров и телодвижений…

Почуй наша «контора» пламенную заинтересованность «Иббы» в поимке и осуждении убийцы Эдуарда Андреевича — финал следствия оказался бы совсем другим!..

За милую душу, скорее всего, определили бы на роль мокрушницы одну из регулярно посещавших Мильмана «элитных» проституток, подобрав подходящую — со слабой и поддающейся нажиму психикой, да ещё и чем-либо замаранную перед законом, скажем – уличённую в грабеже с клофелином, или — в торговле наркотой в крупных размерах… Провели бы воспитательную беседу с дамой в следующем плане: сидеть тебе так и так, голуба. Но можно сидеть плохо. а можно сидеть хорошо… Возьмёшь на себя подрез Мильмана — оформим как превышение самообороны в процессе взаимной драки, срок дадут по минимуму, а там и амнистия не за горами… А откажешься «левой» мокрухой грузиться — раскрутим на максимум твои гоп с наркотой, — столько лет нахватаешь, что со счёта собьёшься, да ещё и в тюряге администрация, по нашей наводке, отпрессует по всякому…

Так что лучше: сесть за чужую мокруху, и быстро освободиться, или же сесть «за родное», и покинуть стены «зоны» весьма нескоро, да ещё и вопрос — не ногами ли вперёд оттуда вынесут?.. Ответ очевиден…

Так что если в расследовании столь резонансного дела и спустя полтора месяца всё ещё не прощупывался конкретно претендующий на роль убийцы фигурант, то означало это одно: не только не смогли найти убийцу, но и — НЕ ЗАХОТЕЛИ…

…Всю свою жизнь Эдуард Андреевич преданно служил своим работодателям. множа им прибыли укрепляя их авторитет и мощь, а когда его убили — никто не зажёгся фанатичной идеей отомстить за смерть «друга и товарища»… Заколотили в роскошный дубовый гроб, швырнули в яму на кладбище, закидали землёй – и забыли чуть ли не сразу… Много было приятелей у живого Мильмана, а умер — и сразу стал всем неинтересен… Красноречивый финал подобной судьбы!..

…Как и в практически каждом многоходовом уголовном деле, в этом расследовании тоже были задействованы секретные осведомители. Ясно, что среди сотрудников «Иббы-холдинга», и вообще — среди близкого к Мильману-бизнесмену окружения агентов у районной уголовки не нашлось, но кое с кем из шлюх незримые контакты нами поддерживались… Они-то и помогали отыскивать и брать в разработку тех из своих товарок, которые с мильмановским членом общались близко и интенсивно… Однако вся собранная таким путём информация оказалась пустышкой.

Наличествовал, правда, ещё один след… Но – сомнительный!..

Некий тайный агент, под оперативным псевдонимом «Кедр-два» (почему именно — «-два», и кто был «Кедр-один» — убей Бог, не знаю!), в середине декабря простучал в своём агентурном сообщении следующее: «На хате у Клавки-Чижихи» смотрел кассету на видике, там — голые мужик с бабой на койке кувыркаются, и сразу видно — «живьём», а не порнуха!»

Чижиху мы знали — приблатнённая мразь, – слегка «ширялась», ранее шлюшничала на трассе, но потом, вконец истрепавшись в бурных потоках жизни, зарабатывала трудовую копеечку тем, что бомбила квартирные перегородки… Давно уж хотелось её посадить, да всё времени не хватало заняться ею и поймать с поличным, а сама — не ловилась, вот какое-то лишнее время на свободе и провела…

Предположить, что сиятельно-состоятельный господин Мильман мог польститься на подобную лоханку, пригласив её в свою квартиру для плотских утех, мы при всём старании не могли… Да, любил покойник изредка пачкануть свою стерильно белоснежную репутацию о какую-нибудь приятственную лужу, но – не до такой же степени!.. Не в помойной же яме ему, лощённому, плескаться!..

Так что ни в личном знакомстве с Эдиком, ни, тем более, в его убийстве Клавка нами
не подозревалась. Но она могла знать, кто убил Эдика и украл у него (купил, выменял, отнял, одолжил на время) одну из тех самых злополучных кассет с мильмановскими
забавами…

Понаблюдав какое-то время за Клавкой и её теперешним сожителем, весёлым наркоманчиком Сашей, накрыли обоих при попытке залезть на адрес к некоему состоятельному бармалею…

На допросах же, отрабатывая эту кражу, потихонечку стали колоть обоих и на мокруху на улице Авиамоделистов… Как и следовало ожидать, оба всё начисто отрицали!.. «Ни с каким Мильманом и рядом не стояли!.. Про кассету с трахающейся парочкой — слышим впервые!.. И вообще – ищите лохов в другом месте, мусора поганые, а мы на «левую»
мокруху подписываться не желаем!..»

Что печально: доказать противоположное было невозможно. Никакой кассеты при обыске у Клавки не нашли, никто из опрошенных Клавкиных соседей и знакомых её у Клавки не видел, про какое-либо её отношение к мильмановскому убийству тоже никто ничего не знал… В общем – безнадёга!..

Официально ссылаться на информацию «Кедра-два» следствие не могло (секретная же информация!), а и сослались бы — толку-то?!. Где гарантия, что агент не выдумал всё, зная, что угрозыск подобные кассеты ищет, и решив «дезой» набить себе цену в глазах курирующего опера и, возможно, получить порцию «ширла» в благодарность за усердие?!.

Сексоты вообще врут часто, и почти всегда в остальных случаях — разбавляют крупицы истины густой массой вымысла… Мы уж к этому привыкли, и нам куда проще предположить, что сексот солгал, и Чижиха в данном убийстве – не при делах, чем настаивать на своей «наколке».

Тем более. что окажись данное «аг-со» и правдой — откуда нам знать, ведёт ли этот след к убийце?.. В конце концов, на клавкиной кассете мог быть записан вовсе и не Мильман с любовницей, а кто угодно другой… Какой-нибудь обожающий «клубничку» мужик запросто мог потерять её на улице, а Клавка — нашла, или же украла у кого-то Да мало ль что ещё!..

Долго жали бы на Чижиху, прессовали бы её, потратили б кучу времени и сил, а в итоге — ноль?!.

Тем более. что «Ибба-холдинг» на обязательной поимке убийцы горячо не настаивал…, и, уловив это, наше непосредственное начальство перестало давить на расследование, всенепременно требуя выдать на блюдечке душегуба…

В общем, закончилось всё молчаливым соглашением следака с Чижихой: он, так и быть, перестаёт напрягать её с сожителем насчёт без пяти минут доказанной причастности их к мокрухе на Авиамоделистов, а они в качестве ответной благодарности родной уголовке – не только немедленно колются на эту кражу, но и дают «сознанку» на ещё парочку «левых», не ими совершённых краж. Им к сроку, мол, это ничего не добавит, а вот нам лишний процентик раскрываемости по кражам никогда не помешает!..

Клавка, для понта покрутив носом, охотно согласилась, ибо знала, как злопамятна
народная милиция, когда к её деловым предложениям относятся без должного почтения…

…И вот теперь, спустя восемь недель после возбуждения уголовного дела по факту убийства гражданина Мильмана Эдуарда Андреевича, дело это готовились прикрыть «ввиду отсутствия подозреваемых».

Слишком быстро сдались и опустили руки… Формально – не придерёшься, всё тип-топ, в реальности же — понятно, что ставшее всем ненужным дело — похерили!.. И теперь спешат закрыть до Нового года, чтоб не переходило в год следующий, и не поганило наши будущие показатели…

Меня это не печалило и не злило, — уж привычен ко всякому… Убийца, оставшись на свободе, продолжат творить свои чёрные дела?.. Ой, я вас умоляю!.. Столько мрази топчется просторами нашего славного Отечества, что плюс-минус одна единица к общей массе — никакой разницы…

Мильман останется не отмщёным?.. Пусть его корефаны по этому поводу тоскуют, мне то что… Да и не тот человек убиенный, чтобы лить по нему горючие слёзы, жалобно стеная: «Эдик!. Эдик!.. На кого ж ты нас, сирых, покинул-бросил!..»

Гад он был по жизни, дешёвка…. на народном горе и страданиях разжиревший… Таких сто тысяч на моих глазах покрошат из пулемёта — не разрыдаюсь, слезинки скупой — и то не уроню… Много чести!..

С этими мыслями и захлопнул папку с ОРД, начитавшись досыта…

А из коридора уже доносился какой-то неясный шум — то ли привели кого-то для допроса, то ли заяву притарабанил очередной терпила, а то и кто-то из начальства пожаловал, с очередным разносом… Так или иначе, мне следовало вернуться к своим служебным обязанностям, нырять обратно в мутный поток буден суточного дежурства… Меня ждала повседневная работа!..

ОРД по убийству Мильмана я больше не видел — лейтенант Величко напечатал на следующий день нужную для закрытия дела справку, и отдал его руководству.

Я быстро забыл об этом деле, отвлечённый множеством других, подобных дел…

Но мне ещё придётся вспомнить об этом ОРД…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ДЕПУТАТ

Глава 13. Спортсмен-мафиозник

…Утро 4-го января прошлого года выдалось морозным и ясным.

Пришёл к 9.00 на работу в РОВД, как и обычно, а тут — страсти-мордасти… Прямо у входа — шум, гам, куча ментовского люда суетится, подъезжают-отъезжают автомашины, — и нашенские, и непонятной принадлежности… «Неужто начальник горУВД припёрся с проверкой?!» — подумал тревожно..

«Хату самого Семичагина ночью грабанули! — на мой вопрос довольно гоготнул дежурный. Заметив поблизости чью-то руководящую харю, тут же согнал с лица неуместную ухмылку, велел с официальной строгостью: «Иди к Дубку — он велел приходящих оперов сразу к нему заворачивать!»

А мне – что?.. Как велели – так и делаю. Потопал к начальнику районного угрозыска. (Погоняло «Дубок» от фамилии нашего майора, — Дубина).

В кабинете у шефа — тесно и накурено. Майор с кем-то вяло переругивался по телефону, и одновременно — разговаривает со своим лысоватым замом Коваленко, читает чей-то служебный рапорт, и отхлёбывает жидковатый кофе из треснутой фаянсовой чашки.

Увидев меня – вовсе не обрадовался как родному… Нет чтоб броситься мне на грудь с радостными восклицаниями, желая всех благ и предлагая взаймы большую сумму бессрочно и безпроцентно…Вместо этого лишь устало махнул рукой, типа: а, и ты припёрся…

Обидно стало на душе… Пашешь как проклятый, тащишь на своих богатырских плечах неподъёмное, — и где же начальственная благодарность?!. Хотя бы встать по стойке «смирно» при моём появлении в кабинете — уж точно смог бы!..

«Дежурный передал, чтобы я зашёл…» — пискнул робко, в душе презирая себя за этот рабский тон. Как же затюкало нас руководство придирками – уж и пикнуть лишний раз боимся… Но ничего, придёт когда-нибудь час расплаты!..

«Сегодня ночью обворовали особняк Семчагина! — сообщил Дубок уже известное. — Большинство наших уж там. Езжай и ты – вдруг понадобишься… А я попозже подъеду!»

«И я подкачу через полчасика!» — кинул свои 20 копеек в беседу Коваленко, плюгаво усмехаясь. С Дубком он давно уж на ножах, мечтая подсадить его, а пока — при каждой возможности напоминал, что он — есть в райотделе, функционирует и даже способен приносить пользу…

Два майора покосились друг на друга с дружелюбностью удавов, готовящихся к броску. Не дожидаясь их дальнейшей пикировки, я пулей выскочил из комнаты. И, даже не заглянув в собственный кабинетик, на трамвае отправился на противоположный конец района, где в шикарном двухэтажном особняке обитал депутат областного Совета, видный предприниматель и почётный гражданин Энска Иван Ильич Семчагин.

Хотя «территория» та — вовсе не моя, и совершаемые там похищения чужого имущества не входят в мою юрисдикцию никоим образом, так что, по логике, я мог сейчас даже и не смотреть в ту сторону, занимаясь исключительно совершаемыми на моей «земле» преступлениями… Но — «Семичагина грабанули!» А значит – всё кидай, мчи туда… Как мне это надоело!..

…Господин Семичагин в наших краях — личность столь же известная, как, скажем, в Москве — Березовский.

Некогда — известнейший спортсмен, рекордсмен, стократный чемпион мира и десятикратный олимпийский чемпион по метанию штанги на сверхдальние дистанции… Силушки у него — как у всех остальной олимпийской сборной СССР по тяжёлой атлетике, вместе взятой!..

Но под низко нависшей амбазурой этого лба, как ни странно, прятались ещё и мозги, причём – в немалом количестве… «Борода» (так звали близкие великого олимпийца за издавна лелеемую им густую окладистую бороду чуть ли не до пояса) был хитёр, изворотлив, жёстко напорист, и нацелен на победу почти что в любых условиях и любой ценой…

Никакие извороты судьбы и неожиданные удары судьбы не смогли швырнуть этого человека на обе лопатки!..

Практически все выдающиеся спортсмены после окончания своей громкой карьеры остаются с кучей медалей и мешком почётных дипломов – всё!.. Ты никому не нужен и всеми забыт.

То есть тебя вчерашнего, победителя и чемпиона, ещё помнят, и даже поминают изредка в статьях и на совещаниях в спорткомитете, но сегодняшние твои проблемы всем — до лампочки. Бедствуй, милостыню проси на перекрёстке, вовсе сдыхай с голодухи — никому до тебя нет дела. «Каждый – сам за себя!»

Многие, даже и наивеличайшие спортсмены от такой беспросветности – ломаются, спиваются в два счёта, и раньше времени не то чтоб сходят, а прямо-таки — стремительно сбегают в мир иной…

А вот Борода так – не хотел.

Цель у него была противоположной: стать и в «мирной» жизни тем же, кем сумел сделаться в большом спорте — чемпионом!..

…Сперва (это было в конце 80-х – начале 90-х) отставной олимпиец надумал отстроить будущее процветание по спортивно-общественной линии. В свое время, в промежутках между метаниями тяжёлой штанги за горизонт, он предусмотрительно закончил Энский Институт физкультуры, и, чуть позже, тамошнюю аспирантуру, а вот теперь — заделался ведущим тренером города, Подобрав себе в секцию перспективных хлопцев, шустро двинул их к скорым победам и рекордам.

Одновременно он, член горкома КПСС, «засветился» на многих политических тусовках своего времени, побывав депутатом двух партийных съездов и одной партконференции, выступив со статьями в нескольких солидных изданиях (среди них были и московские), замелькав на телеэкранах…

Восхождение его было мощно, и ставило ближайшей же целью покорение двух вершин-должностей: главного тренера республиканской сборной по многотонному единоборству, и — члена ЦК КПСС…

Ну и — жить «на пять», то есть ни в чём не нуждаясь ни морально, ни материально.

Довольно скоро его хлопчики начали побеждать на престижных соревнованиях, а кадровики из Центрального Комитета повели уж с Иваном Ильичом первые прощупывающие беседы перед тем, как воткнуть его кандидатуру в резерв на выдвижение…

И тут случился маленький казус с перестройкой, и последующим за ней крахом Советской власти…

Сперва с протяжным свистом гикнулась Коммунистическая партия Советского Союза, и горкомовское удостоверение пришлось публично сжечь на одном из демократических митингов как доказательство своей «правильно-демократической «ориентации…

Затем обессиленное внутренним раздраем государство перестало финансировать большой спорт, а ведь без огромных денег великих рекордов не совершишь, да и обычных железяк в спортзале — не покидаешь!.. Хотя бы – потому, что бесплатные талоны на усиленное питание спортсменам давать перестали, питаться же на свои — средств не хватало, а с голодным желудком в спорте делать нечего… И о поездках на важные международные соревнования можно позабыть!..

И на этом этапе многие современные Семчагину тренеры и компартийцы растерялись и опустили руки… Некоторые из былых чемпионов докатились до того, что торговали на рынке водкой — это они-то, перед мужеством и мастерством которых преклонялись миллионы людей в стране и в мире!..

А Борода и теперь – не скис… Бросил спорт на фиг, и — ушёл в крупный бизнес.

Что в бизнесе главное?.. Нет, не деньги, как некоторые подумали, а – репутация!. За Семчагиным — славное и известное многим имя!.. Иному пользы от того было б — ноль с копейками,

Борода же, взяв у серьёзных людей кредит под терпимые проценты, вложил его в закупку кое-какого ширпотреба у своих давних московских знакомых (ведь кроме честного и славного имени, у него ещё оставались и обширные связи!)… Тут — перепродал, кредит быстро вернул, снова купил там и перепродал здесь… Так и ракрутился!..

Основав целую массу фирм, развернул бурную деятельность. Умело маневрируя между необходимостью постоянно нарушать законы во имя получения сверх-прибыли, и — считаться не чтоб с законами, но хотя бы — с теми, кто сегодня реально за ними стоит, и кормится на том, что будто бы защищает законы, а на самом деле — просто имеет свой процент с доходов тех, кто эти законы нарушает и обходит…

Но отдавал на сторону он — только разумное, полагающееся к отдаче по обстановке, сверх того — никто не смог бы выцыганить или отнять у него ни гроша!.. Все это знали, и уважали за это Бороду ещё больше.

…К середине 90-х бизнес и криминал стали неразрывны. Братва наложила тяжёлую руку на всё в бизнесе, что шевелилось и подавало признаки счастливой жизни… Пробующихся сопротивляться, и не успевших обзавестись надёжной «крышей» — ломали, а скольких – попросту убили, пустили в распыл?!. О!..

Борода не хотел ни враждовать с братвой (это сулило скорую смерть!), ни сливаться с нею (понимал прекрасно, что рано или поздно усилившееся государство наведёт в стране шороху, глуша бандитский элемент похлеще динамита, и не хотел разделить судьбы не понимающих перспективы братков!), — и выбрал свой, весьма разумный и действенный путь.

Он как бы скорешился со всеми ведущими энскими мафиози (благо почти все они — выходцы из спортивной среды, почти всех он и раньше знал, и был с ними Вась-вась), замелкал на «сходняках» и «разборках», участвовал во многих третейских «тёрках»… И тот голос, который он во время их подавал, всегда был разумен, деловит и необиден для всех влиятельных и заинтересованных сторон…

Борода сумел стать авторитетом у «авторитетов», как бы даже — приподнялся над ними, став чем-то вроде иконы, на которую все молятся, и к которому в трудную минуту — обращаются за мудрым советом и содействием… Оказывал братве и те или иные конкретные услуги, но при этом (что очень важно!) никогда не совершал чего-либо, позволявшего уличить его в чем-то криминальном, и тем более — особо тяжком…

Его корефаны и брателлы напористо крошили своих вчерашних друзей, сделавшихся по логике обстоятельств сегодняшними врагами… Позднее мочили они и друг дружку, заподозрив в подставах и интригах…

Смерть вырывала из сплочённых мафиозных рядов то одного, то другого накачавшего себе мускулы в давнем увлечении спортом амбала, — а Семчагин неизменно был в стороне… Обязательно каждый раз ездил на похороны очередной жертвы внутри-мафиозных разборок, стоял с угрюмым видом у гроба, произносил прочувственно-ритуальные слова, жал сочувственно чьи-то руки и целовал вдовьи щёки… А потом — отбывал по собственным делам, ни во что конкретное не мараясь, ни в какие отчаянные авантюры не влезая…

Он помнил и соблюдал два главных условия успеха сегодня: «не мешай» и «умей делиться»… (Тут множество уточнений и оговорок, но не буду вдаваться в детали: умные всё сами поймут, а дуракам — не объяснишь!)

Бороду любили, уважали даже. Но в то же время – понимали, что добродушие его — не от слабости, и что он без колебаний порвёт пасть любому, кто сунется в ЕГО огород…

Никто и не совался. Он стал неотъемлимой частью энского пейзажа, и казался здесь вечным как Эверест, и таким же могучим, вдобавок…

Какое-то время рядовая энская общественность даже всерьёз думала, что прекрасно всем известный Иван Семчагин — чуть ли не «крёстный отец» городской мафии… Это он-то, который по-настоящему в ту мафию даже не входил!.. А Борода и не мешал столь лестному для него заблуждению, наоборот – всё чаще мелькал на бандитских «презентациях» и «банкетах».

А однажды, во время одной из благотворительных акций (любил он привселюдно дарить что-либо дорогостоящее видным деятелям культуры и спорта!), отдавая ключи от подаренной «ауди» одному из ведущих театральных режиссёров Энска, сказал многозначительно: «Ни один автомобильный воришка на ЭТУ машину никогда не покусится…»

Что можно понять двояко. Для присутствовавших в зале при церемонии высоких милицейских чинов звучало так: чемпион пообещал сделать из будущего воришки авто лепёшку, и, наивный, надеется, что его угроза, сработав, убережёт «ауди» режиссера от угона.… Все же прочие в Энске услышали в словах Бороды другое: «Я — хозяин города! Никто тут без моего согласия никого не обворует, и не замочит, а вот если велю – то и очистят, и уроют в землю любого!..»

Красиво прозвучало, внушительно, режиссёр был доволен.

И действительно, никто у него ту «ауди» не крал, да и украсть не смог бы при всём желании, потому как буквально на следующий же день режиссёр её продал, чтоб дать деньги сыну на учёбу за границу…

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК

Читайте также: