Масштабные расстрелы в США: кто виноват и что делать?

Страшная трагедия произошла в Коннектикуте: расстрел ни в чем не повинных людей, среди которых 20 жертв — дети. Остается только надеяться, что власти нашей страны, наконец, очнутся и примут законы, ограничивающие доступ к огнестрельному оружию.

 Цифры владения огнестрелом в США не могут не поражать воображение: на руках у населения 300 млн стволов. 300 млн!!! В каждой третьей американской семье имеется хотя бы один ствол. Поэтому не удивительно, что от огнестрельных ран ежегодно умирают более 30 тыс. человек: 11 тыс. приходится на убийства, 16 тыс. — на самоубийства.

Противники запретов на распространение оружия могут сказать, что за последние 30 лет число убийств значительно сократилось. И я с ними соглашусь.

Однако и им придется согласиться: за это же время в нашей стране резко возросло число массовых расстрелов. Как пишет «Уолл-стрит джорнэл», если принять во внимание, что в ходе этих расправ погибли не менее двух человек, то в 80-е годы прошлого столетия в стране имело место 18 случаев массовых расстрелов, в 90-е — 54, в 2000-тысячные уже 87.

Неприятные данные, но что пугает более всего — тенденция на возрастание количества подобных инцидентов. Отметим еще одну тенденцию — использование изуверами т.н. assault weapons («наступательного или штурмового оружия»): полуавтоматического оружия с многозарядными магазинами, позволяющего убивать максимально возможное число за небольшие отрезки времени. К наступательному или штурмовому оружию в США относят винтовки и карабины, находящиеся на вооружении силовых структур и армии.

Полностью автоматические штурмовые винтовки и карабины для продажи гражданам в США запрещены на основании закона от 1934 года — National Firearms Act. Запрет на владение полуавтоматическим наступательно-штурмовым оружием гражданскими лицами был принят в 1994 демократическим большинством Конгресса по настоянию президента Билла Клинтона и действовал до 2004 года. Президент Джордж Буш-младший и его однопартийцы-республиканцы продлевать закон отказались.

Надо сказать, что принятие антиоружейных законов в США — шаг политически очень рискованный. Против любых, даже самых мягких мер в этой области выступает влиятельнейшая «Национальная стрелковая ассоциация», в рядах которой миллионы владельцев огнестрельного оружия. В 1994 году руководство ассоциации предупредило Клинтона, что его партию ожидают большие неприятности на выборах в Конгресс, если закон против assault weapons будет принят. Свое слово оружейники сдержали: демократы потеряли 20 мест в Палате представителей, что в немалой степени предопределило переход нижней палаты Конгресса в руки республиканцев — впервые за 40 лет.

Президент Обама, несмотря на весь свой либеральный имидж, за все время своей первой каденции не предложил ничего в области ограничения распространения огнестрельного оружия. Надо полагать, памятуя о последствиях 1994 года. Но дело не только в истории. Изменилось и настроение общества. 80-е — начало 90-х годов были временем разгула преступности, многие серьезно опасались за собственную безопасность. Только в одном Нью-Йорке, напомню, в 1990 году были убиты более 2200 человек.

В 1996 году, согласно исследованию службы Гэллапа, 57% американцев поддерживали запрет на владение «наступательно-штурмовым оружием», против было 42%. В прошлом году, задав своим респондентам этот же вопрос: вы за или против запрета на assault weapons, были получены данные: 53% американцев были против и только 43% за. Согласно прошлогоднему исследованию службы Гэллапа, резко снизилось число американцев (по сравнению с 1991 годом), которые готовы поддержать более жесткий контроль над распространением оружия в целом.

Должно было случиться нечто экстраординарное (участившиеся массовые расстрелы на настроения масс как-то не влияли, о них старались быстрее забыть) чтобы нация очнулась.

Сегодня есть надежда, что политики, в том числе и президент, готовы ограничить доступ к огнестрельному оружия. Мера, на мой взгляд, запоздалая, но лучше позже, чем никогда.

Обама поручил вице-президенту Джо Байдену возглавить группу правительственных экспертов, которой дано задание выработать конкретные предложения. Среди этих мер будет, по всей вероятности, новая редакция закона от 1994 года. По мнению экспертов, если Белый дом действительно решительно настроен на противостояние с «Национальной стрелковой ассоциацией» и готов добиваться ужесточения оружейных законов, Обама должен:

— четко и недвусмысленно изложить свою позицию по данной проблеме;

— указать, какие именно законы о контроле над распространением огнестрельного оружия он намерен принять;

— действовать быстро и решительно, пока боль от трагедии в Коннектикуте не утихла.

Что же именно может предложить Конгрессу для рассмотрения Белый дом?

Во-первых, восстановление запрета на продажу гражданским лицам полуавтоматического оружия с магазинами с большим числом патронов.

При этом администрация президента должна устранить лазейки, которые имелись в законе от 1994 гола. Основным упущением был пункт, разрешавший производителям оружия армейского образца модифицировать его таким образом, что оно продавалось как обычное оружие. При этом убойная сила винтовок и карабинов оставалась прежней из-за многозарядных магазинов.

Во-вторых, Обама должен настоять на запрете продажи оружия частными лицами, не являющимися лицензированными дилерами. Дело в том, что по ныне существующим законам только лицензированные дилеры обязаны проверять биографические данные покупателя. На частников данное требование не распространяется, что позволяет им реализовывать принадлежащие им пистолеты, ружья и карабины на оружейных ярмарках кому угодно без необходимости проверки личных данных. Такой запрет, считают эксперты, значительно ограничит возможности нелегальных торговцев оружием приобретать его на ярмарках и перепродавать в штаты с жесткими антиоружейными законами.

В-третьих, президент может использовать в федеральном законодательстве опыт законов о контроле над распространением огнестрельного оружия в штатах. Например, некоторые штаты ограничивают число приобретаемых «стволов» за один раз. Другие штаты требуют от покупателя при каждом приобретении оружия ставить в известность правоохранительные органы.

Безусловно, самым важным из всех этих предложений является полный запрет на продажу «наступательно-штурмового оружия», потому как даже самые тщательные проверки не могут гарантировать от его попадания в руки неадекватных личностей, не имевших прежде проблем с законом или психиатрическими учреждениями. Журнал Mother Jones проанализировал ситуацию с оружием, которое использовали убийцы в 61 массовом расстреле за последние 30 лет.

Оказалось, что из 139 стволов, из которых были убиты и ранены люди, 75% приобретались легально. Оружие, из которого Адам Ланца хладнокровно расстрелял 20 детей, его мать (она стала первой жертвой обезумевшего сына) купила на законных основаниях. Стрелок из орегонского Clackamas Mall, застреливший двух человек на прошлой неделе, свое оружие украл. Важно отметить, что большинство из 139 стволов относятся именно к «наступательно-штурмовому оружию».

Пришло время покончить с этим злом. Иначе… Иначе трагедия в Коннектикуте, поразившая нацию в самое сердце, а что может быть ужаснее резни, жертвами которой стали дети, завтра превратится (дай Бог, чтобы мои слова не оказались пророческими) в кровавую, но обычную рутину. Очень бы этого не хотелось.

Очень бы не хотелось, чтобы демагоги типа Ларри Пратта, исполнительного директора Gun Owners of America продолжали зомбировать нацию своим бредом.

«Кровь детей из Коннектикута — на руках сторонников контроля над продажей оружия. Это по их милости ни учителя, ни завучи, ни директор школы в Ньютауне не были вооружены и поэтому не дали отпору стрелку».

Господин Пратт, вы в своем уме? Даже если бы учителя имели оружие, стали бы они стрелять в классе, где много детей? И не забыл ли оружейник Пратт, что мы живем в Соединенных Штатах, но вовсе не в Сомали или Афганистане.

Слушая таких, как Пратт, так и хочется сказать: «Боже, храни Америку»…

Автор: МИХАИЛ ТРИПОЛЬСКИЙ,  rusrek.com 

Читайте также: