Как теперь не стать секс-уголовником на супружеском ложе

Как теперь не стать секс-уголовником на супружеском ложе

Изменения в Уголовный кодекс народные избранники утвердили еще в декабре прошлого года, но отсрочили их вступление в силу до 11 января 2019 года. То есть спустя 10 дней нового года украинцы будут жить по новым правилам.

Что же такого нового в изменениях, внесенных народными избранниками в базовый закон, и как теперь не стать секс-уголовником, разбирались в издании  «Апостроф«.

Похожее изображение

Итак, парламент изменил статью 152 УК Украины, которой определяется, что такое «изнасилование». Согласно норме, действующей до 11 января, изнасилованием следует считать «половое сношение с применением физического насилия или угрозы его применения». За это можно получить от 3 до 5 лет лишения свободы. Однако уже с 11 января изнасилованием следует считать «совершение действий сексуального характера, связанных с вагинальным, анальным или оральным проникновением в тело другого лица с использованием гениталий или любого другого предмета, без добровольного согласия потерпевшего лица».

И эта норма вызывает сразу несколько вопросов. Во-первых, «проникновение в тело другого лица» может быть только в том случае, если преступник мужчина. Если же насильник женщина (что достаточно редко, но все же случается) то проникать в тело жертвы для насильственного удовлетворения полового влечения женщине совсем необязательно.

Это несоответствие было замечено еще на этапе прохождения законопроекта в парламенте главным научно-экспертным управлением ВР.

«Не совсем понятно в тело, какого именно лица (потерпевшего или насильника) должно осуществляться проникновение для квалификации преступного деяния. Если речь идет о проникновении в тело потерпевшего, то при определенных обстоятельствах виновные могут избежать уголовной ответственности. Например, если изнасилование осуществлено женщиной, и потерпевшим будет мужчина, то «генитальное проникновение» происходит только в тело женщины», — значилось в тексте выводов научно-экспертного управления.

Правда, женщины-преступницы могут попасть под действие обновленной статьи 153 «Сексуальное насилие» Кодекса, которая трактует это понятие как «насильственные действия сексуального характера», но без проникновения в тело жертвы. За это предусмотрена ответственность до 5 лет лишения свободы.

Во-вторых, все эти антипуританские вещи — «совершение действий сексуального характера, связанных с вагинальным, анальным или оральным проникновением в тело другого лица» — в принципе делать позволительно, если есть «добровольное согласие» второй стороны. Если его нет, можно сесть от 3 до 5 лет.

Но что необходимо считать «добровольным согласием»? Здесь, к счастью, законодатель не оставил украинцев барахтаться в океане юридических хитросплетений и сделал важное примечание: «Согласие считается добровольным, если оно является результатом свободного волеизъявления лица, с учетом сопутствующих обстоятельств».

Убрав компоненту физического насилия в статье об изнасиловании как таковую и заменив ее добровольным согласием, депутаты сделали медвежью услугу будущим жертвам таких преступлений. Ведь, если сейчас, например, побои на теле жертвы однозначно свидетельствуют о факте изнасилования, то в будущем не будет никакой разницы, есть синяки на теле или нет, если было получено «добровольное согласие при сопутствующих обстоятельствах». А жертве еще нужно будет доказать, что такого согласия не было. В итоге, абсолютно любой половой акт с проникновением, даже между законными супругами, потенциально может считаться изнасилованием.

Впрочем, по словам профессора кафедры криминального и криминально-процессуального права НаУКМА Николая Хавронюка, который является автором научно-практического комментария к новым новеллам Уголовного кодекса, краеугольным камнем уголовных дел в сфере сексуального насилия все равно будут оставаться доказательства.

«Понимаете, Уголовный кодекс — это одно, но есть еще Уголовный процессуальный кодекс, который требует доказательств. Доказательства должны быть в любом случае. Одного заявления лица о том, что оно не давало согласия, абсолютно недостаточно, чтобы осудить другое лицо. Отсутствие согласия необходимо доказывать точно так же, как раньше мы доказывали наличие насилия, или какого-то состояния, при котором жертва не могла осознавать, что с ней происходит», — пояснил «Апострофу» Хавронюк.

Эксперт заверил, что введение понятия «добровольного согласия» в комплекс статей о сексуальном насилии усовершенствует законодательство.

«Мы фактически имплементировали Стамбульскую конвенцию, хотя не ратифицировали ее. Есть общее понимание, что именно так и должно быть, то есть секс требует согласия. Когда людям говорят, что на секс должно быть согласие, это более четкая формулировка, чем сейчас, потому как сейчас статьи не охватывают случаев изнасилования без физического насилия, угроз, но при этом нет и согласия. Многие шутят, что нужно теперь брать письменные расписки со своих партнеров. Да, если вы не уверены в своем партнере, то берите расписку», — подчеркнул Хавронюк.

Законодательно закрепить добровольную основу сексуальных отношений, возможно, не такая уж и плохая идея, но «половое сношение с применением физического насилия» (как сейчас определяется изнасилование), очевидно, уже не предполагает добровольного согласия, ведь если бы оно было, то не нужно и физического насилия.

Картинки по запросу согласие на секс

Как бы там ни было, экс-следователь по особо важным делам МВД Руслан Сушко, который вел не одно дело в сфере сексуального насилия, уверен, что расставлять все по местам будут уже суды.

«Для поимки преступников и расследования подобных преступлений практически ничего не изменится. В пока еще действующей редакции Уголовного кодекса, изнасилование предполагает физическое насилие как таковое, и очень сложно было доказывать вину, если физического насилия не было. Теперь же законодатель ввел понятие добровольности. Да, могут быть перегибы, но уверен, что практика будет наработана, когда суды дадут разъяснение, что понимать под добровольностью или ее отсутствием», — резюмировал Руслан Сушко.

Автор:  Артур Гор; «Апостроф«

Читайте также: