Невинно севшие

Зачастую, когда милиция и прокуратура трубят о сенсационном разоблачении очередного «преступления века», а суды выносят обвинительные приговоры – истинные преступники продолжают разгуливать на свободе. И только редкая случайность дает шанс на оправдание своего честного имени невинно осужденным людям. Две похожие истории о невинно осужденных людях благополучно разрешились совсем недавно. Одна – российская, другая – американская. В Барнауле за три года, проведенные в тюрьме, пострадавшим присудили по 100 тысяч рублей (три с небольшим тысячи долларов). Во Флориде освобожденный недавно человек рассчитывает на миллионы долларов компенсации. Правда, он провел в заключении полжизни – 24 года. Выйти на свободу ему помогла технология идентификации по ДНК. В США действует специальная программа по выявлению судебных ошибок с помощью новых технологий.

«Это смешные деньги за полученный в тюрьме геморрой»

Четверых жителей Барнаула (Россия) – Александра Орехова, Евгения Мочалова, Евгения Ткаченко и Андрея Шуева – осудили за разбой и похищение человека. Их задержали в квартире, где оперативники устроили засаду совсем на других людей. Но доказать это удалось только после того, как они отсидели в колонии строгого режима по три года.

Cогласно российскому законодательству, если невиновного человека осудили и это доказано, то финансовая ответственность ложится на бюджет страны. Все четверо подавали иски о возмещении морального и материального ущерба к Министерству финансов России.

Орехов с Мочаловым были оправданы Алтайским краевым судом, который решил, что один день, проведенный ими в заключении, «стоит» 91 рубль 30 копеек. Итого – по 100 тысяч рублей компенсации каждому за 1089 дней колонии.

«Мы пока не решили, остановиться на этом или требовать полного удовлетворения заявленного нами иска в 5 миллионов рублей, — сообщил российским «Известиям» www.izvestia.ru/ адвокат Александра Орехова Виктор Чумаков. – Сто тысяч – это смехотворные деньги за полученные в тюрьме геморрой, остеохондроз и конъюнктивит, а также за утраченную профессию: мой подзащитный до ареста был успешным риэлтером».

По словам адвоката, сейчас Орехов с Мочаловым не могут найти себе работу. Несмотря на официальную реабилитацию, общество не намерено принимать их как полноценных граждан. Все, что им остается делать, — это добиваться денег от государства и дальше.

Невиновность американца установили через 24 года

Американец Алан Кротзер был осужден еще в 1981 году. Его обвинили в том, что он и еще двое подельников ограбили семью в городе Тампа (штат Флорида), а кроме того – похитили 38-летнюю женщину с 12-летней дочерью и обеих изнасиловали. Обвинение основывалось на показаниях одной из потерпевших, которая из представленных ей фотографий выбрала фото Кротзера. После этого, даже несмотря на свидетельства остальных подсудимых о невиновности Кротзера, его осудили на 130 лет.

Сидеть бы ему до скончания века, если бы не передовые технологии. В дело вмешалась нью-йоркская клиника «Проект «Невиновность». С 1989 года она занимается тем, что проводит анализы ДНК осужденных. Эта программа уже помогла оправдать более 170 человек в 31 штате США.

В прошлом году очередь дошла и до Кротзера. К счастью для него, сохранились образцы спермы насильников. Их сравнили с образцами, представленными самим Кротзером, — и оказалось, что он не имеет никакого отношения к этому преступлению.

Новый суд состоялся в той же Флориде. Под давлением новых доказательств суд полностью оправдал Кротзера, который тут же вышел на свободу. Адвокаты освобожденного заявили, что будут требовать от штата компенсации за судебную ошибку. Такая практика уже применяется. В декабре прошлого года губернатор Флориды Джеб Буш дал разрешение на выплату компенсации в размере 2 миллиона долларов Вилтону Дэджу, который провел 22 года за решеткой, а потом был оправдан – также по результатам анализа ДНК.

Бессилие перед судебными жерновами

Драматические истории, подобные выше рассказанным, происходят достаточно часто. Например, в России только 0,37% приговоров судов первой инстанции – оправдательные. Для сравнения: европейские суды выносят 15-17% оправдательных приговоров, американские – 23-25%.

Но, не взирая на статистику, ни Европа, ни США не застраховано от чудовищных судебных ошибок, калечащие жизнь невиновных людей. В 2004 году закончилось 24-летнее тюремное заключение Томаса Ли Гольдштейна, которого в 1980 году без вины осудили за убийство.

Злоключения Гольдштейна начались 3 ноября 1979 года недалеко от не отапливаемого гаража, который он арендовал за 85 долларов в месяц для жилья. Недалеко от этого места был застрелен Джон МакГинест. Его труп обнаружили на одной из аллей Лонг Бича.

В то далекое время, Гольдштейн был учащимся инженерного факультета Колледжа Лонг Бич Сити и как беззаботный студент частенько прикладывался к спиртному. На этой почве у него было три привода в участок за нарушение общественного порядка и распитие спиртного в неположенном месте. Но ни разу его не привлекали за более тяжкие проступки, да он их никогда и не совершал.

Полиция наведалась в его жилище спустя две недели после того, как был обнаружен труп. Полицейские допросили его и устроили обыск. И, несмотря на то, что обыск не выявил никаких улик, доказывающих причастность студента к убийству, Гольдштейна все же арестовали. Позже его подвергли процедуре проверки на детекторе лжи, которая также ничего определенного не выявила. И тем ни менее против него было выдвинуто обвинение – как спустя годы выяснилось, основанное на ложных показаниях.

Двое, якобы, свидетелей – тюремный доносчик Эдвард Финк и «очевидец убийства» Лоран Кэмпбэлл – под присягой дали ложные показания, засвидетельствовав причастности Гольдштейна к убийству. Судебное разбирательство длилось в общей сложности не более недели. Так из жизни невиновного человека были вычеркнуты 24 года жизни…

Назначены террористами

В феврале 2005 года премьер-министр Великобритании Тони Блэр принес публичные извинения ирландским семьям Конлон и Магуайр. 30 лет назад эти люди стали жертвами того, что некоторые британцы называют полицейским произволом, некоторые – самой страшной судебной ошибкой в истории страны.

В 1975 году, в лондонских предместьях Гилфорд и Вулич произошла серия терактов, организованная и осуществленная боевиками Ирландской республиканской армии. От взрывов бомб, оставленных террористами в людных пабах, погибли 7 человек и были ранены свыше ста. Вскоре полиция арестовала четырех молодых ирландцев – Джерри Конлона, Патрика Армстронга, Пола Хила и Карол Ричардсон, объявив их организаторами взрывов. Все четверо были судимы и приговорены к пожизненному заключению.

На этом британское правосудие не успокоилось. По обвинению в причастности к совершению преступления в дело были вовлечены родственники Джерри Конлона: его отец Джузеппе, тетя Анни Магуайр, два двоюродных брата, которым было всего 14 и 16 лет, — всего 7 человек. Родственники также были осуждены на длительные сроки тюремного заключения.

В 1980 году Джузеппе Конлон умер в тюрьме. Через 14 лет после окончания суда выяснилось, что дела всех ирландцев, которых пресса назвала «Гилфордской четверкой», были сфабрикованы полицией. Подозреваемые давали показания под давлением, улики оказались ложными, а доказательства их причастности к ИРА – неубедительными. В 1989 году все обвинения были сняты, и ирландцев отпустили на свободу. Поскольку все члены «Гилфордской четверки» были признаны полностью невиновными, в 1991 году из фондов министерства юстиции каждому невинно пострадавшему была выплачена компенсация размером в 500 тысяч фунтов стерлингов. Однако публичные извинения от британского правительства прозвучали лишь в 2005 году.

По ошибке приговорены… к расстрелу

Однако, в результате трагических судебных оплошностей и предубежденности следователей, невиновных не только сажали, но и пытали до полусмерти, доводили до самоубийства и даже приговаривали к высшей мере наказания.

По самому первому душегубству советского маньяка Андрея Чикатило – убийству второклассницы Лены Закотновой, совершенному преступником в декабре 1978 года в Межевом переулке города Шахты, вследствие судебной ошибки был приговорен к исключительной мере наказания и расстрелян в двадцатидевятилетнем возрасте Александр Кравченко. Имевший судимость за изнасилование и убийство, он проживал в том самом шахтинском Межевом переулке, почему бывшего заключенного и заподозрили в первую очередь.

27 марта 1996 года, когда вся львовская милиция искала серийного убийцу Анатолия Оноприенко, по доносу «доброжелательной» соседки, безо всяких на то оснований Львовская областная прокуратура дала санкцию на задержание автослесаря из Городка 27-летнего Юрия Мозолы. 30 марта, после трех дней, проведенных в следственном изоляторе УСБУ, Юрий погиб. Когда его тело выдали родственникам, те не могли прийти в себя от ужаса – раны на трупе указывали на то, что Юрия избивали и пытали.

В августе 2005 года в Пологах Запорожской области правоохранительные органы арестовали 52-летнего «павлоградского маньяка», имевшего в миру скромное имя Сергей Ткач. За его «подвиги» в период с 1983 по 1989 год в Павлограде угодили за решетку как минимум трое человек, а один полез в петлю, не вынеся свалившегося на него позора. Безосновательные задержания продолжались и после обретения Украиной независимости, поскольку розыскная система продолжала исповедовать не столько принцип дедукции, сколько метод психологического и физического давления, склоняющий к «явкам с повинной» куда быстрее, чем улики. За последнее из серии приписываемых Ткачу преступлений – убийство 12-летней Яны Бондаренко, совершенное в марте 2001 года, был арестован душевнобольной парень, который сознался во всем и очень убедительно воспроизвел обстоятельства преступления. По четырем убийствам девочек и девушек в Пологах Запорожской области тоже были найдены обвиняемые, хотя сейчас говорят, что и эти преступления на совести Ткача.

Посадил – пошел на повышение

А вот россиянин Сергей Михайлов, можно считать, родился в рубашке. 4 октября 1994 года в городке Вельск Архангельской области (Россия) была изнасилована и убита 8-летняя Ира Крашенинина. Через месяц напряженной работы внимание оперативно-следственной группы привлек 20-летний Сергей Михайлов, житель деревни Малая Липовка. Он был воспитанником интерната, имел условную судимость – за кражу куртки. В его холостяцком деревенском доме часто видели девочек-подростков. И, кроме того, в час, когда была убита Ира Крашенинина, Михайлов находился не в родной Липовке, а в Вельске. Этих «улик» оказалось достаточно для его задержания.

Кроме того, на месте преступления была найдена связка ключей, предположительно потерянная преступником. Один из ключей с этой связки подошёл к замку на амбаре в деревне Липовка. А Михайлов подтвердил на допросе, что время от времени таскал из этого амбара комбикорм. К тому же вовремя подоспело и заключение криминалистической экспертизы: на одежде Михайлова нашлись волокна с одежды погибшей девочки. И, наконец, у следователей на руках была «царица доказательств» — чистосердечное признание Михайлова, снятое на видеопленку. 24 апреля 1995 года Архангельский областной суд приговорил его к высшей мере наказания – расстрелу.

В камере смертников Михайлов просидел два напряженных года, ежедневно ожидая прихода исполнителей. Но, слава Богу, так их и не дождался.

20 ноября 1996 года в том же овраге, где двумя годами раньше погибла Ирина Крашенинина, нашли новую жертву – 8-летнюю Ольгу Адамову. Она была изнасилована и задушена. Спустя месяц в следственном изоляторе Вельска оказался некий Александр Козлов. Он признался в убийстве не только Ольги Адамовой, но и Ирины Крашенининой.

А Михайлова подвели обстоятельства. Экспертиза, обнаружившая на его одежде волокна одежды Ирины Крашенининой, просто ошиблась. И такие ошибки в его деле не редкость. Связка ключей, которую нашли на месте преступления, действительно была потеряна преступником. Но не Михайловым, а Козловым. И совершенно случайно ключ с этой связки подошёл к амбару, из которого Сергей таскал комбикорм: замок был старым, разболтанным. Но больше всего Михайлов подвёл себя сам: сельский житель с 7 классами образования, мягкий и даже слабовольный по характеру, он не смог противостоять давлению сотрудников милиции и дал те показания, на которых они настаивали.

За изнасилование и убийство двух 8-летних девочек Александр Козлов получил всего 15 лет лишения свободы. Сергея Михайлова освободили через 3 года. Именно столько времени потребовалось на прокурорские проверки, переписку архангельских прокуроров с московскими и принятие решения об освобождении Михайлова.

Судья Мусавир Файзуллин, который вынес смертный приговор, долго переживает ту ошибку. Говорил, что, если бы Михайлова успели расстрелять, он до конца своих дней каялся бы. А вот у руководителя оперативной группы, который выбил у обвиняемого признательные показания, наоборот, все в порядке. Он пошел на повышение в Москву и сейчас служит в центральном аппарате МВД. И никто почему-то не мучает его вопросами: как получилось, что в результате его действий едва не был расстрелян невиновный человек…

Виктор Линник, специально для «УК»

Читайте также: