Смерть Колокольчика (из записок районного опера). Умение драться и оружие

…Был в моей практике случай… К девахе одной, тоже завзятой каратистке и даже победительнице районной олимпиады, заявился её двоюродный братец-наркоман, и стал требовать бабки на «ширку», мол: «дай немедленно, а то душа горит!» Отшила она его в грубой форме, попыталась взашей вытолкать из квартиры, а его как раз к у м а р и л о, не в духе был… 

 Глава 22. Умение драться и оружие

Вообще-то к широко распространившейся ныне моде на восточные единоборства лично я отношусь скептически. После нескольких месяцев достаточно систематических занятий в спортзале, и определённого количества одержанных над такого же уровня «противниками» побед слишком многие ощущают себя «непобедимыми ниндзя»… Такому «Сенсэю» уж и чёрт не страшен, «лягну его пяткой в челюсть — и уноси готовенького!..

А того не понимает, что спортивное состязание и реальная уличная драка — это совершенно различные понятия!.. И вполне возможна такая ситуация, когда увенчанного лаврами чемпиона с Бог весть каким по значимости «поясом» преспокойно лупит во время внезапно возникшей на улице потасовке парочка мелкотравчатых хулиганов-малолеток…

Здесь, в полумраке улиц, переулков, тупиков и проходных двориков наших городов, нет никаких правил и традиций, и уж совсем не в почёте прыжки-«танцы» и эффектные размахивания оттопыренными конечностями… Берёт верх над противником тут совсем иное: беспощадность, умение жёстко и отработанно бить на поражение, бесстрашие, слабая чувствительность (или хотя бы – отсутствие боязни) по отношению к боли…

Уличный боец чаще всего вовсе не похож на спортивную «гору мускулов», но зато он резок и быстр, его воля – как стальная пружина, а тело закалено годами… нет, не изнурительных тренировок и утомительных соревнований, а — всё тех же драк и побоищ…

Он не боится идти на обострение конфликта, он вообще ничего не боится! И он не привык отступать даже и перед непреодолимыми препятствиями, — всегда и во всём идёт напролом и до конца!.. Наконец, последнее: в схватке не на жизнь, а на смерть чаще всего остаётся победителем (и — живым!) тот, кто бьёт первым…

…Так вот, при всём, сказанном ранее о подготовленности Скворцовой, она в моих глазах всё же смотрелась именно «теоретчицей»… Да, издавна увлекалась «рукопашкой», но это у неё так… незаконченное детство!.. Для девицы же лучший приём в большинстве реальных случаев — врезать нападавшего коленом по яишне, и — ходу, пока, опомнившись, не догнали!..

Есть и другой путь: действительно углублённо и многолетне осваивать «рукопашный бой» до полной отработанности приёмов нападения и защиты.

И позднее — не прерывать тренировок, следить за сохранением приобретённых навыков…

Но даже и в этом случае — сильно сомневаюсь, что женщина способна эффективно защищаться от более-менее сильного мужчины, тем более — от нескольких физически крепких парней, да ещё и вооружённых… Это тебе не кино, где сексапильные девчата в мини легко раскидывают в разные стороны могучими ударами ножек и бюстиков толпу нападающих… В жизни — намного прозаичней, и кому уж суждено было родиться бабой, те пусть «знают своё место!»

…Был в моей практике случай… К девахе одной, тоже завзятой каратистке и даже победительнице районной олимпиады, заявился её двоюродный братец-наркоман, и стал требовать бабки на «ширку», мол: «дай немедленно, а то душа горит!» Отшила она его в грубой форме, попыталась взашей вытолкать из квартиры, а его как раз к у м а р и л о, не в духе был… Ну вот, и этот плюгавенький малосильный гадёныш, крепко осерчав на родственницу, выхватил ножик и изрезал мускулисто-рослую каратистку вдоль и поперёк, короче — забил как свинью… Засунул тело под кровать, чтобы под ногами не путалось, потом обшарил квартиру, и, найдя какие-то денежки, радостно помчал на притон — «ширяться». А сестричка так и осталась лежать под кроватью. Только через трое суток её обнаружили… Вот и кончилось всё её боевое искусство… А ведь наверняка тоже считала себя «крутой», «супер-герлз», так сказать… Не тому, выходит, её учили!..

…»Схваченное» в спортивных кружках «эрзац-мастерство» в боевой схватке минимум — не поможет, а максимум — вполне способно даже и навредить, внушив ложное чувство безопасности…

Ты не почувствуешь нарастающей остроты ситуации, или же, даже и почувствовав, посчитаешь, что всё находится под твоим контролем, и в самом пиковом случае ты всё равно сумеешь отбиться. А потому — не убежишь от нападающих (наилучший способ спасения), и легкомысленно не только не позовёшь окружающих на помощь, но даже ещё и поведешь себя вызывающе, дескать: «Только троньте меня — я такое устрою!..»

В результате — лишь получишь крепко по мозгам, а напоследок твоё хвалённое каратэ или у-шу противники со смехом глубоко затолкают в твою задницу…

…Абсолютно то же самое скажу и про обучение в спортивных секциях приёмам обращения с холодным и огнестрельным оружием.

Каждая вещь служит своей, вполне конкретной цели, и именно для этой цели — наиболее подходящая, а для всего остального – недостаточно хороша, а то и вовсе плоха…

Взять тот же нож. Нельзя научиться обращаться с ним «вообще», — сперва надо внимательно разобраться, для каких целей и в каких конкретных ситуациях готовятся этот нож использовать, а затем – отрабатывать приёмы холодного оружия именно для этих, намеченных и нужных целей… Причём и нож надо подобрать с учётом тех задач, которые он призван исполнить…

Кстати, нож в принципе — одна из самых функциональных вещей. Вот на «зоне», к примеру, делают «пёрышки» многих разновидностей… Скажем, «фокусник»: нажал кнопочку — и лезвие выскакивает из рукоятки серебристой молнией… Смотрится красиво, втляет, но по сути – понты для приезжих, ненужное фраёрство…

Таким «попрыгунчиком» хорошо колбаску на лоне природы резать ломтиками, да огурчики с помидорчиками полосовать, между делом рассказывая внимающим девахам в купальниках, как в прошлую среду с помощью этого орудия отбился от целой орды напавших пьяных уркаганов, причём на тебе после этого не осталось ни одной царапины, а те вонючие бандиты убежали, жалобно подвывая… И будут восхищённо охать впечатлительные девахи!..

Но попробуй-ка на самом деле с помощью этой игрушки отмахаться от действительно серьёзного противника — хрен отобьёшься… С таким же успехом можно кидаться на врага и со свернутой в трубочку газетой!.. (Хотя опытный профи, между прочим, и с помощью бумажной трубочки поразит врага насмерть, тогда как какой-нибудь лох никого не одолеет даже и с помощью гранатомёта!..)

Есть ещё охотничьи ножи — они большие, и выглядят грозно, но и это — обманка… Такими ножами удобно разделывать свежедобытого зверя, а от десятка нападавших таким не отобьёшься — разве что бешено замашешь им, как лопастью вентилятора, и врагов унесёт мощным сквозняком…

Подчёркиваю: и тот, и другой сами по себе — вовсе не плохие ножи, а для своих целей — и вовсе хороши (один — для форса, другой — для свежевания)… Но в схватке это — лишь балласт, который лучше выбросить, и отбиваться голыми руками.

Однако есть и настоящие, первоклассные боевые ножи, их мало в огромном мире всевозможных «пик», «заточек», финок. кинжалов, стилетов… И ещё меньше — умеющих работать с ними спецов-асов, которые с помощью такой штуки и от любого нападения защищённого противника отобьются, и на того же защищённого противника — успешно нападут и поразят его….

Опять-таки, боевые ножи тоже бывают разные. Одни — более пригодны для фехтования, другие — для метания, у третьих – ещё какие-то функциональные особенности… Ведь каким бы универсалом опытный Воин ни был, но и у него есть свои излюбленные приёмы и способы как защиты, так и нападения, а потому и такому Асу нож нужен свой, подходящий именно ему, именно для него удобный и наиболее действенный…

То же самое — и по «огнестрелке». Многие насобачились в тире попадать в мишень из мелкокалиберной винтовки, ну и из пистолета-автомата пару раз где-то постреляли, и вот уж он до конца жизни считает себя такой непревзойдённым стрелком, способным в решающую минуту перестрелять целую армию… Но в реальности, дойди дело до применения «стволов», и окажись таковой при нём, — его же, скорее всего, сто раз и пристрелят, прежде чем он успеет выхватить оружие, изготовить его к стрельбе и сделать прицельный выстрел, а тем более — попасть!..

Обычный прокол лохов: спешат вытащить оружие исключительно с целью пугнуть им, одним видом «ствола» отогнать от себя нарисовавшегося в близости противника… Тогда как улица учит другому: обнажил «ствол» — стреляй немедленно, а если не собираешься стрелять — то и вовсе не хватайся за оружие… Для слишком многих размахивание в воздухе пистолетом кончалось печально: обозлённый враг либо внезапно наносил удар первым и разил насмерть, либо — отнимал у разини пистолет, и кончал губошлёпа его же собственного оружием!..

Тут ещё и такая тонкость… Выстрелить в живого человека — это совсем не то же самое, что по мишени пульнуть!.. В чужую жизнь без предварительной психологической подготовки стрелять страшно!.. Первое — боязно убивать, а второе — пугает, что промахнёшься, и пришедший в ярость враг теперь уж точно нападёт на тебя и кончит, не дожидаясь следующих выстрелов…

Так что многие, прицелившись в человеческую фигуру, начинают медлить, тянуть время, пугать дурацкими репликами типа: «Стой, а не то я выстрелю!», или же: «Считаю до десяти и стреляю, если немедленно не сдашься!» Оно конечно, если перед тобою — такой же лох, то зрелище нацеленного в лобешник ствола способно парализовать его волю, сделав «ручнцм»… Но окажись он мало-мальски опытен, или — пьяным (и тогда — «море по колено!»), или, наконец, по характеру – малопуглив и напорист, то в этих случаях у него есть все шансы заговорить тебе зубы, постепенно приблизившись на нужную для броска дистанцию, а затем бац — и твой «ствол» уж у него в руке!..

Общий мой вывод: как боевое искусство, так и оружие помогут лишь тому, кто владеет ими в совершенстве, умея применять именно в данных, сложившихся на этот момент конкретных условиях… Иначе это лишь питает твою иллюзию защищённости, а последствия подобной иллюзии сплошь и рядом — слишком печальны…

Глава 23. Знакомая телохранительница

Немножко отвлекшись от сюжета, для иллюстрации расскажу об одной знакомой.

Марина, 20 лет. Ещё в 9-м классе познакомилась со своим будущим тренером (он был старше на 20 лет). Кстати — самоучкой (по образованию он архитектор). И вот уж пятый год ходит к нему на тренировки. Как она сама говорит: «Три года работала с воздухом. Тренер ничего не показывал, только ставил к стенке, и я сама должна была всему учиться… Тренер не показывает приёмы, не «ставит» удары… Ты сам должен защищаться, как можешь, а он лишь изредка что-то подсказывает…»

Итак, что мы имеем? Тренер, которого никто не учил, предоставил возможность девочке несколько лет учиться у самой себя, «дерясь» с окружающим пространством, и в итоге она вообразила себя «умелицей»!.. (Поступать в Институт физкультуры он ей отсоветовал, между прочим, — «там тебя только испортят!» А и то… Куда уж эффективнее — стоять у стенки и в воздух руками и ногами тыкать!»)

Естественно, Марина с высот своего нынешнего профессионализма решила идти в телохранители. Окончила какие-то курсы, получив желанную бумажку, и где-то при ком-то замелькала охранницей…

Я видел её рядом с каким-то высоким парнем-предпринимателем. Он зашёл в бильярдную, поработать кием, а она, понятно – рядом… В беретике военного образца, с торчащим из кобуры под курткой газовым пистолетом… Бредятина полнейшая!.. Если ты – девушка, то главный твой плюс как телохранителя — непохожесть на телохранителя!.. Пусть потенциальный киллер думает, что ты – лишь подружка объекта, и не воспримет тебя всерьёз, тогда есть возможность напасть на него внезапно… Зачем же демаскировать себя беретом и кобурой напоказ?! Да и какая польза от газового пистолета в серьёзной ситуации?..

Поговорил с ней — дитя дитём!.. Из её откровений: «Некоторым приходится прилагать усилия, чтобы заниматься на тренировках… Они и пришли сюда лишь для того, чтобы научиться другим бить морды… А мне тренировки
— в радость. Я стремлюсь помочь людям. Не как доктор, а… Помешать тем, кто пытается людям навредить. Стремлюсь погасить конфликт, сделать твоих врагов твоими друзьями. А если кто-то даст от твоего имени в морду, то конфликт от того лишь возрастет!»

Ну хорошо, допустим. Но как же сможет защитить другого человек, который НИ В ОДНОМ реальном боестолкновении не участвовал, ни разу не дрался с вооружённым реальным противником, ни разу не стрелял по человеку… КАК?!.

Дал ей вводную: «Допустим, ты с клиентом находишься у него на даче. Вдруг дверь дома с грохотом взрывается, одновременно по окнам начинают стрелять из автомата… Твои действия,?»

Она, готовно: «Займу круговую оборону!» Я: «С чем – с газовым пистолетом?!. Судя по началу, сейчас в дом ворвутся автоматчики и покрошат всех в капусту… Единственный вариант — бегство. Спасти клиента уже нельзя, надо думать только о себе. Раз стреляют по окнам – значит, не хотят, чтобы ты бежала через окно… Значит, именно там — твой шанс! Прикройся клиентом как щитом, и вместе с ним сигай через окно… Тогда автоматчики поразят только его, а тебе при удаче удастся скрыться…»

Она была в шоке: «Но нас на курсах учили спасать клиента любой ценой!»

Эх, дурочка… Мало ли чему учили вас на курсах… Зарплата у неё как телохранителя — 200 долларов. И за эти в сущности копейки она готова отдать жизнь за какое-то чмо, которое где-то наворовало бабок, а потом, опасаясь мести их прежних владельцев, заслонилось этой девчонкой от мстителей?.. Цени себя дороже!.. И во всяком случае — работай ровно на столько, на сколько тебе оплатили…

Ну разве такая — сможет защитить? И разве ж такая — сможет защититься?!. .

Глава 24. Волчица

Полагаю, что Скворцова в боевом отношении для вооружённого, подготовленного и ожидающего нападения противника серьёзной угрозы не представляла. Она не сумела бы прорвать эшелонированную «оборону» многочисленной и обученной охраны объекта её нападения, и не смогла бы отразить умелое и квалифицированное нападение на неё саму. Опытным и умелым профессионалом она не являлась, скорее — талантливая и самоуверенная дилетантка…

Но её сильной чертой был несгибаемый характер. Ещё не заматерев, не накопив должного опыта, и не обтёршись жизнью, она уже проявила такие чисто мужские качества, как решительность, бесстрашие, железную волю, ежесекундную готовность сражаться под лозунгом: «Победа или смерть!»

При внезапном нападении на противника невооружённого, не подготовленного и, желательно, застигнутого врасплох — у неё были все шансы на успех. А каждый такой успех крепил её иллюзорную уверенность в своей непобедимости, и тем самым – приближал её к гибели…

Стальная пружина — так я определил бы её суть. Под напором жизненных обстоятельств она сжималась – но лишь для того, чтобы, накопив силу, ударить ответно… «За нами не заржавеет!» — было её кредо.

По натуре — добрая и справедливая, но до предела обозлённая окружающей действительностью… Гордая и самодостаточная, она вынуждена была пройти через слишком многое, и слишком огромную цену заплатила за то, чтобы неуклонно идти к намеченной цели… Обиженная душа встревожено зудела и требовала мщения!..

Что могло остановить её — какие-то позитивные моменты бытия? Ха, держите меня! Из того, что она уже увидела и пропустила сквозь себя за свои недолгие 19 лет, неумолимо выводилось одно: жизнь – дерьмо, а люди — сволочи!.. И если не хочешь, чтобы тебя растоптали — надо показать клыки!..

Всё существующее в мире зло лично для неё, полагаю, воплотилось в том самом типе людей, которые терзали её тело и душу в период вынужденного пребывания в салоне «Эсмеральда»: мужчины, в возрасте от 18 до 60 с гаком лет, сумевшие преуспеть в жизни и накопить энное количество деньжат… Они – ненасытны в удовольствиях, примитивны в желаниях и жизненных ценностях, грубы, жадны и подловаты… Им мало купить тебя — обязательно надо ещё и унизить, — для собственного возвышения, для ощущения себя «сливками общества»… А они были лишь его грязной пеной!.. Они могли носить какие угодно имена, и быть кем угодно: банкиром, бандитом, спортсменом… Оставался неизменным тип личности: нагловато-удачливый хам, попирающий других и процветающий за счёт попираемых…

Они не заслуживали никакой пощады!..

…Было ещё и государство, которое (по идее) обязано контролировать деятельность подобных людей, и препятствовать их подловатым наклонностям… Представители этого государства тоже захаживали в «Эсмеральду», и обслуживались Аллой Скворцовой, — и они были ТАКИМИ… Следовательно, ТАКИМ ЖЕ было и само государство – подлое,
циничное и лицемерное!.. Не на кого надеяться, и никто не придёт на помощь… Помочь себе можешь лишь ты сам!

…Наиболее приемлемой позицией для Аллы вырисовывалась такая: волк-одиночка. Две главных задачи: разбогатеть (то есть стать независимой!) и отомстить всем, перед кем пришлось прогнуться на тернистом пути к богатству…

Путей разбогатеть законно Алла не видела. (Да и кто у нас богател законно?!) Остаётся только криминал… Обаятельную, то есть не вызывающую ничьих подозрений молодую женщину с агрессивными наклонностями и некоторыми боевыми навыками охотно взяли бы в киллеры. Но там — свои сложности… Исполнитель, посредник и заказчик находятся во взаимосвязи друг с другом, это — своеобразный коллектив, где каждый зависит от каждого, и поэтому — втройне уязвим и несвободен…

Алла не хотела под кем-то ходить и от кого-то зависеть, ей хотелось СВОБОДЫ!.. Киллерство — не по ней…

(И потом, помогать одним хамам устранять других хамов?.. Да пусть они сами и грызут друг дружку, как собаки!..)

Что же остаётся?… Правильно, остаётся одно: создать собственный преступный бизнес!.. Сколотить свою, подчиняющуюся лишь тебе одной «бригаду», состоящую из преданных тебе лично людей… А ты, женщина, молоденькая девушка даже, во главе мужиков, — «БУГОР»!.. Такое — грело душу, и вдохновляло на подвиги…

Глава 25. Клиенты

Разумеется, нарисованный мною облик Скворцовой — лишь гипотеза собравших и проанализировавших всю доступную нам информацию о ней оперов. Но именно в эту гипотезу с наибольшей убедительностью вмещались все известные нам факты о её жизни и деятельности…

А отсюда вытекала такая версия : Скворцова занималась чем – то противозаконным, пересеклась с интересами конкурентов, и её — «убрали»…

Но, разумеется, имели право на жизнь и другие версии… Все они активно разрабатывались и проверялись в первые дни и недели следствия.

Начнём с простейшего: убийство на сексуальной почве. Доказательство — сперма в заднем проходе убитой.

Картинка рисовалась так: массажистку либо нанял клиент и отвёл на косу потрахаться (есть оригиналы, которые любят делать ЭТО исключительно на лоне природы), либо она сама вышла на косу прогуляться, там ей встретился некто сексуально озабоченный, без промедления овладевший её попой… Ну а дальше — вполне заурядное… Либо клиент отказался платить, недовольный качеством секса, либо, напротив, сама Аллочка раскритиковала габариты и скорострельность его мужского достоинства…

Гнев ударил в голову, рука зашарила по траве в поисках чего-то увесистого, затем — удар… удушение случайно оказавшейся под рукой верёвкой… утопление, наконец… Кончают шлюшек обычно именно по такой схеме, и то, что в данном случае проститутка владела каратэ и мечтала отомстить человечеству за свои жизненные передряги, никак не помешало бы её реализации…

Начали копать… Основательно пошерстили практически весь проживающий на жилмассиве подозрительный элемент: ранее судимых, поднадзорных, задерживаемых в разное время за сходные правонарушения и попавших в «учёты» РОВД, пьяниц, наркоманов, прочий сброд…

Кого «пробили» на месте, а иных и дёргали в райотдел, допрашивая по несколько часов (а то и дней!), по схеме: «Чем занимался в последнее время?.. Знаком ли со Скворцовой?.. Где был в ночь с 5-го на 6-е мая?..»

Отпрессовали плотно многих, а некоторых, показавшихся подозрительными, даже и попытали маленько… Увы – ни в чей адрес подозрения не оправдались.

…Много времени потратили на поиски хоть какого-нибудь свидетеля произошедших ночью на косе событий… Десятки и даже сотни жителей окрестных домов опросили, — не видел ли и не слышал ли кто-нибудь хоть что-нибудь? Никто и ничего.

…Целый день поучаствовал я в отработке связей и контактов Аллы, попросту говоря — встречался с теми, кто как-то её знал или где-либо с нею встречался. В основном на мою долю выпали её клиенты, — те, кого она в последние месяцы обслуживала как в самой «Эсмеральде», так и за его пределами.

Все эти туповато-надменные «ново-русские» боровы (иных Алла и не обслуживала, поскольку иным её услуги были не по карману) вели себя по одной и той же схеме.

Вначале, узнав, о чём речь, они катили на убиенную бочку, боясь, что их заподозрят в слишком близких с нею отношениях, и, следовательно, в том, что у них мог появиться какой-то личный мотив к её убийству…

Дескать, в качестве шлюхи она была так себе… Либо лежала пластом и безмолвно позволяла драить себя во все отверстия, либо — механически ёрзала влагалом, ртом или задом по их «святому», не извиваясь при этом, не постанывая сладострастно, не изображая бурный оргазм, призванный убедить утомлённого жизнью партнёра в том, не жалкий импотент он, способный лишь раз в месяц кинуть свои законные полпалки потаскухе, а совсем наоборот – неукротимый жеребец-производитель!..

То есть не делала она в постели ничего такого, что обычно делает любая средне-статистическая бабёха, искренне жалеющая своего трахаря, и желающая укрепить его веру в собственные силы…

С проституткой всё – иначе. Если ей специально (и по высокой таксе!) не доплатишь за лицедейство, то отработает она лишь то, что было оплачено, то есть — сам процесс совокупления. А чтоб при этом сказать мужику, как обычно делают бабы, «Мой котик!», или: «Как же я люблю тебя, моя дурашка!» — это дудки, «Мы так не договаривались!»

Так что в этом смысле массовое недовольство клиентов Скворцовой было объяснимо. Однако ведь так делают и практически все остальные проститутки, — кроме наивных дурочек, не имеющих должного опыта, и норовящих отдать пыхтящему над тобою мужику больше, чем он заслуживает!.. Алла не была дурой, только и всего…

…Но когда, наслушавшись жалоб на «лень и бесталанность» покойной жрицы эротического массажа, я тихонечко окольцовывал говоруна красными флажками уточняющих вопросов, — всё сразу же менялось. Мигом клиента «пробивало»: да он же сам на себя подозрения наводит, указывая следствию возможный мотив своей замешанности в мокрухе!.. Дескать, недоотдраила его соска по полной программе, остался он недоувлетворённым, ну и нанял киллера, чтобы тот с неё за понапрасну затраченные бабки рассчитался!..

И сразу же тональность воспоминаний «ново-руса» о кратковременном знакомстве с аллочкиными телесами менялась на диаметрально противоположную… Оказывается-де, и пальчики у неё — на редкость нежные и шаловливые, и рот – бесподобно чувственный, а что она проделывала с помощью мускулов вагины – о, это вообще!..

И клиент закатывал глаза, не находя слов, и пуская порнушные слюнки…

При большом желании такое поведение могло вызвать подозрение. С чего бы это он, спрашивается, так упорно отводит от себя подозрения?.. Не потому ли, что и впрямь он и пустил её в расход?!.

Но я уж достаточно отработал в угрозыске, чтобы осознавать типичность и стандартность именно такой линии поведении, и не придавать её серьёзного значения. Впрочем, и не моё это дело — кого-то подозревать, — на то есть возглавляющие расследование люди — тот же следователь, например, или начальник угрозыска…

А такие опера-трудяги, как я, рабочие лошадки угрозыска — вообще редко становятся «раскрывателями» серьёзных преступлений, — не тот у нас уровень, и не та задача…

Наше дело — добыть информацию и передать её начальству, а уж оно, накопив достаточный объём сведений, и получает возможность делать выводы, определять основных подозреваемых, давать команду на их усиленную разработку, и контролировать ход этой разработки…

Зачастую, допрашивая то или иное лицо, фигурирующее в деле, я и понятия не имею, какое место занимает оно в деле, согласно планам и намерениям моих руководителей. С равной долей вероятности он может быть и «паровозом», на который всё и собираются подвесить, и случайно проходящим по делу одуванчиком, который, промелькнув разок в протоколах допросов как опрошенный, больше никогда и нигде во время следствия не всплывёт… Хотя при большом желании из такого «одуванчика» вполне можно изобразить «соучастника», а то и основного виновника преступления…

У моего начальства в каждом отдельном случае могут быть какие-то свои игры, о которых оно мне докладывать не обязано. Может, хочет какого-то бандита обелить, а может — и невиновного в тюрьму засунуть…

Вот почему я стараюсь ни в какие тонкости без команды не влезать, и по возможности — не делать ничего сверх приказанного, даже если мне и кажется, что сделай я лишь шаг в том направлении — и преступление было бы раскрыто…

Но где гарантия, что начальство в данном конкретном случае действительно хочет преступление раскрыть?..

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК

Читайте также: