«Фирмачи». Часть 1

В 8.46 утра, когда только что прибывший в шикарном «вольво» президент корпорации «Супер-Гигант» господин Клёночкин в сопровождении шкафообразного телохранителя входил в свой шикарный офис, из урны возле бронированной входной двери раздалось характерное клацанье. «Радиуправляемая… детонатор… через пару секунд – основной заряд…» — молниеносно просёк ситуацию Клёночкин, в не столь уж далёкой юности — младший сержант армейского спецназа. Стремительно метнул…

…тренированное ежедневным теннисом тело в узкую щель приоткрытой двери офиса и рухнул на мозаичный пол холла, прикрыв затылок ладонями. Телохранитель остолбенело смотрел ему вслед, застигнутый врасплох неожиданным маневром шефа.

«Допился до глюков… Пора ему лечиться от «белочки»!…» — успел ехидно подумать мордатый, а в следующую секунду мина в урне взорвалась, и дымящимися ошмётьями телохранителя стоявшее чуть поодаль авто Клёночкина заляпало с крыши до колёс. Сам президент корпорации ни капельки не пострадал, только прическа немножко измялась. Встал, спокойно отряхнул костюм от пыли и стеклянной крошки, мельком глянул на «Сейко».

«8.49. Сейчас начнётся — понаедут всякие, расспросы – допросы, журналисты с телекамерами… Половина рабочего дня — коту под хвост!..» — огорчился, равнодушно отвечая кивками на радостные вопли сбежавшихся из всех помещений офиса сотрудников, приветствующих его чудесное спасение от гибели.

И точно, спустя полчаса около офиса уже сверкали «мигалками» машины «скорой», милиции, пожарников и сапёрной службы, а лично прибывший на место ЧП заместитель прокурора города Шумский ободряюще хлопал бизнесмена то по одному плечу, то по другому, и, снисходительно поглядывая на копошащихся у развороченной взрывом двери офиса, изволил даже пошутить с хохотком, что в текущем году это уже — 13-й случай заказного убийства крупного предпринимателя в городе, и – первый, когда жертве удалось уцелеть.

«Гнида… Почти открыто угрожает!.. Не у самого ли рыльце в пушку?..» — угрюмо подумал Клёночкин, ни на миг не снимая с лица ласковой улыбочки хоть и богатенького, но законопослушного и уважающего любую ВЛАСТЬ Буратино… В толпе собравшихся вокруг него сотрудников корпорации маячила сосредоточенная физиономия начальника Службы безопасности корпорации Новостарцева, рядышком с ним о чём-то оживлённо шушукались первый вице — президент «Супер-Гиганта» Мендельсон и главный бухгалтер Решковская, а уборщица бабка Алевтина с веником и совком терпеливо дожидалась в сторонке, когда оперативно – следственная группа закончит работу на месте взрыва, и можно будет приступить к уборке.

«А ведь я уже мог валяться на земле кусками закоптившегося мяса, как этот неуклюжий охраняло – Борька…» — полузакрыв глаза, остро осознал вдруг Клёночкин, и по его спине запоздало дыхнуло морозом…

…Лишь около полудня «мигалки» укатили. Еще с полчаса ушло на улаживание текущих срочных дел, и только в половине первого Клёночкин смог наконец-то уединиться в кабинете с верным и неутомимым как сторожевой пёс Новостарцевым. Клёночкин сел за стол, кивком усадил подчиненного в кресло перед собою. Взглянул молча и требовательно.

— Судя по всему, бомбу подложили в урну ночью. Осуществлявших обход внешнего периметра здания сегодня утром двух охранников я уже уволил. – по-военному чётко доложил Новостарцев. Знал: шеф строг и не любит словоблудия. А ведь когда–то, когда они ещё были детьми и учились в одном классе с первого по десятый, «Клён» вовсе не был таким важненьким молчуном–деловаром, — обычный пацан, и сколько раз получал от Новостарцева щелбаны и «подзадники»… Всё ж таки как меняют людей власть и деньги!..

— Главное – не к а к, а – к т о!.. – с мягким нажимом сформулировал Клёночкин. Новостарцев напрягся в ожидании неприятного вопроса, и — услышал именно этот вопрос: — Мустафа?..

Мустафа «крышевал» всё, стоящее его внимания, на этой половине города, тогда как на другой хозяйничал не менее опасный бандит Лёха – Телеграф. Клёнушкин с Мустафой плотно корешился, многажды они совместно саунничали, но, по слухам (которые хоть и врут, но при этом всегда почему-то очень точны!), Мустафа был недоволен отстёгиваемым ему «Супер – Гигантом» процентом с прибыли и хотел куда больше…

Новостарцев на целых три секунды замешкался с ответом. Следовало угадать, что именно желает услышать от тебя в данную минуту шеф, и сказать ему именно это, желаемое, а вовсе не обязательно – то, что в действительности про это думаешь. Да, мотив у Мустафы — б ы л, и первый подозреваемый — именно он. Но не на это ли и рассчитывал автор покушения: подумают – на Мустафу, а в его сторону – и не глянут… Клёночкин ударит по Мустафе, тот ответит, завяжется кровавая междоусобица, обе стороны взаимно ослабят друг дружку, и сферу деятельности «Супер – Гиганта» приберёт к рукам кто-то третий, эту самую многоходовую комбинацию и задумавший… Тогда — кто — Телеграф?!. Но укажи Новостарцев сейчас на Лёху, и объективно получится, что тем самым он отводит подозрение от Мустафы, тогда шеф решит, что снюхался с ним начальник его охраны и прикрывает, а мина в урне — продукт этого самого сговора… Но свали Новостарцев «заказуху» всё ж таки на Мустафу – решит Клёночкин, что втайне башляет Новостарцеву — Лёха-Телеграф… Куда ни кинь – везде кранты!.. Вот о чем думал Новостарцев эти самые три мига..

— Полагаю, это не Мустафа и не Телеграф! — твёрдо произнёс он. Пояснил, улыбаясь: — Мы же знаем: оба они в подобных случаях предпочитают снайперов. Взрывчатка — ненадёжна, слишком много шума, страдают посторонние… Да и сработано непрофессионально: у вас оказалось несколько секунд на реагирование, а с п е ц такого шанса объекту ни за что не даст!.. Нет, мочил вас дилетант. А если профи, то — работающий «под дилетанта», в этом случае – хотели только пугнуть, предупредить, сделать посговорчивее…

«Жалеет, что я жив остался!» — догадался Клёночкин, играя физиономией глубокое раздумие над словами подчинённого. Хотя думать было нечего, и так ясно, что не Мустафа с Лёхой сработали, уж те волчары на спецов не поскупились бы… Но и Новостарцева в организации покушения не заподозришь – зачем ему? Без Клёночкина в «Супер – Гиганте» вмиг начнётся грызня за передел сфер влияния и места у кормушки, кто бы ни победил — первым делом уберут слишком много знавшего и потенциально опасного Новостарцева.

Но как безнаказанно вышвырнуть из насиженного места обладателя чемоданов компромата на всех и каждого?.. Уберечь от ответного удара в такой ситуации может только одно — пуля. При таком раскладе совсем ненадолго переживёт Новостарцев убиенного шефа… Хотя, если подумать… Теоретически возможен такой расклад: Новостарцеву некто предложил мочкануть своего шефа при условии: «Ты «валишь» Клёна, а я, став президентом «Супер — Гиганта», оставляю тебя в прежней должности, да ещё и процент от прибыли отстегну!»

Такое – допустимо, но тогда остаётся прежний вопрос: к т о?.. Явно же — не Мустафа и не Телеграф, кто-то третий… из своих!.. Его не вычислить через Новостарцева: хитёр, матёр, за эти самые свойства Клёночкиным и ценим, но при нынешней жизни и самых преданных кадров хватает года на два – три, потом – курвятся, «башляют» на свой интерес, копят компру на собственное руководство… М-да!..

По всему выходило, что Новостарцеву пора… на покой!.. Без суетиловки только. Подождать недельку – полторы, а потом — подкинуть Мустафе дезу, что снюхавшийся с Телеграфом Новостарцев пытается повесить взрыв на него, Мустафу, — Ну а тот — осерчает и шмальнет Новостарцева, а если повезёт – то и до Лёхи – Телеграфа доберётся… Вот и станет двумя лишними фигурами на доске меньше!..

Тогда, усердно корешась с Мустафой, спокойно порулить корпорацией ещё с годик — и вместе с накопленным капиталом махнуть в Швейцарию, наслаждаться жизнью на банковские проценты. Что тут — опасно, Клёночкин давно кожей почуял, сегодняшний случай — лишь подтверждение… Но просто так всё кинуть и слинять ему не дадут, сперва надо основательно зачистить концы, а уж потом… по подложным документам… разумеется — кинув давно уж надоевшую супружницу… бежать!..

— Значит, кто-то из своих сработал! — для приличия выждав немножко («Чапай думает!»), мрачновато вздохнул Клёночкин, старательно не глядя в глаза Новостарцеву, чтобы тот раньше времени не принял эти слова на свой адрес. Велел: — Вычисли гада!.. Даю тебе на это трое суток, а когда найдёшь его — наймём профи, чтобы зачистил концы…

«В глаза не смотрит… Не верит! — «пробил» мгновенно Новостарцев, морща лоб верноподданническими морщинками. — Но хочет, чтобы я думал, что он по-прежнему мне доверяет, и шестёрничал бы на него… А он при первой же возможности сдаст меня «быкам» Мустафы или «гориллам» Лёхи – Телеграфа!.. «

— Сделаем, Игорь Михайлович! — без лишнего подобстрастия, но и с чувством дистанции (шеф любил именно так, и был чувствителен к подобным нюансам) откликнулся начальник Службы безопасности. И тотчас покинул кабинет, показывая, что ценит буквально каждую секунду из отведённых ему шефом 72-х часов.

«Понял, что под «колпаком», и к т р е т ь е м у двинул – строить новые козни!» — улыбчиво глядя ему в спину, хмуро подумал Клёночкин. Дождавшись, пока дверь за уходящим закроется, погасил улыбку на лице, выдвинул нижний ящик стола и нажал одну из нескольких десятков кнопок на миниатюрном пульте управления. Теперь через селектор громкой связи он мог слушать всё, что происходит в кабинете подозреваемого номер один — первого вице – президента корпорации Мендельсона.

Ведь в случае гибели Клёна именно он был главнейшим претендентом на его место, а следовательно – и самым заинтересованным в его скорейшей кончине человеком… Пока селектор молчал — начальник Службы безопасности ещё не успел дотопать до находящегося в противоположном конце длинного коридора вице – президентского кабинета. Клёночкин подошёл к окну и осторожно, чтобы не попасть под пулю снайпера, выглянул в щёлочку между штор. У развороченного взрывом входа уже всё аккуратно подмели, и даже новую мусорную урну успели выставить — надо полагать, для облегчения работы организаторам новых покушений..

«Все хотят моей смерти!» — прозрённо понял Клёночкин. Никому нельзя верить… А ведь скольких старинных корешей ввёл он в корпорацию и обогрел высокой зарплатой именно с целью всегда иметь под рукой преданную команду… Одних однокашников набрал целую дюжину, включая и свою бывшую классную руководительницу, а толку?.. Каждый при первой же возможности готов всадить тебе в спину острый ножик!.. Что-то стряслось с нашим людом в последнее время, гниловат стал народец, скурвился, кто не ворюга – тот душегуб, а все прочие — халявщики… А ведь в самом начале было всё совсем по-другому…

Клёночкин расслабленно заулыбался, вспомнив, как в первый год существования корпорации затеял торговлю импортной водкой и понес гигантские убытки лишь из-за того, что дорвавшиеся до дармовой водки сотрудники корпорации хлестали закупленный для перепродажи продукт ящиками, вагонами, эшелонами… Сколько ни закупалось — всё уходило на внутреннее потребление. Да, безалаберный тогда был народец, дисциплиной наёмного работника и не пахло, смешно вспоминать: многие из одноклассников даже по-прежнему в лицо называли своего президента Клёном!..

Но зато каждый был – как открытая книга, подлянок за твоей спиною никто не гнал, и завсегда была под рукою кагорта преданных соратников… Сейчас – совсем другое!.. Себе самому – и то доверяешь лишь по большим праздникам, о других и говорить смешно. Мир катится в тартарары!.. Ну ничего… Вот отправятся на свет иной Мендельсон с Новостарцевым и Мустафа с Телеграфом, появится поле для маневра, а там и за бугор свалить удастся… Благодать!..

Тем временем явно не планировавший собственной кончины Новостарцев шел по коридору, заранее зная, что сейчас вон из той двери рядом с подметавшей пол старушкой – уборщицей высунется дожидающийся в нетерпении его выхода от шефа любопытствующий Мендельсон и зазовёт под благовидным предлогом к себе в кабинет, для конфиденциальной беседы. Точно – высунулся, поморгал навстречу, попросил жалобно:

— Колян, загляни на минутку!

Новостарцев зашёл, — не гордый. Когда каждодневно общаешься с разным зверьём и совместные дела ведёшь, поневоле ценишь каждый проявленный к тебе знак внимания, пусть даже от него за километр и попахивает наглым лицемерием… Ведь кто знает, от какого пустяка может зависеть твоя жизнь завтра, и какую в будущем пользу принесёт тебе вот этот играющий с тобою в хитроумные игры человек?.. А потому золотое правило: цени – каждого, и бойся — всех!..

Окончание следует…

Автор: Владимир Куземко, специально для «УК»

Читайте также: