Украина больна матом

В длинном перечне недопустимых поступков молодые украинцы, участвовавшие в исследовании Института Горшенина «Молодежь Украины», называли употребление ругательств, но только 1,7% опрошенных сочли для себя неприемлемой нецензурную речь. Что ж, страна наша «заматерела».

Автор: НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА, Первая Крымская

В прошлом году ректор одного из российских медицинских вузов услышал однажды у стен учебного заведения замысловатые матерные конструкции, автором которых оказался студент-третьекурсник. В тот же день на свет появился приказ об отчислении молодого человека. Позже суд решил, что за употребление ненормативной лексики будущего медика не имели права изгонять из студенческих рядов. Но это первый и, пожалуй, единственный случай на просторах СНГ, когда кого-то попытались наказать за мат. Как правило, люди, из уст которых вылетает непристойная брань, даже не удостаиваются общественного порицания: к этому все привыкли.

На протяжении многих столетий нецензурная лексика подвергалась преследованиям. За ругань в общественном месте в царской России били кнутом, а в СССР сажали на 15 суток. Однако мат не только не удалось искоренить, но в молодежной среде он сейчас чуть ли не вытесняет русский язык. 

Язык мой — враг мой. Безуспешная борьба с русским матом

О «черном» слове

Весной этого года украинские литераторы и работники культуры выступили с инициативой учредить в нашей стране день без мата. Трудно сказать, приживется ли у нас такая «красная дата», ведь мат стал явлением обыденным и всеобъемлющим. Доцент кафедры межъязыковых коммуникаций и журналистики факультета славянской филологии и журналистики ТНУ Юлия Голодникова полагает, что в первую очередь стоит говорить о смещении норм цензуры в массовой культуре: брань «по матушке» превратилась в нечто допустимое и дозволенное, табу на употребление ряда слов уже не существует.

Что с того, что в телешоу речь матерящихся оппонентов заглушают писком: зритель прекрасно понимает, что именно и кем было сказано. Такие моменты не вырезают, напротив, считается, что они придают остроту передачам, стимулируют интерес аудитории, а замаскированное точками ругательство в печатном издании пробудит любопытство читателя.

Интернет, вообще, превратился в матерную вольницу. С одной стороны, анонимность пользователей стимулирует разгул нецензурщины, с другой, это своего рода код: «Я свой, я такой же, как вы, примите меня!»

Для молодежи изменились представления о том, что ни в коем случае не принято произносить в обществе. Поэтому сегодня немало молодых людей и девушек говорят матом — не ругаются, а именно строят предложения из нецензурных слов, чтобы довести до собеседника свою мысль. «Мат также позволяет выплеснуть агрессию, чем больше в нашей жизни негатива, тем выше потребность в брани, — пояснила Юлия Голодникова. — Матом люди реагируют как на необычную ситуацию, так и на клишированную». Одним и тем же энергичным выражением характеризуется в ссоре и чем-то не угодивший человек, и некстати подвернувшаяся на дороге колдобина.

Какую-то лепту в торжествующее шествие мата в нашем обществе наверняка вносит упадок интереса к чтению, что напрямую связано с оскудением речи. Все, что человек затрудняется назвать или охарактеризовать приличествующим словом, заменяется невнятным мычанием или непечатными конструкциями.

Незапретный плод

Большинство людей, которые позволяют себе площадную ругань, оперируют всего четырьмя классическими «черными» словами-китами, на которых покоятся все матерные конструкции. На большее не хватает словарного запаса. Хотя в вышедшем пять лет назад украинском «Словаре нецензурной лексики и ее производных» Леси Ставицкой перечислены 5 тыс. бранных слов и словосочетаний.

Социальную карту мата можно было бы представить себе как сплошную зону вседозволенности с отдельными оазисами свободной от нецензурщины речи. Если судить по тому, как охотно среднестатистический человек прибегает к ругательствам, все меньше с каждым годом становится людей, которые «вырастают» из повседневной матерной речи, когда меняется их статус, социальная группа, круг общения.

И кстати, мат уравнивает всех. «Иностранцы, которые приезжают к нам учиться, в первую очередь усваивают матерные слова, — привела пример Юлия Голодникова. — Кратко, емко, эмоционально, универсально: не нужно размышлять, какой глагол применить в том или ином случае, просто проговаривается та или иная матерная конструкция. Кроме того, мат удобен тем, что дает возможность общаться «ни о чем» — и собеседникам не нужны общие интересы, не нужно показывать уровень своего интеллекта, делиться тем, что тебя взволновало. И многих это устраивает».

Зачастую мат вместе с вызывающим поведением становится своего рода компенсацией для молодых людей. Примером может послужить компания подростков из села, которые приехали в город «погулять». Они не испытывают потребности в каких-то культурных зрелищах, финансово и интеллектуально несостоятельны, не имеют перспектив подняться по социальной лестнице. Поэтому члены шумной матерящейся компании в своих собственных глазах вырастают и, возможно, своей бранью неосознанно мстят проходящим мимо и с виду более успешным людям.

После ночи, проведённой в милиции, от мужа Натальи Ефимовой остался только череп. Этот совершенно дикий случай произошёл прошлым летом. С тех пор почти год жительница Курской области Наталья Ефимова пытается узнать правду о гибели своего мужа. Женщина в отчаянии — «по другую сторону баррикад» местная милиция и прокуратура.

Ругаться матом смертельно опасно

Кто сильнее по «матчасти»?

Считается, что нецензурную пальму первенства среди профессиональных групп прочно удерживают моряки и военные: якобы с помощью энергичных и коротких матерных конструкций на редкость удобно командовать. Общепризнанно, что не лезут за словом в карман ремонтники, геологи, милиционеры.

Но полноценного исследования того, «кто сильнее по матчасти», никто не проводил. А вот агентство HeadHunter интересовалось, кто «красноречивее» среди офисных работников. Лидерами оказались сотрудники СМИ и рекламы, от которых отстали компьютерщики, специалисты в области транспорта, строительства, недвижимости, ресторанного дела. Самыми сдержанными на язык оказались «белые воротнички», работающие в области оказания услуг населению.

Наверняка места лишения свободы, где мат — неотъемлемая часть речи, могли бы посостязаться за первенство в подобных рейтингах. Руководитель крымского центра ресоциализации бывших заключенных «Айболит» Елена Филипьева считает, что искоренение нецензурной брани напрямую связано с духовным ростом человека. «Я много раз видела, как менялась речь людей, которые, отбывая срок, повернулись к Богу, — рассказала она.

— Это преображение, конечно, происходит не сразу, но видно, как они учатся контролировать себя. Был случай, когда вышедший на свободу человек, ранее долго употреблявший наркотики и оказавшийся среди верующих, три дня не разговаривал. Потом признался, просто не знал, как, — практически весь его словарный запас был матерным». Мат заразен: по наблюдениям психологов, сотрудники колоний и СИЗО — культурные, образованные и воспитанные люди — через какое-то время начинают сначала слегка удобрять речь матом, потом этот язык становится им привычным. И они несут его в семьи. Себя же обманывают тем, что «так нас быстрее понимает контингент».

Борьба с пресловутой «русской мафией» осложнялась тем, что западные полицейские, даже изучавшие классический русский язык 19 века, извините за выражение, «ни болта не рубили» не только в воровской фене, но и в обыденной речи обычного русскоговорящего индивидуума образца конца века двадцатого. Со временем, острую нехватку в носителях «великого и могучего» стали ощущать правоохранительные органы таких экзотических стран, как, скажем, Сингапур или Япония. Специально созданные «русские отделы» не могли справиться с такими элементарными задачами, как, например, допрос задержанного русского морячка.

Мы матом не ругаемся, мы им разговариваем…

Устами младенца

Известная пословица утверждает, что устами младенца глаголет истина. Если это так, то истина нашего времени на редкость неприглядна и грязна. Примерно к 7 — 8 годам все дети знакомы с нецензурными словами, многие их уже активно употребляют. «Когда мы принимаем в стационар ребенка, ругающегося матом, всегда встает вопрос о разделении понятий: что это, признак нарушения психического здоровья или результат влияния привычной среды, — рассказала заведующая детским отделением Крымской республиканской психиатрической больницы №1 Евгения Блинчик.

— Для некоторых психических заболеваний характерно обильное уснащение речи нецензурными оборотами. То, что сейчас именуется бранью, — очень ранняя форма коммуникации. Есть огромная группа заболеваний, при которых желание ругаться становится невыносимым, и встречаются эти состояния довольно часто».

Впрочем, не так давно в ряде заболеваний исключили мат из перечня симптомов, свидетельствующих о наличии какой-то аномалии в психике: для общества ругань стала такой же естественной, как сердцебиение. «И у нас были дети, выросшие в атмосфере мата, — сообщила Евгения Блинчик.

— Они смотрели с изумлением, когда их поправляли, чуть ли не впервые слышали нормальные названия каких-то предметов или действий. У них была норма интеллекта, поэтому к концу пребывания в стационаре количество матерных вставок в речи уменьшилось значительно. Более того, дети стали соотносить, где они произносят неприличные слова, с кем в это время разговаривают, стали контролировать себя».

Для подростков брань — это желание показать, какие они взрослые, либо так они хотят продекларировать принадлежность к «своей» стае (непохожих и нестандартных не любят, избегают, травят). Когда они сбиваются в компании, злоупотребляя алкоголем, пробуя наркотики, то мата становится больше и потому, что страдают участки лобных долей мозга, ответственных за контроль поведения человека.

…В длинном перечне недопустимых поступков молодые украинцы, участвовавшие в исследовании Института Горшенина «Молодежь Украины», называли употребление ругательств, но только 1,7% опрошенных сочли для себя неприемлемой нецензурную речь. Что ж, страна наша «заматерела»…

Читайте также: