Объявленная 1 ноября забастовка в Беларуси не состоялась. Как раньше бастовали белорусы. 5 историй

Снимок имеет иллюстративный характер. Рабочие «Беларуськалия» объявляют забастовку и требуют отставки президента Александра Лукашенко, освобождения задержанных протестующих, проведения новых президентских выборов. Минская область, Беларусь. 18 августа 2020 года. Фото: Виктор Драчев / TASS / Forum

Белорусское объединение рабочих призвало бастовать с 1 ноября 2021 года. За первый день сообщения о забастовках были только от организаторов, подтверждений массовых забастовок не было. А как бывало раньше?

Самое массовое выступление рабочих в истории Беларуси, тогда еще номинально советской, состоялось в апреле 1991 года, вспоминает издание  belsat.eu. Протесты 2020 года, возможно, вызвали забастовки, способные претендовать на второе место. Кроме «синхронных» больших выступлений белорусы между 1991 и 2021 годами устраивали много меньших, иногда эффективных забастовок.

1991: Забастовки на 98 предприятиях, митинг на 50 тысяч, перекрыта железная дорога в Орше

Об этой забастовке говорят как об общенациональной. Как начался тот протест, рассказывал Сергей Наумчик, в то время депутат Верховного Совета БССР. 17 марта прошел референдум о сохранении СССР, а через две недели, 2 апреля, Совет Министров СССР поднял цены на продукты и другие товары в 2–3 раза. Примеры тогдашних цен и зарплат публиковал Onliner.by.

Уже 3 апреля рабочие Минского электромеханического завода перекрыли улицу Долгобродскую в Минске (через 10 лет ту же улицу будут перекрывать рабочие МТЗ с требованием выплатить задержанные зарплаты). За МЭМЗ вышли рабочие других заводов, колонна двинулась к Дому правительства – там собралось 50 тысяч человек, а то и больше. Говорят, будто только с «Интеграла» вышли 30 тысяч.

На следующий день стачку объявили уже десятки предприятий, в их числе были МАЗ, Минский завод шестерен, Минский завод автоматических линий. Прошла неделя – стачкомы появились в Орше, Молодечно, Борисове, Солигорске, Лиде, Гомеле… В результате в забастовочный комитет вошло 98 предприятий. Их поддержали оппозиция БНФ, Василь Быков и Алесь Адамович.

Требования сначала были экономическими, но быстро к ним добавились политические: вывод парткомов с предприятий, отставка президента СССР и союзного правительства, новые выборы в Верховный Совет БССР и придание конституционного статуса декларации о государственном суверенитете Беларуси.

24 апреля рабочие в Орше выдвинули ультиматум, потребовали созвать чрезвычайную сессию Верховного Совета БССР, легли на рельсы крупного железнодорожного узла. В Оршу направили полторы тысячи бойцов ОМОНа, вечером 25 апреля оршанские рабочие прекратили забастовку.

Политических требований рабочих тогда не выполнили, вспоминает издание «Заўтра тваёй краіны», но в экономических – пошли на уступки: на следующий день после прекращения оршанского протеста начались переговоры, в конце концов повысили зарплаты, пенсии и компенсации по росту цен. Увольнений участников забастовки, говорят, не было.

«Беларуськалий»: протесты с 1989-го и все 1990-е

После прекращения оршанского протеста 1991 года продолжали бастовать разве только солигорские шахтеры, их протест длился в целом месяц, остановился и возобновился в августе 1991-го – тогда бастовали еще месяц. О том протесте «Солидарности» рассказывал один из его лидеров – Василий Юркин.

По количеству упоминаний о протестах и попытках отстоять свои права шахтеры «Беларуськалия» – передовики. И в 1991 году был не первый солигорский протест.

Белорусский независимый профсоюз вспоминает: когда в июле–августе 1989 года по СССР прошла волна забастовок в «угольных» регионах, солигорские калийники присоединились к требованиям шахтеров-угольников, но бастовать не решились. Переговоры с делегацией солигорских шахтеров прошли в Москве, но по итогу протестующие почти ничего не получили – удовлетворили с полсотни незначительных требований: как снабжение столовых салфетками и специями. Независимый профсоюз горняков пишет: 1991-2007, рабочие тогда выдвигали и политические требования, вплоть до ликвидации политической монополии КПСС. В 1990 году требования повторили и уже объявили предупредительную забастовку, но выполнения требований снова не добились.

Снимок имеет иллюстративный характер. 3 апреля 1991 года рабочие Минского электротехнического завода прекратили работу и вместе с работниками Завода автоматических линий и Завода шестерен вышли на улицу. Уже 4 апреля на митинг возле Дома правительства собралось 50 тысяч человек. Фото: Сергей Брушко. Источник фото: euroradio.fm

После протестов 1991 года солигорские шахтеры начали образовывать структуры будущего профсоюза. В 1992 году забастовка на «Беларуськалии» продолжалась 44 дня, шахтеры и их родственники держали голодовку 18 дней, а 44 человека устроили пеший поход на Минск. Протестующие добились того, что одному из лидеров протестующих, Ивану Юргевичу, дали трибуну в Верховном Совете. В итоге с рабочими «Беларуськалия» подписали первое в Беларуси тарифное соглашение, повысили зарплаты в 3–4 раза, в следующем году подписали с рабочими коллективный договор, который сокращал шахтерам рабочее время на час.

Солигорцы устраивали марш на Минск также в 1996-м (тогда участников задержали, оштрафовали), велосипедный пробег в 1997-м, массовые протесты осенью 1998-го с еще одним походом на Минск (участников задерживали и по дороге, и в Минске, но пенсию для забойной группы согласились увеличить вдвое) и «итальянскую забастовку» (по итогам которой подняли тарифные ставки и оклады)… Но в нулевых протесты шахтеров уже практически не упоминаются.

1995: единственная забастовка Минского метрополитена

17 августа 1995 года в Минске не открыли двери станций метро. На площади на территории депо «Московское» (около «Института культуры») собралось 900 бастующих, вели переговоры с мэром Минска, но не договорились. Приехал ОМОН, повел рабочих на площадь Свободы, где был офис Свободного профсоюза.

Сотрудники метрополитена возмутились тем, что начальство отменило статьи коллективного договора и тарифного соглашения – это было еще в конце апреля, до начала забастовки сотрудники пытались добиться правды другими способами (письмами, судом, «примирительной комиссией»). За два дня до начала забастовки метрополитеновщиков водители гомельских троллейбусов, работники минских автопарков и троллейбусных депо решили выходить на работу, но не садиться за руль, пока не поднимут зарплат. Метро поддержало их протест.

18 августа минским бастующим из наземного транспорта выплатили зарплаты, а участников забастовки в метро начали шантажировать. 19-го начали увольнять машинистов, пригнали спецназ и внутренние войска к офису Свободного профсоюза, но силовики не стали нападать.

Снимок имеет иллюстративный характер. Рабочий белорусского велосипедного завода спорит с милиционером во время забастовки в Минске 25 ноября 2005 года. Несколько десятков рабочих перекрыли главную дорогу, требуя выплаты заработной платы. Фото: Василий Федосенко / Reuters / Forum

20 августа на минское метро приехали штрейкбрехеры из Москвы, железнодорожники из других городов Беларуси, и сотрудники метрополитена начали возобновлять работуАлександр Лукашенко в тот день выступил на государственном телевидении, обвинил в забастовке БНФ, поляков и американцев. 21-го ОМОН задержал профсоюзных лидеров и ряд протестующих, некоторых наказали административным арестом. Всего уволили 56 сотрудников метро, деятельность Свободного профсоюза приостановили, несмотря на два решения Конституционного суда о незаконности соответствующего указа Лукашенко.

После того работники метрополитена протестовали только в 2020 году, но работу метро тогда не прекращали.

Забастовки предпринимателей: 2003–2016

Лукашенко «воевал» с малым бизнесом еще с 1990-х. Ему часто припоминают обещание 1995 года: «через несколько лет пожать руку последнему предпринимателю». Права предпринимателей пыталась защищать организация «Перспектива», образованная в конце 2002 года.

Предприниматели устраивали митинги и забастовки с 2003-го, а в 2004, 2005, 2007, 2013 и 2014 годах были общенациональные однодневные забастовки. Отстаивали как отдельные рынки, так и принятие новых правил и норм.

Снимок имеет иллюстративный характер. Люди проходят перед закрытыми киосками на рынке в Минске. Тысячи белорусских торговцев прекратили свою деятельность во время забастовки против новых правил торговли, которые Беларусь введет в соответствии с условиями Таможенного союза с Россией и Казахстаном, сообщают местные СМИ. Фото: Василий Федосенко / Reuters / Forum

Длительная и крупная забастовка предпринимателей произошла в 2016 году – после Нового года торговцы не вышли на рынки, в киосках остались лишь голые манекены. В феврале и марте предприниматели выходили на митинги на Октябрьскую площадь и Площадь Независимости в Минске.

Однако уличный протест погас, переговоры с властями затянулись, указ № 222, против которого протестовали предприниматели, не отменили, а лишь модифицировали.

«Локальные» забастовки

Массовых общенациональных забастовок в Беларуси не было с 1991 по 2020 год. Однако одиночные забастовки случались – и иногда рабочие добивались своего. По словам историка Александра Агеева, даже в 1950-е и 1960-е рабочие БССР отказывались от работы в знак протеста против снижения уровня жизни. Власти не называли это забастовками, а только «нарушениями дисциплины». Хотя такие случаи в тоталитарном государстве были нечастыми, доходило и до того, что в 1957 году конвейер «Гомсельмаша» стоял три смены. Тот же «Гомсельмаш» бастовал и в 1990-м.

Иногда заводам хватало и дня забастовки – как инвалидам по зрению из оршанского «Электа» в 2016 году. Иногда – было достаточно угрозы бастовать или приостановить работу на несколько часов, как рабочим БАТЭ в 2012-м. Бастовали не только рабочие заводов, которым не платили зарплат или ухудшали условия труда: например, в 2018 году сельчане Октябрьского района с помощью забастовки защитили руководителя предприятия от увольнения, а в 2019 году в Вильнюсе забастовку устраивали студенты ЕГУ.

2020: послевыборные забастовки

Сразу после президентских выборов 2020 года и насилия силовиков против мирных протестующих на множестве белорусских предприятий рабочие отказывались выходить на работу. В середине августа бастовали рабочие «Беларуськалия», МАЗа, БелАЗа, МТЗ, БМЗ, гродненского «Азота», «Нафтана», «Керамина», «Амкодора»…

Тысячи рабочих выходили на митинги. Но забастовку поддержали не все. Где-то рабочие собирались на территории завода, обсуждали требования и возвращались к работе. Где-то, как на БТ, власти пошли на переговоры, а в конце концов уволили всех нелояльных. Где-то рабочих силой загоняли в цеха. Забастовка затихала, потому что власти не собирались выполнять требований рабочих (и сотен тысяч других протестующих): прекращение насилия, освобождение политзаключенных и уход Лукашенко.

С этими требованиями 13 октября Светлана Тихановская выдвинула Народный ультиматум: дала время до 25 октября, а если требований не выполнят, призвала к общенациональной забастовке.

26 октября многие действительно не вышли на работу, а пошли протестовать – даже частные кафе закрывались на «сандень». Однако силовики действовали все жестче: например, на «Азоте» говорили, что на работу загонял ОМОН дубинками и бранью. Власти не выказывали желания идти на переговоры, рабочие не сопротивлялись насилию силовиков, многих арестовали и уволили, и забастовки угасли.

Источник: belsat.eu

Читайте также: