Морской бой с тенью

Бессмысленность отлова в океане пиратских судов, удаляющихся от побережья на 800 и более километров, очевидна. Но заниматься эффективной борьбой с пиратами, систематически уничтожая их базы на побережье Сомали, ни у одной из стран нет желания.

Мировое сообщество, беспрестанно и бессмысленно пекущееся обо всем и обо всех сразу, от регламентированного размера коровьих стойл в Евросоюзе и борьбы с сексизмом до голодающего населения Зимбабве и душевного равновесия иранского президента Ахмадинеджада, снова допрыгалось.

На этот раз – до гармоничного завершения стремительной мутации, которая буквально за два последних года превратила когда-то почти безобидный отхожий промысел сомалийцев в явление, столь же масштабное и столь же устойчивое, что и афгано-боливийский наркотрафик, исламистский терроризм, вечный призрак иранской ядерной бомбы или глобальное потепление.

Международный статус сомалийского пиратства окончательно воссиял с того момента, когда разрешение на отстрел бандитов, захвативших в заложники капитана американского судна, было дано лично президентом Бараком Обамой.

Лидеры пиратов, явно польщенные резко возросшим уровнем заочного диалога со своими оппонентами, со сдержанным достоинством указали им на грубое нарушение принятых доселе правил игры и сообщили, что они готовы ответить на навязанную им эскалацию противостояния. Если, мол, раньше они берегли жизнь заложников как зеницу ока, стремясь исключительно к получению выкупа, то теперь пиратам придется в качестве ответной меры отстреливать попавшихся им в руки американцев, а заодно и французов, которые посмели прикончить нескольких захватчиков французской частной яхты, причем даже без специальной санкции президента Саркози. Ну а в том случае, когда и другие станут грешить избыточным применением силы в сугубо мирном финансовом процессе, стрелять будем всех заложников без учета их национальной принадлежности.

Единственное, чего не хватает для стилистической завершенности этого фантасмагорического диалога, так это ответных нот госдепартамента и Кэ д’Орсе.

Между тем ситуация, сложившаяся в Аденском заливе и в водах Индийского океана, омывающих Африканский Рог, поражает своей неумолимой абсурдностью. Один из самых оживленных трансокеанских путей, имеющих стратегическое значение для мировой экономики, на глазах у всех превращается в минное поле, грозящее парализовать морские грузоперевозки в этом регионе. Сомалийское пиратство, которое еще совсем недавно воспринималось многими как почти фольклорное или спорадическое явление, сегодня приобрело фактически индустриальный размах, что делает его практически неуязвимым перед хаотичными попытками ведущих держав мира справиться с этим злом. Достаточно сказать, что, несмотря на растущее присутствие в водах региона военных кораблей заинтересованных стран, в прошлом году, по данным ООН, сомалийские пираты совершили 120 нападений на торговые суда. Половину из них им удалось захватить и получить соответствующий выкуп.

На 10 апреля нынешнего года пираты удерживали по меньшей мере 17 судов с 250 заложниками на борту. А только за один день 14 апреля они добавили к ним еще два захваченных корабля и обстреляли третий.

Военные меры, которые до сих пор предпринимались в борьбе с морскими разбойниками, не подчиняются единой концепции и носят разрозненный характер, хотя в целом у Африканского Рога собрались достаточно внушительные силы. Но НАТО ведет собственную антипиратскую операцию, Европейский союз – свою, а Индия, Россия, а также Южная Корея и Япония, которые в ближайшее время направят свои боевые корабли в Аденский залив, действуют самостоятельно. Однако если учесть, что за год через Аденский залив проходят около 20 тысяч танкеров, балкеров и торговых судов, обеспечить их безопасность вряд ли сможет даже международная армада, действующая под единым командованием.

Между тем, судя по тому, что президент Барак Обама обещает лишь «остановить рост пиратства», а представители военно-морских сил НАТО говорят о «повышении безопасности коммерческих морских путей, жизненно важных для мировой экономики», заинтересованные страны мира готовы сосуществовать с морским разбоем, надеясь на то, что им удастся удерживать это явление «в приемлемых рамках». Характерно, что при этом все старательно избегают обсуждения истинных причин, породивших сомалийское пиратство.

Это вовсе не означает, что этих причин никто не знает или что они непостижимы, как причины стихийного бедствия. Дело просто в том, что, если о природе сомалийского пиратства заговорить, называя вещи своими именами и не прячась за стандартные рассуждения о злой доле жителей, скажем, Дарфура, Конго или того же Сомали, придется принимать адекватные меры, к которым явно не готова ни одна из развитых стран мира.

«С одной стороны, необходимо решать проблему пиратства силовыми методами, пресекая деятельность пиратов, а с другой стороны – бороться с первопричинами пиратства. Политическая анархия и тотальная бедность в регионе – вот фундамент происходящего. И только покончив с ними, можно надеяться, что на смену трем убитым пиратам не придет тридцать новых». Так, например, считает российский сенатор Михаил Маргелов. Его мнение не только логично и справедливо, но и совпадает с рекомендациями многих европейских политических деятелей.

Однако то, что они предлагают, – утопия, основанная на добросовестных заблуждениях одновременно постколониального и глобалистского мышления.

Реальность же заключается в том, что без массированного военно-экономического и социального вмешательства развитых государств с «политической анархией и тотальной бедностью» не только в Сомали, но и во многих других африканских странах – Зимбабве, Конго, Эфиопии, Судане, Нигерии – покончить невозможно.

И сегодня, и в обозримом будущем такое вмешательство немыслимо, ибо ни одна из дееспособных экономик мира не станет жертвовать собственным комфортом ради эмансипации африканцев. Оправданий этому найдется предостаточно – и международное право, и политкорректность, и суверенность национальных политических культур. Не говоря уже о мировом экономическом кризисе.

Но та же половинчатость и под теми же предлогами будет сопутствовать, точнее, уже сопутствует, и попыткам цивилизованного мира бороться с пиратством силовыми методами. Привычка давно уже приобретена: ведь мы же только и делаем, что откупаемся от Северной Кореи, чтобы она, не дай бог, не нашалила с ядерной бомбой или с кустарной ракетой. Впрочем, сомалийские пираты явно опаснее «родины чучхэ». Они все-таки еще и стреляют, и грабят. А вот чтобы прицельно выстрелить в них, нужна санкция американского президента. И это при том, что Сомали, расщепленное на полувоенные феоды, безнадежно увязшее в хаосе междоусобиц, давно уже не является суверенным государством в подлинном смысле этого термина.

Выразительной иллюстрацией этого утверждения может послужить тот факт, что в понедельник сомалийские повстанцы не постеснялись обстрелять из минометов в аэропорту Могадишо самолет американского конгрессмена Дональда Пэйна, который прибыл в Сомали специально для обсуждения с местными властями проблемы пиратства.

Случаи, подобные освобождению американского капитана или французской яхты, являются исключением из существующей практики борьбы с пиратами. Их в лучшем случае захватывают в плен и после долгих согласований сдают властям соседних с Сомали стран, например Кении или одному из сомалийских феодов под названием Пунтленд. Кстати, пунтлендский суд недавно приговорил девятерых разбойников, захваченных на месте преступления французскими военными моряками, аж к трем годам тюремного заключения.

Есть еще одно существенное обстоятельство, которое опровергает попытки сердобольных наблюдателей интерпретировать сомалийское пиратство исключительно как следствие африканской неустроенности.

Судя по тому, что пираты, как правило, прекрасно осведомлены о грузах и маршрутах кораблей, за которыми они целенаправленно охотятся, речь, скорее всего, идет о разветвленной международной сети осведомителей, работающих в крупнейших портах мира и имеющих доступ к соответствующей информации. Это уже похоже на крупную преступную корпорацию, в которой сомалийцам отведена роль исполнителей.

Пока же борьба с сомалийскими пиратами сводится к созданию и перетасовке разного рода военно-морских отрядов, которые заведомо не смогут переломить ситуацию, действуя исключительно в водном пространстве. Тем не менее уже и госдепартамент США взял на себя инициативу по созданию морских международных сил спецназначения, в которых примут участие Китай, Южная Корея и Япония и их суда.

Не нужно, однако, быть военным специалистом, чтобы понимать, что эффективной борьба с пиратами может стать только в том случае, если систематически уничтожать их базы на побережье Сомали, которое необходимо будет взять под международный военный контроль.

Беда в том, что охотников браться за это неблагодарное дело нет. Американцы травмированы неудачным опытом своего военного вмешательства в Сомали в начале 1990-х годов, европейцы гуманно ссылаются на то, что крупномасштабная военная операция приведет к жертвам среди мирного населения. Хотя ни те ни другие не строят себе иллюзий по поводу эффективности отлова в океане пиратских моторных лодок и катеров, которые удаляются от побережья уже на 800 и более километров.

Поэтому американцы сочли за благо превратить будущие антипиратские операции в национальное развлечение. Отныне представители кабельного телеканала Spike TV будут снимать реалити-шоу на американских военных кораблях, борющихся с пиратами у побережья Сомали. Фильм будет называться «Охотники за пиратами», и его покажут зрителям осенью нынешнего года.

Разумеется, если до этого времени американским морякам удастся наскочить на сомалийских пиратов.

Борис Туманов, Газета.ру

Читайте также: