Щит и меч якудзы

Сотни лет существует самая загадочная в мире мафия — японская «якудза». Но о ней обычный человек знает очень мало. А между прочим, ее деятельность и возможности по своим масштабам зачастую превосходят любую другую национальную мафию.Учителями российских криминальных авторитетов впору считать не столько американских гангстеров, существующих сегодня лишь в книгах и кинофильмах, сколько многотысячный отряд японских якудза. Возникшая триста лет назад, якудза остается не только старейшей, но и, вероятно, самой могущественной мафией на Земле. При этом она – наиболее закрытое, необычное и загадочное из всех мировых мафиозных сообществ.

Почти ничего не знают о ней и в России. Хотя для нас эта тема, казалось, должна представлять особый интерес. Незаконный промысел на Дальнем Востоке, который ведут японцы в российских водах, «выгребая лопатой» рыбу и знаменитого сахалинского краба, контролируют якудза. Это сотни миллионов долларов прибыли. Известно также о связях якудзы с российской дальневосточной рыболовецкой мафией: по некоторым данным, контакты с японскими группировками курировал недавно погибший криминальный авторитет Джем.

Больше всего, пожалуй, удивляет живучесть якудзы. Если Япония – страна долгожителей, то якудза – долгожитель среди других мафий. Хотя сказано не про нее, но именно к ней больше всего подходит классическое – «Мафия бессмертна». Если последние классические мафиози Америки сегодня мирно доживают свой век в тюрьмах и их переход в мир иной окончательно подведет черту под эпохой могущественных ганстеров, то японская якудза не собирается отдавать концы.

В последние месяцы после некоторого затишья она вновь в центре внимания. Все чаще высказываются предположения о том, что грядет новая, уже какая по счету, война за передел сфер влияния. Следствием чего может стать смена высшего руководства в самом мощном мафиозном синдикате «Ямагути гуми», объединяющем в своих рядах около сорока тысяч мафиози. Дело в том, что с начала года не появляется на людях глава «Ямагути гуми» Сайдзо Кисимото. Вообще-то он нечасто бывает в общественных местах и избегает телекамер. Однако в этом году он пропустил и два совершенно обязательных для мафиозо такого ранга мероприятия. В феврале Кисимото отсутствовал на ежегодном заседании руководителей «Ямагути гуми», состоявшемся в штаб-квартире синдиката в городе Кобэ. Заседание прошло рекордно быстро – уже через пятнадцать минут после начала встречи главарей отдельных банд «Ямагути гуми» видели выходящими из здания штаб-квартиры синдиката. Ранее Кисимото не появился на торжественной новогодней встрече коллег 8 января этого года. Между тем на ней присутствовал даже «почетный президент» преступного синдиката Иосинори Ватанабэ.

  Интерес к теме мафии сегодня подогревается и тем, что новый премьер страны Дзюнъитиро Коидзуми, пришедший к власти в апреле прошлого года, объявил войну преступным синдикатам. Деятельность якудзы – не только феодальный пережиток, наносящий ущерб цивилизованному имиджу Японии, но и тормоз для национальной экономики, считает премьер.

Но что поразительно: через двенадцать месяцев после прихода к власти дела Коидзуми, бросившего вызов хозяевам жизни из «Ямагути гуми», идут все хуже и хуже. Еще совсем недавно его рейтинг достигал астрономической высоты – свыше 70 процентов. Однако сегодня река всенародной любви к премьеру загадочным образом высыхает, рейтинг снизился до 35. При этом Коидзуми не совершил никаких катастрофических экономических или политических просчетов. Что же произошло? Не боссы ли «Ямагути гуми» с их мощными рычагами влияния приговорили на своих тайных сходках некогда популярного премьера к политической смерти? Эта версия не выглядит такой уж неправдоподобной, если внимательно проанализировать место, которое якудза занимает в жизни Японии.

  «Я» по-японски значит «восемь», «ку» – «девять», «дза» – устаревшая форма от «сан» («три»). В сумме двадцать – особое число в японских карточных играх. История японской мафии начинается в XVII веке, и первым известным якудза был отчаянный картежник по имени Бандзуйин Тебэй. Приехав в столицу из глубинки в числе тысяч других самураев, искавших здесь место под солнцем, этот представитель воинского сословия решил зарабатывать на жизнь не мечом, а тем, в чем ему не было равных, – карточной игрой. Он открыл игорный дом. Дело пошло. Вскоре вчерашний аутсайдер обнаружил, что карты могут принести ему не только деньги. Они помогли Тебэю установить доверительные отношения с властями Эдо (так в средние века назывался Токио). К нему стали обращаться, когда нужно было решить какую-то задачу, требовавшую предприимчивости, изворотливости, а иногда и умения действовать «за гранью фола», чего представители властей не могли себе позволить.

Когда, например, потребовалось проложить в городе дороги и отремонтировать стены Эдосского замка, а средств и рабочих катастрофически не хватало, отцы города пришли за помощью к картежнику, хотя тот ничего не смыслил в градостроительстве. И тем не менее блестяще справился с задачей. На помощь пришли карты. Тебэй играл с незадачливыми провинциалами, приехавшими искать удачи в столицу. Обставить их для карточного гения не составляло труда. Чтобы отдать долги, проигравшиеся нанимались на стройку, которую возглавил Тебэй. Тех же немногих, кто пытался замотать долг, «ставили на счетчик» и «обрабатывали» так, что они быстренько пополняли собой ряды строителей. Осуществление нового проекта не только увеличило капиталы первого якудза, но и позволило ему разнообразить свой бизнес. Наряду с игорными домами он взял под контроль рынок рабочей силы.

  Сегодня напоминание о том, что первые дороги в городе и стены ставшего исторической реликвией токийского замка строила японская мафия, может вызвать недоверчивую улыбку. Немногие помнят о карточном шулере Бандзуйине Тебэе, но дело его живет. Хотя за свою долгую историю якудза претерпела огромные изменения, принципы, сделавшие ее непотопляемой на все времена, были заложены еще в ту далекую феодальную эпоху.

Принцип первый: вовремя появиться там, где возникают трудности с решением проблемы. Принцип второй: сотрудничество с властями. И теперь, когда власти, словно спохватившись, ужесточили законодательство и повели тотальное наступление на якудзу, оказалось, что вырвать ее из контекста японской действительности просто невозможно. Настолько сильно она в него вросла. Вот лишь несколько эпизодов того, как это происходило.

Вплоть до 30-х годов ХХ века облик якудзы мало отличался от того, каким он был во времена Бандзуйина Тебэя. Группировки, постепенно распространившиеся по территории всей страны, контролировали игорный бизнес и рынок наемного труда. Ведя кровавую борьбу за сферы влияния, безжалостно убивая тех, кто становился у них на пути, якудза при этом не считали себя преступниками. Они представлялись эдакими японскими робин- гудами со своими понятиями о чести и достоинстве, сформулированными в самурайском кодексе поведения.

Летом 1934 года в портовом городе Кобэ произошел случай, доказавший, что роман первого якудза с властью в далеком XVII веке вовсе не был случайностью: мафию попросили усмирить бастовавших портовых рабочих. Вооруженные ножами бандиты под видом рабочих проникли в помещение профсоюза докеров и средь бела дня перерезали всех профсоюзных лидеров. Нападавшие скрылись и отсиживались в «малине» до тех пор, пока руководство банды не договорилось с полицией о том, как спустить дело на тормозах. Боевики явились с повинной, дело представили как уличную ссору, и преступники получили символическое наказание.

Спустя еще десятилетие, в 1946 году, властям пришлось взывать к якудзе для подавления китайских и корейских бунтов. Во время войны императорская Япония вывезла из соседних стран два миллиона пленников. Относились к ним в Японии как к людям третьего сорта, и иностранцы восстали. Для подавления беспорядков в городе Кобэ был создан оперативный штаб из трех человек – мэра города, начальника полиции и… главы местной якудзы. Боевики взяли под охрану полицейские участки, а благодарная полиция обещала не предпринимать против якудзы никаких действий, если ее жертвами станут «выходцы из третьих стран».

  Разобравшись с лицами «китайской и корейской национальности», якудза спустя еще десятилетие отличилась на новом фронте. На сей раз мафию попросили помочь справиться с левым движением, которое в то время было на подъеме. Когда в Страну восходящего солнца с официальным визитом прибыл один из высокопоставленных представителей Белого дома, руководители правящей Либерально-демократической партии обратились за помощью к якудзе, чтобы пресечь массовые демонстрации протеста, организованные компартией. Для обеспечения порядка во время визита важного заокеанского гостя якудза выделила десять тысяч боевиков, которые встали живым щитом на пути манифестантов и не позволили им сорвать визит.

Доказательством того, что в течение десятилетий власти не пыталась бороться с якудзой, а искали оптимальную формулу сосуществования с ней, стал принятый в 70-е годы закон об обложении налогом доходов… гангстеров, включая такую его разновидность, как «сокайя» – рэкет по-японски. Или такой случай. Когда в 1981 году в городе Кобэ хоронили «крестного отца» Кадзуо Таоку и со всей страны в город съехались несколько тысяч людей, вышедших как из одного инкубатора – в одинаковых черных костюмах, с черными галстуками, в черных лаковых ботинках и черных очках, – среди стоявших у гроба были два экс-премьер-министра.

our-news.com

Читайте также: