Проституция в Европе: в борьбе за свои «права». Часть 7

Проститутки на свой манер пытаются бороться за свои «права». Еще во времена Великой Французской революции они обращались к законодателям, чтобы добиться улучшения своей участи. В наши дни они создали организацию «Движение в защиту проституток» и издают журнал «Асфальт». Они устраивают шумные манифестации, организуют пресс-конференции, занимают церкви, безуспешно пытаясь добиться реальной помощи. Такие же «профсоюзы» существуют во многих странах мира.Говоря о проблеме проституции вообще, можно предположить, что сложности решения ее в одинаковой мере сложны как в тех государствах, где она официально разрешена, так и в тех, где она запрещена или Законодатель делает вид, что этой проблемы не видит. Если воспользоваться периодической печатью страны, именовавшейся не так давно СССР, то можно представить маленький дайджест из публикаций в газете “Советская молодежь” (“Проституция в Китае” (номер от 13.06.88 г.):

«Девушек, “продающих свою улыбку” (так их поэтически окрестили китайцы) можно сейчас встретить не только в отеле “Хот Спринг”. Проституция процветает и в больших городах, и в туристических центрах, и во многих сельских районах богатых приморских провинций.

После победы в Китае революции 1949 года решено было покончить с “наследием проклятого прошлого”. Проституцию вместе с азартными играми и курением опиума провозгласили пережитком феодальной системы, символом упадка и уничтожения народа. Проводилась ресоциализация сотен тысяч проституток, закрывались публичные дома (в одном толъко Шанхае их было официально зарегистрировано свыше 800). В 50-е годы проституцию признали ликвидированным явлением. Однако полностью она не исчезла. В 70-е годы на самом большом променаде Шанхая деликатно расстегнутая пуговица блузки означала готовность к противоправному действию.

С момента, когда Китай под руководством Дэн Сяопина вступил на путь хозяйственных реформ и начал реализацию политики открытости по отношению к внешнему миру, проституция приняла угрожающие размеры. Постоянно увеличивавшееся число случаев заражения венерическими заболеваниями, которые с 1964 года считались . ликвидированными. Участники организованного в 1987 году симпозиума сообщили, что между 1984 и 1985 годами эта заболеваемость возросла в несколько раз. Возобновили деятельность 16 официальных отделений медицинского надзора, которые должны контролировать распространение венерических болезней. 68 специализированных центров пытаются наставить девушек на путь добродетели. Например, Шанхай получил подобный центр уже в 1984 году. 770 проституток подверглись там “публичному воспитательному процессу”.

Однако новые ужесточенные санкции нe дали большого эффекта. К примеру, в законодательство провинции Гуандун введено положение, согласно которому как проститутка, так и сутенер могут быть наказаны двухнедельным арестом и денежным штрафом до 5000 юаней.

Молодые женщины “работают” преимущественно возле кинотеатров, ресторанов и отелей. В Шанхае они сидят в барах исторического “Пис Хоутел” или в “Клуб д “Элеганс” отеля “Джиньянг”. В Кантоне их нанимают в частные кафе рестораны в качестве дам-компаньонок, а также в дискотеки, где они числятся платными партнершами. В столице страны они курсируют между кафетериями “Пекинского отеля”, а в Сямыне терраса отеля “Луянг” превратилась в место для установления контактов. Kак оказалось, лишь немногих женщин к занятиям проституцией толкает трудное материальное положение. Так, во время бунта, организованного 51 проституткой, задержанной в одном из окружных городов в провинции Фуцзянь, выяснилось, что только 11 из них происходили из бедных крестьянских семей и нe имели профессии. 20 занимали служебные должности в государственнык учреждениях, 5 были учащиеся, а 4 занимались частной торговлей.»

Как сообщил журнал “Тайм” в 1987 году, в Брюсселе, в штабквартире ЕЭС состоялся второй всемирный съезд проституток, в котором приняли участие 122 делегатки и 3 делегата из разных стран мира.

“Большинство их, демонстрировало безудержный оптимизм” — пишет “Тайм”. “Хорошие девочки могут попасть . только в рай, плохие девочки могут попасть куда угодно”. было написано на майке одной из делегаток съезда.

В Бразилии эта проблема выглядит иначе. «Проститутки Бразилии, объединяйтесь!” — таков лозунг созданного недавно своеобразного профсоюза работниц самой древней профессии.

Как с гордостью говорит координатор объединения и лидер адвокатской группы Габриэла Силва Лейте в интервью корреспонденту агенства Рейтер, подобной организации нет ни в одной стране Латинской Америки. Проблема не так забавна, как кажется на первый взгляд. Ведь женщины легкого поведения — довольно многочисленная группа рабочего населения страны — на 144 миллиона населения Бразилии прикодится 7,5 миллиона проституток.

Только после перехода власти к гражданскому правлению возникла возможность создания организации проституток. В 1987 году прошла национальная встреча, на которой присутствовало лишь 50 “профессионалок”. Сейчас же “профсоюз” насчитывает 4 тысячи членов имеет представительства почти во всех административных центрах штатов Бразилии.

“Сейчас страна нуждается в новой “сексуальной революции”, чтобы развеялось одностороннее отношение к профессиональной проституции, — считает Габриэла. — Правые рассматривают нас как необходимое зло, с которым они мирятсн, поскольку оно предохраняет нравственность “порядочных девушек”. Левые же полагают что проституция — очередная язва капитализма, которая рассосется сама собой после победы социалистической революции. Однако мы занимались нашим ремеслом задолго до появления класса буржуазии”.

По бразильским законам, сама проституция нe является преступлением, однако к уголовной ответственности могут быть привлечены владельцы притонов и гостиниц, где функционируют представительницы самой древней профессии.

“Мы настолько окрепли, что начали издавать ежемесячную газету под названием “Бейжу да руа” (Поцелуй улицы). На 12 полосах мы ведем откровенный разговор о проблемах нашей профессии, воодушевляем коллег на борьбу за свои права, — нe без гордости сообщает Лейте.” Это из ру5рики “по материалам ТАСС и “СМ” в номере от 01. 08. 89 г.

Ну, и конечно, было бы просто неприлично обойти вниманием Францию которой, почему-то, начинают и заканчивают разговоры о проституции. Ю. Коваленко в № 49 “Недели” за 1988 год опубликовал материал под заголовком “НИ” протягивает руку помощи” и вот о чем он поведал:

По некоторым подсчетам, проституток в столице около пятнадцати тысяч — от семнадцати до семидесяти лет. У каждой своя “точка”, свои несколько квадратных метров тротуара или место у стойки бара.

В 1946 году во Франции был принят закон Марты Ришар (по имени одного из авторов), в соответствии с которым были закрыты “дома терпимости”. Некоторые поспешили назвать закон “великой победой”. Но эти меры ни в малейшей степени He ограничили распространение самой древней в мире профессии.

У этого ремесла, как ни странно, здесь есть и свои защитники, которые его оправдывают. Называют “необходимым злом”, утверждая, что проститутки якобы играют общественно полезную роль, ибо служат утешением для одиноких несчастных, обездоленных и даже… помогают “половому воспитанию молодежи”. Время от времени на страницах прессы, а то и на парламентских скамьях разгораются дебаты о необходимости открытия “домов терпимости”, придания проституткам “официального статуса” и так далее.

— Проституция — страшное социальное зло, — говорит Жак Миллер, президент ассоциации “Ни”, которая ведёт борьбу с этим злом в масштабах всей Франции. — Но для многих она является единственным средством к существованию. Большинство заманивает в свои сети “милье” преступный мир. Есть и такие женщины, которых толкают на это мужья, родители. Мы считаем проституцию формой временного рабства, сбросить его цепи без посторонней помощи практически невозможно. Беда в том, что наше общество принимает ее как нечто само собою разумеющееся и не предпринимает никаких серьезнык мер, чтобы от неё избавиться.

Профессиональные вербовщики — “работеры” — втягивают в проституцию девушек, зачастую несовершеннолетних . Существует и подпольная сеть, по которой во Францию доставляются молодые женщины из африканских стран. Все большее распространение получает детская проституция. Наконец, некоторые женщины занимаются этим ремеслом от случая к случаю, чтобы немного подзаработать.

Проституция тесно связана с преступным миром, который эксплуатирует “индустрию секса”, приносящую, согласно некоторым данным, 15 миллиардов франков в год. Каждую “жрицу любви” опекает сутенер, которому она вынуждена отдавать весь свой заработок. Сутенер стремится поставить проститутку в полную от себя зависимость. Порой, чтобы прочнее привязать ее к себе, он приучает ее к наркотикам. Во многих барах, расположенных вокруг площади Пигаль, торгуют нe только “живым товаром”, но и наркотиками, порнографией. Все это контролирует мафия.

Проституция не считается правонарушением, не карается законом, ибо во Франции, как и в других западных странах женщина имеет “право” распоряжаться собой, своим телом в том числе и продавать его. Но их вовлечение в проституцию, использование в целях наживы — преступление, на которое, однако, полиция смотрит сквозь пальцы. Она, правда, время от времени устраивает облавы на проституток и забирает их за раколаж то есть за приставание к прохожим в публичном месте, но обычно дело заканчивается штрафом. Тем более, что у сутенеров часто имеются покровители в полиции, с которыми они расплачиваются наличными.

Сами проститутки на свой манер пытаются бороться за свои “права”. Еще во времена Великой Французской революции они обращались к законодателям, чтобы добиться улучшения своей участи. В наши дни они создали организацию “Движение в защиту проституток” и издают журнал “Асфальт”. Порой они устраивают шумные манифестации, организуют пресс-конференции, занимают церкви, безуспешно пытаясь добиться реальной помощи.

— Торговля собой, — считает Иветт Бертере, — это форма самоубийства. Происходит полная деградация личности. Но это нe означает, что нельзя порвать с проституцией и что с ней надо смириться. Наша ассоциация, созданная в конце тридцатых годов, ведет борьбу в трех направлениях, — предотвращение, оказание помощи, ликвидация. Нет, это не утопия. Конечно, труден путь из пропасти, но он возможен. Что бы там ни говорили, проституция нe фатальна. Уважающее себя общество должно делать все, чтобы от нее избавиться.

…Мари-Франс, 38 лет. Эта маленькая миловидная женщина самой ординарной наружности похожа на тысячи других француженок. В течение 10 лет она занималась проституцией в 3ападной Германии и во Франции.

— Я прошла через все круги ада, — рассказывает мне Мари-Франс, с которой я познакомился в ассоциации “Ни”. — Работала по телефонным вызовам, “делала” тротуар, потом попала в “бойню” (так называются публичные дома, существующие в кварталах, где живут рабочие-иммигранты: в таких “бойнях” проститутка обслуживает в день до 80 клиентов. Ю. K.) Меня неоднократно забирала полиция, я принимала наркотики — словом, оказалась на самом дне. Если бы ко мне однажды на улице не подошла женщина из “Ни” и нe предложила выпить с ней чашечку кофе, я бы, наверное, либо покончила с собой, либо попала в какую-нибудь африканскую страну, где часто заканчивают свои дни проститутки.

Так рассказал об интересующей нас проблеме соб. корр. “Известий” в 1988 году, а в феврале 1990 года, соб. корр. “Правды” в Париже В. Большаков опубликовал материал под заголовком “Париж, зона риска”. Что-нибудь изменилось?

Да, во Франции действительно проституция нe запрещена законом, преследуются здесь только сводничество, перепродажа проституток как разновидность работорговли. В 1981 году, например, по соответствующим двум статьям французского уголовного кодекса были осуждены 800 сутенёров 190 квартировладельцев-сводников. В 1987 году осуждены 525 сутенеров-сводников и 201 владелец “студий” и массаж ных салонов”, использовавшихся по сути дела как публичные дома. Если за этим делом поймают, хотя это и трудно, то такую “студию” здесь конфискуют, а владельцам за ее: использование в грешных целях выносят приговор — от 2 до10 лет тюрьмы плюс крупный штраф.

3а сводничество полагается от 6 месяцев до 2 лет тюрьмы и штраф от 10 тысяч до 200 тысяч франков, а в случае принуждения к проституции несовершеннолетней или взрослой женщины — от 2 до лет тюрьмы и штраф от 20 тысяч до 250 тысяч франков.

Самих проституток тоже арестовывают время от времени — за оскорбление общественной нравственности или приставание к прохожим. Сервис такого рода, no французским законам, должен быть ненавязчивым. И полиция следит этим строго. В 1980 году, например, (более поздних данных нет) во Франции было заслушано в суде 47160 дел о “приставании”. Статистика во Франции добавляет еще несколько штрихов. Всего в стране по различным оценкам — от 15 до 30 тысяч профессиональных проституток, причем половина из них в Париже. 95 процентами этой секс-армии управляет 15 тысяч сутенеров-сводников, причем 20 процентов из них женщины. Примерно 60 тысяч проституток подрабатывают “на временной основе”. Действительно падших женщин среди них — около трети. Остальные — гомосексуалисты и “травести”, то есть мужчины, подвергшиеся в юном возрасте гормональному лечению или операции стоимостью до 20 тысяч франков, которая превращает их внешне в женщин.

Таково “предложение”. Каковы же масштабы спроса Франции он, кстати, тоже изучается, и скрупулезно. Общий объем “деловых операций” в этом секторе “свободного предпринимательства оценивается в 10 миллиардов франков ежегодно. 3десь не учтены доходы порнолавок, стриптизов и так далее, а также — от сети французских проституток за гра ницей. Считается, что их сейчас около 5 тысяч в Бельгии, ФРГ, Кот д’Ивуар и Сенегале…

Кто они? Настоящих француженок среди профессионалных проституток уже теперь мало. В основном — иммигранты. Из бывших французских колоний, главным образом из Алжира, из Португалии, и Испании, с Гаити, Антильских островов… Статистический портрет их таков: каждые три проститутки из пяти — незамужние. Одна — замужняя, и мужья таких, как правило, знают, каким образом жена добывает деньги. Последняя, пятая часть — это разведенные и имеющие детей.

Среди “непрофессионалов” социальная картина куда более пестрая. Рассказывают, что в городе Мюлуз, например, разразился нe так давно крупный скандал, когда выяснилось что жены средних служащих одного весьма крупного концерна предлагают свои услуги за умеренную плату иностранным командированным. Зарабатывали они, как свидетельствуют протоколы полиции, “на новую машину”, “на то чтобы оплатить расходы во время семейного отпуска” и просто для того, чтобы “свести месячный бюджет семьи с положительным сальдо”…

Профессионалы зарабатывают от 30 тысяч до 200 тысяч франков в месяц, в зависимости от “категории”. Другое дело, сколько проститутке, постоянно рискующей своим здоровьем и даже жизнью, приходится платить сутенерам, рэкетирам, а то и вымогателям из полиции. Это нe говоря уже о постоянных штрафах. Именно эта информация В. Большакова очень наглядно и убедительно позволяет показать разницу между профессиональным занятием и развратом. Пока что ни одна публикация нe акцентирует внимание на этом, весьма существенном факте в данном явлении, почему-то ускользая от взгляда исследователя. И далее В. Большаков совершенно справедливо отмечает, что мафия — подлинный хозяин этого мира Она опутывает проститутку плотной паутиной зависимости от страха и порока. Алкоголизм и наркомания — профессиональные болезни этого круга женщин. Врач-психиатр, обследовавший проституток Булонского леса, говорит: “Они почти постоянно находятся под воздействием наркотиков, в основном — героина. Немудрено, что редко кто из них доживает до 30 лет,.. В год с общефранцузской панели уходят совсем только около 200 проституток, то есть менее 1 процента…

А вот какова номенклатура профессионалов, действовавшая на время публикации материала: “Свечки” — так называют тех, кто стоит, словно на часах под фонарями. Тех, кто имеет свой участок в несколько квадратных метров на тротуаре и маршируют по нему, призывно поглядывая на прохожих, именуют “ходок”. Самые дорогие среди проституток “колл-герлс”. Они работают по вызову, в основном в гостиницах. Иногда в частных домах. Есть еще и “табуретки”. Эти вертятся у стоек баров, есть “тренерши” — они, как правило, сидят за столиками в ночных барах и кафе, составляют компанию поздним посетителям. В открытых кафе работают “зазывалы”, они чаще всего попадают в полицию за приставание. “Амазонки” — “работающие” в собственных машинах, а также “каравеллы” — берущие своих клиентов в аэропортax. В этом перечне особую группу занимают гомосексуалисты, располагающие своим местом — “рынком” или “биржей труда”, если хотите. Есть и особая категория “леснянки” — это нe девицы, а “травело”, переделанные… Фактически, констатирует В. Большаков, все леса под Парижем — Венсенский, леса Фонтенбло, Шантийи, Рамбуйе, Mонморанси все теперь оккупированы “травело”. И клиентура у них есть. За ночь в этом лесу побывает до трех тысяч любителей таких приключений.

Ha улице Сен-Дени местные “свечки” одеты вполне при лично, разве что юбки у них нe мини, а “микро”, и безграничные декольте. Стоят в каждом подъезде. Больше парами редко где по одной. Ha этой улице и нa соседней — рю Блондель в 20 “студиях” работают примерно полторы тысячи проституток. Студию обычно нанимают втроем, вчетвером за 3-4 тысячи франков в неделю Это ясный грабеж, ибо примерно столько же стоит четырех-, пятикомнатная квартира в приличном доме в 15-м и 16-м округах. Урожай, который собирают проститутки в одной только квартире, достигает месяц 60-100 тысяч франков. В целом же месячный оборот студии Сен-Дени и рю Блондель достигает 15-25 миллионов франков. Львиную долю берут себе сводники — квартировладельцы, чистые доходы которых превышают прибыли ведущих корпораций страны. И, хотя, в 1990 году Франция вышла на первое место в Европе по числу больных и инфицированных СПИДом, спрос нa проституцию упал лишь незначительно. Одна из причин этого в том, что в стране постояно поддерживается “бытовой эротизм”. Пропаганда секса поставлена так, что даже кефир, не говоря уже о матрацах или нижнем белье, рекламируются по телевидению с непременным эротическим подтекстом. 3а всем этим большой бизнес, конечно, мафия. Цифры поражают. Каждый десятый француз начинает свое познание женщин с проститутки. 33 процента мужчин в стране имели с ними дело. Только в парижской «зоне риска” — нa свободном рынке продажной любви ежедневно заключается 45 тысяч “сделок”.

“Доминик — одна из 400 “девиц”, постоянно прописанных” нa самой страшной бирже проституток в Париже — на рю Бюдапест, где ежегодный оборот составляет 300 миллпинов франков и “секс-сверхэксплуатация” доведена до высшей степени жестокости. Ей 27 лет. Из них последние десять она провела на рю Бюдапест. Пять лет как она наркоманка. Выглядит лет нa сорок. И к тому же сказывается болезнь. Диагноз безжалостен — СПИД.” Это лицо проститутки, а может быть и обратная сторона медали, разве в этом суть? Нужно согласиться с В. Большаковым, что проституция уже нe просто порок и язва французского общества. Это — индустрия. Духовная гангрена, поставленная на конвейер. Надо ли нам проходить все эти ступени развития? Хотим ли мы сами владеть ситуацией или согласны пустить все на самотек? Кто возьмется решать эти вопросы: политики? Экономисты? Юристы? Скорей всего (и логичней, на взгляд автора) если юристы взялись бы за решение этой проблемы, исключив при этом однобокость взгляда на проблему и политические пристрастия. Но это уже из области мечтаний.

И завершить этот обзор можно несколькими информациями за 1991 год . “Такса за нормальное обслуживание — 50 марок ФРГ, половину отдаю своему покровителю — без особого смущения заявила полицейским представительница первой древнейшей профессии, задержанная в пятницу неподалеку от пограничного перехода Циновец.

45 полицейских участвовали в акции проводившейся Ha 10-километровом участке международной автотрассы близ границы ФРГ. Контролю подвергалось около 80 человек — преимущественно проституток и сутенеров. Объектом их “обслуживания” являются главным образом немцы — шоферы проходящих через чехословацкую территорию грузовиков. “Улов” оказался нe слишком большим: задержано 9 “жриц любви”, которым предъявлено обвинение в “неразрешенной предпринимательской деятельности”. Своей акцией мы лишь слегка попугали проституток и сутенеров, — заявил журналистам майор М. Штолба. — Для достижения более серьезных результатов нам не хватает законодательной основы. Это публикация “Правды” от 22. 10.91 г. собкора A. Крушинского из Праги.

“Проституция — работа или фривольный образ жизни?” Семинар под таким названием был устроен в бразильском городе Белон — столице штата Пара.

Дискуссия проходила no инициативе своеобразного профсоюза, объединяющего “пираний” (так называют в Бразилии женщин легкого поведения) городского центра

Правительство штата Лара поддержало идею, считая, что это серьезная социальная проблема, заслуживающая внимания не только судов и полиции. Местные власти выделили помещение для проведения этого форума. Представлены также транспорт и финансовые средства для размещения и питания делегаток из другиx городов и поселков. А вот председательствовала на конгрессе “первая дама штата супруга губернатора”.

Это сообщил в “Правду” собкор “Правды” С. Свистунов из Бразилии, в корреспонденции от. 15.06. 91 г.

Поистине сенсационным можно назвать сообщение агентства PИA в номере “Правды” от 16 сентября 1991 года o том, что в Красноярске создан независимый профсоюз женщин легкого поведения, о чем сообщила газета “Красноярские профсоюзы”. О том, зарегистрирована ли новая общественная организация и принята ли она в Федерацию профсоюзов Красноярского края, газета не упоминает. Она лишь сообщает, что в этот профсоюз могут влиться новые силы: в оргкомитет профсоюза поступают письма от школьниц с вопросом могут ли быть его членами девушки от 14 до 17 лет, на что получают положительный ответ.

А 9 ноября 1991 года собкор “Правды” сообщил, что Ганновере состоялся очередной, десятый конгресс немецких представительниц древнейшей профессии. Хотя он был закрытым для публики и проходил, как говорится, в своем кругу сведения о его составе и содержании проникли в печать. Из 16 городов прибыли делегатки местных профессиональных объединений проституток. Каждый “профцентр” имеет название — “Гидра”, “Полуночная миссия”, “Лисистрата”, Кас сандра”, “Самопомощь проституток”. Если исходить из приводившихся данных, то чаша сего явления не только нe обошла ФРГ, что всем известно, но и весьма велика. Как утверждалось в Ганновере, проституцией в Германии регулярно занимаются примерно 400 тысяч женщин.

Понятно, что на ганноверском “форуме” речь шла совсем нe о борьбе с этой социальной и нравственной язвой. Собравшиеся требовали, чтобы предоставление “сексуальных услуг” было признано формальной профессией и тем самым давало право на страхование по болезни, по старости, а также… по безработице.

Весьма “ущемленными” в своих правах чувствуют себя соратницы из-за того, что власти подвергают их принудительному медицинскому контролю, а также объявляют центральные кварталы города запретными зонами. Но больше всего их не устраивает, что гражданский кодекс ФРГ объявляет их занятие несовместимым с нормами нравственности и потому нe подлежащим защите закона.

Так выглядит проблема, совершенно независимо от того, нравиться это кому-нибудь или нет. Курение, алкоголизм, наркомания, проституция, преступность — все эти проблемы, переходящие из века в век, караемые из века в век и нeисчезающие во все века. Курение ведь не преступление сегодня, а ведь было время, когда за это, по указу английского короля, если нe ошибаюсь, Карла V, назначалась смертная казнь. Нынче головы, правда, не рубят, но грозят курильщикам раком н всякими разными страшными прогнозами, но сигареты, все же продают.

(Продолжение следует)

А.Я.Вилкс, Латвийская независимая Ассоциация криминологов;

Л.В.Тэсс, Российская криминологическая Ассоциация

crime.vl.ru

Читайте также: