«Частники» вытесняют шпионов-госслужащих

Шпион-«частник» стоит на 100 тысяч долларов дороже офицера-разведчика, но, похоже, это работодателей устраивает. За годы глобальной войны с терроризмом шпионаж стал одним из самых быстрорастущих секторов частного бизнеса в США. Чаще чем когда-либо федеральное правительство привлекает к этой работе коммерческие структуры, хотя держит детали этого сотрудничества в строгом секрете.

Впервые данные о том, сколько средств из засекреченного бюджета спецслужб тратится на услуги частных подрядчиков, были раскрыты 14 мая. На ведомственной конференции под эгидой Агентства оборонной разведки (АОР) представитель директората национальной разведки (ДНР) Терри Эверетт назвал цифру 70%. Учитывая, что текущий бюджет оценивается минимум в $48 млрд., речь идет, по меньшей мере, о $34 млрд. в контрактах.

Текст на одном из слайдов гласил: «Мы не можем шпионить… если не можем купить!» — отличная иллюстрация серьезной зависимости американских разведывательных структур от частных подрядчиков. Характерно, что доклад Эверетта, размещенный на сайте АОР, впоследствии загадочным образом исчез.

За период между 1995 и 2005 годами число договоров, заключенных различными спецслужбами с частными подрядчиками, выросло на 38%. Но в денежном эквиваленте этот рост куда более впечатляющ: общая стоимость разведывательных контрактов увеличилась в два с лишним раза — с $18 до $42 млрд.

Между тем пресс-служба ДНР поспешила заявить, что 70% включает все, что американская разведка приобретает, — от карандашей и зданий до «чего угодно, что мы используем для сбора информации». Впрочем, на вопрос о том, сколько из оставшихся средств направляется на крупные покупки вроде разведывательных спутников, последовал ответ: «Мы не можем говорить о подобных вещах».

Американская разведка всегда привлекала частные фирмы к разработке технологий и оборудования. Однако после терактов 11 сентября 2001 года сотрудничество с негосударственными структурами стало значительно теснее. Значительную часть персонала вновь созданных ведомств составили контрактники — офицеры, попавшие под сокращение после развала СССР и ушедшие в коммерческие структуры. Как следствие, ежегодные затраты разведки на подрядчиков достигли, по некоторым оценкам, $42 млрд. Такие вливания сделали этот рынок привлекательным для шпионов-отставников. К примеру, по данным американского издания Salon, бывший глава ЦРУ Джордж Тенет занимает посты директора или консультанта в четырех компаниях, имеющих контракты с разведслужбами и работающих в Ираке и Афганистане.

Раньше в прессу просачивалась информация о стоимости отдельных контрактов, но общие суммы никогда не назывались. В прошлом году газета Washington Post писала, что подавляющее большинство сотрудников двух ключевых агентств — Национального антитеррористического центра и пентагоновского Управления полевой контрразведки — не являются госслужащими (в управлении таких более 70%). В ЦРУ ситуация ненамного лучше: «частниками» являются около 60% его сотрудников.

Впрочем, сама по себе статистика еще не показывает степень зависимости американской разведки от частных компаний. В то же время многие функции и должности, которые были исключительной прерогативой госслужащих, делегированы гражданским лицам. К примеру, значительную часть информации, собираемой спутниками-шпионами и беспилотными разведчиками, обрабатывают подрядчики. Они же поставляют и обслуживают программное обеспечение, предназначенное для сбора и анализа информации о подозреваемых в терроризме как в самих США, так и за рубежом. Цели для ударов в Ираке и Афганистане также зачастую определяют коммерческие компании-контракторы разведслужб. По данным Salon, прослушкой в интересах Национального агентства безопасности тоже занимаются приватные фирмы. Не говоря уж о таких «мелочах», как предоставление услуг связи и ее защита различным службам. Аутсорсинг стал привычным делом и в области обычной разведки. В ЦРУ наемники помогают обслуживать зарубежные резидентуры и обеспечивают маскировкой агентов, работающих под прикрытием.

Из-за завесы секретности, традиционно окутывающей все, что связано с финансированием разведки, не только публика, но и большинство конгрессменов не представляют, как «частники» получают деньги, какую работу они за это выполняют и насколько эффективно. Однако значительная часть этой информации доступна самим фирмам-подрядчикам, которые не брезгуют использовать ее для лоббирования своих интересов. К примеру, Science Applications International Corp., один из крупнейших подрядчиков в области разведки, в прошлом году потратила на это $1,33 млн. Кроме того, эксперты отмечают, что непрозрачность сферы открывает широкие возможности для коррупции. Тем более что прецедент уже есть. В прошлом году конгрессмен Дюк Каннингем получил восемь лет тюрьмы за то, что обеспечил компанию MZM, крупного подрядчика министерства обороны, новыми контрактами с Пентагоном и ЦРУ стоимостью в десятки миллионов. Платой за услуги стал скромный откат в размере $2 млн. А в мае в сговоре с той же MZM был обвинен бывший замдиректора ЦРУ Кайл Фогго.

Между тем значительное увеличение числа контрактов совпало по времени с грандиозными провалами разведслужб — от истории с несуществующим оружием массового поражения в Ираке до скандалов из-за пыток заключенных, к охране и допросам которых привлекались сотрудники фирм-подрядчиков. Дошло до того, что сама ДНР усомнилась в целесообразности и эффективности аутсорсинга. В докладе, опубликованном прошлой осенью, агентство отметило, что разведывательное сообщество вынуждено конкурировать с подрядчиками за собственных сотрудников. Столкнувшись с нестабильным финансированием и дефицитом персонала, разведслужбы вынуждены «использовать подрядчиков для деятельности, которая может быть на грани правительственной». Что означает: разведслужбы не имеют четкого представления о том, какая деятельность должна оставаться исключительной прерогативой госслужащих, а какую можно перепоручить гражданским лицам, работающим на частные компании. ДНР также выяснила, что «те же подрядчики нанимают наших собственных сотрудников, проверенных и обученных за счет государства, и затем «сдают» их нам в аренду за большие деньги».

Недавний доклад сенатского комитета по разведке проливает свет на бремя налогоплательщиков. По его оценке, в среднем офицер-разведчик обходится государству в $126,5 тыс. ежегодно. В то же время помощь «частника» обходится в $250 тыс. «Учитывая эту разницу в стоимости, — говорится в докладе, — комитет полагает, что разведслужбам следует стараться в долгосрочной перспективе уменьшить зависимость от подрядчиков».

Тем временем конгресс и сенат пытаются выработать механизмы контроля над формированием и распределением разведывательного бюджета. Со следующего года ДНР обяжут предоставлять детальную информацию о подрядчиках. Кроме того, конгресс предлагает составить списки подрядчиков-мошенников, а также внедрить ряд механизмов проверки эффективности работы частных компаний, сотрудничающих со спецслужбами. В этом случае разведывательный бюджет США фактически может стать открытым. И неизвестно, от чего ущерб безопасности страны будет большим.

Алексей Кафтан, Комментарии

Читайте также: